/ Юрий Жегусов

Компромисс как поражение?

Необходимость договариваться, умение идти на компромисс ‒ неотъемлемая часть общения. Но почему в России слово «компромисс» зачастую равносильно поражению, откуда у нас такая негативная ассоциация с этим словом?

Компромисс можно рассматривать как в плане межличностного общения двух отдельно взятых человеческих индивидуумов, так и в плане социальных групп и государств. Если рассматривать базовую ячейку общества, семью, то умение идти на компромисс между ее членами во многом зависит от социальной зрелости людей.

Жизненные ситуации, когда один из супругов постоянно идет на уступки, а другой это не ценит и продолжает давить на свою вторую половину, нередки. Примером подобных односторонних уступок может быть явление, прозванное в народе подкаблучничество. Это может быть одной из причин негативного отношения к компромиссу.

Если брать отношения между государствами, то в политическом плане компромисс зачастую становится предметом всевозможных спекуляций. Как мы помним из недавней истории, Советский Союз находил компромиссные решения в переговорах с США и блоком НАТО об ограничении стратегических ядерных вооружений, нераспространении военных блоков и т.д.

Вообще на уровне социальных групп и государств настоящий компромисс возможен при паритете сил, как было при переговорах между СССР и США, когда обе стороны следили за тем, чтобы их интересы не были ущемлены. В случае, когда одно государство превосходит другое по вооружению, достижение полноценного компромисса маловероятно.

Идет навязывание правил игры сильной стороной вплоть до военного вмешательства в случае отказа играть по их правилам. За примерами далеко ходить не надо: события последних лет в Ливии и Сирии ‒ наглядное тому подтверждение.

Думаю, что в дальнейшем эти клубки противоречий на международной арене будут только нарастать, обострятся старые и возникнут новые конфликтные ситуации. Политикам в этих условия будет гораздо сложнее находить компромиссные решения, чем раньше.

Юрий Жегусов ‒ кандидат социологических наук, научный сотрудник Института гуманитарных исследований и проблем малочисленных народов Севера СО РАН

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.