/ Анастасия Барашкова

Четверть якутских детей растут без отца

В 2014 году по сравнению с 2015 годом возросла доля детей, родившихся у женщин, не состоящих в зарегистрированном браке. Почему так происходит и чего ждать в будущем от такого количества неполных семей?

В свое время профессор Борис Попов занимался семейными отношениями коренных народов всего Северо-Востока России. У него было много хороших исследований, в том числе на примере внебрачной рождаемости тех лет у разных народов. Для каких-то народов это было в порядке вещей, чуть ли не в традиции. У якутов это было позором. Женщина, родившая ребенка вне брака, подвергалась общественному осуждению. А к ребенку обидное клеймо – безотцовщина – прилипало на всю жизнь. То же самое наблюдалось и во многих российских деревнях.

В традиционном обществе брак был обязательным и выполнял биологическую функцию. Тем не менее, к концу XIX века по данным переписи, существовало огромное число вообще никогда не состоявших в браке мужчин и женщин коренных народов.

Причины – традиционные табу – например, когда до девятого колена нельзя было смешиваться в браке, строгое следование правилам так называемого брачного круга. Немаловажным является и малочисленность коренных народов, проживавших к тому же изолированно.

Официальная статистика стала публиковать сведения о детях, родившихся у матери, не состоящей в зарегистрированном браке, только с 90-х годов и поэтому могло сложиться впечатление, что явление внебрачной рождаемости появилось именно в этот период и сразу же обрело такие масштабы. По статистике, большая часть матерей-одиночек очень молодые, даже юные девушки. Возможно, нет культуры использования контрацептивов. Значит, должна быть обучающая, ненавязчивая, спокойная и пошаговая программа обучения, предостережения от случайных связей.

Порядка 37-38% детей республике рождаются у женщин, состоящих в незарегистрированном браке. При этом, в свидетельстве о рождении ребенка практически всегда указывается отец. Матерей-одиночек мало, просто большинство женщин, родивших детей вне брака, не регистрируют свои отношения с отцом ребенка, обретают статус матери-одиночки. Не хотелось бы думать, что единственной причиной этой волны добровольного отказа от отца ребенка являются юридические преференции 90-х годов.

Самое неблагоприятное демографическое последствие распространения внебрачной рождаемости – это накопление в семейной структуре населения неполных семей. Существует также угроза того, что дети, выросшие в неполной семье (как в фактической, так и с «воскресным папой»), в последующем, в своей жизни будут следовать модели семьи своих родителей, как положительного примера, так и отрицательного.

Анастасия Барашкова – кандидат экономических наук, ведущий научный сотрудник Института региональной экономики Севера Северо-Восточного федерального университета.

Автор фото: Светлана ПАВЛОВА, из архива редакции новостей СВФУ

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.