/ Семен Григорьев

Мамонтовые кости: найти и продать

Прошел год, как власти Якутии решили добиться включения бивней мамонта в Общероссийский классификатор полезных ископаемых и полезных вод. Время идет, а наука теряет ценные артефакты мамонтовой фауны.

Пару лет назад Госкомгеология РС(Я) разработала проект федерального закона по регулированию сбора и оборота мамонтовой кости, в котором участки недр ископаемой мамонтовой кости предлагается отнести к участкам недр местного значения. Мы полностью поддерживаем этот законопроект, так как его принятие решило бы многие проблемы в этой области. Однако воз и ныне там.

Потенциальные ресурсы бивней только на севере Якутии могут составлять до 450 тысяч тонн. Мамонтовая кость пользуется устойчивым спросом как на внутреннем, так и на зарубежном рынке.

Мы, специалисты Музея мамонта Института прикладной экологии Севера СВФУ, не можем контролировать нелегальную добычу. Координатором по республике назначен отдел изучения мамонтовой фауны Академия наук РС(Я), но они тоже мало что могут сделать. В законе «О недрах» указано, что мамонтовая кость – это полезное ископаемое, но закона о его добыче нет, и люди, заготавливающие это сырье, становятся нарушителями из-за отсутствия регулирующих механизмов. Ископаемые остатки мамонтовой фауны регулируются законом «О недрах», но это не совсем правильно, так как это специфический биогенный ресурс.

По закону, человек, который ищет палеонтологические останки, должен оформить лицензию на недропользование. Для жителей арктических районов сложно все это организовать в силу территориальной недоступности или обычного игнорирования закона. Не секрет, что экономическая ситуация в сельской местности нелегкая, а в арктической зоне тем более. Я это к тому, что у нас сложился стереотип что все кто занимается сбором бивней мамонта непременно связаны с криминалом и сплошь миллионеры. На самом деле разбогатевших людей среди них единицы, большинство же вынуждены этим нелегким и зачастую опасным трудом заниматься чтобы как-то прокормить свои семьи, купить технику чтобы искать те же бивни и так по кругу.

Поэтому «черная палеонтология» становится массовой. Жители арктических районов Якутии занимаются добычей бивней, не имея лицензии и не ограничиваются поверхностным собирательством, а применяют мощные помпы для вымывания бивней из слоя почвы. В результате происходит размывание и обрушение берегов рек и озер. К сожалению, такая практика встречается сплошь и рядом.

Есть другая проблема, экологическая, связанная со сбором бивней и с каждым годом все нарастающая. В последние годы сборщики уже не ограничиваются поверхностным сбором бивней, а применяют мощные мотопомпы для их поиска, размывая огромные площади водоохраной зоны. Как правило, размываются так называемые «мамонтовые кладбища», которые безвозвратно теряются для науки. Рядом с такими массовыми скоплениями костей очень часто если не всегда встречаются стоянки древнего человека, которые тоже уничтожаются.

Но в этом случае палка о двух концах. Если бы не они, местное население, не было бы многих находок. Есть люди, которые хотят, чтобы уникальные экспонаты оставались частью истории. Нельзя всех стричь под одну гребенку – бывает так, что люди находят случайно. Мы стараемся работать с местным населением, чтобы все было в русле закона, чтобы они помогали науке.

Семен Григорьев – кандидат биологических наук, заведующий лабораторией «Музей мамонта имени П.А. Лазарева» Института прикладной экологии Севера Северо-Восточного федерального университета

Фото: из архива Музея мамонта СВФУ

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.