/ Галина Арапова

«Ни пресса, ни власть не должны быть лояльны друг к другу»

Говорить о свободе прессы в России – это все равно, что обсуждать мифы. Как недавно сказал президент Фонда защиты гласности Алексей Симонов, свобода слова, как линия горизонта, она есть везде, но нигде не достижима.

Есть одна форма отношений – ни пресса, ни власть не должны быть лояльны друг к другу. Пресса должна быть независима от власти, от влиятельных игроков на бизнес-рынке, от политики. Но на деле это не всегда так.

Есть города, где пресса и власти находятся либо в состоянии «любви до смерти», либо в состоянии жесткого конфликта. Ни то, ни другое не способствует цивилизованным отношениям. Пресса должна быть зеркалом общественных процессов, в том числе и объективно отражать то, как выполняет свою функцию власть.

За последние два года было принято столько законов, ограничивающих права журналистов, свободу слова и распространения информации, сколько не было принято в течение предыдущих 15 лет. Эти законы, по сути, персонифицированная реакция депутатов Госдумы на конкретные материалы с критикой их работы, о них самих, их семьях и т. д. Вместо качественной парламентской деятельности мы имеем по сути личную месть с использованием служебного положения.

Так, после публикаций о том, где учатся дочки депутата Госдумы Сергея Железняка или во сколько оценивается дача с шубохранилищем главы РЖД Якунина, мы получили новую статью 152.2 в Гражданском кодексе, которая начала действовать с 1 октября 2013 года. В ней вводится запрет на распространение информации без согласия гражданина о фактах его биографии, участии в судопроизводстве, о его месте пребывания, происхождении. То есть, что бы вы ни сказали о человеке, это можно расценить как вмешательство в частную жизнь.

Например, журналисты пишут, что кто-то когда-то через суд развелся с женой. Значит, они выдали факт биографии и сообщили об участии в судопроизводстве – а это сразу два нарушения. С таким законом вообще невозможна работа в жанре журналистского расследования. Любая критическая публикация, например, о том, что чиновник купил не соответствующую его доходам квартиру, даст как минимум повод судиться с газетой.

Сейчас Госдума пытается максимально урегулировать интернет. За последние месяцы законодательных инициатив набралось с десяток. Причем все запреты можно применить к любой ситуации. Стыдно, что у нас законодательные ограничения вводятся не для защиты более значимых благ, а чтобы оградить сильных мира сего от критики.

У нас слишком много внимания уделяется деятельности власти и криминальной хронике. Государственная политика направлена на монополизацию СМИ, властям нужно, чтобы о них писали хорошо, а СМИ нужны средства к существованию. Как следствие, мы имеем обилие позитивной информации о работе власти и недостаток конструктивной критики.

Другая проблема – криминал. Журналисты оправдываются тем, что дают ответ на запросы общества. Криминальные новости действительно популярны у читателей, но их изобилие создает тягостное ощущение. Люди привыкают к негативу и считают это нормой. Хочется, чтобы журналисты уделяли больше внимания значимым общественным проблемам, давали меньше шаблонных текстов и пресс-релизов.

Источник: mmdc.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.