/ Виталий Манский

Что мы смотрим? Или почему в кино так много слов?

Меньше слов, больше реакций – таков ответ Виталия Манского на вопрос: «Каким должно быть кино?». Позволяет ли документальное кино воспринимать мир объективно?

На российских телеканалах документальное кино показывают за редчайшим исключением, и оно, по сути, далеко от кинематографа. Это иногда очень качественный, порой довольно интересный, но все-таки прикладной форматный продукт. На телевизионных каналах других стран есть специальные слоты для документального кино, и показывать документалистику для них ничего не стоит. У нас в России только на канале «Культура» есть такой слот.

В искусстве не бывает объективности, в искусстве все субъективно. Существует заблуждение, что документальное кино – документально, но это совсем не так. Даже ксерокопия – это уже не документ. С одной стороны в документальном фильме есть фактические события, а с другой − автор снимает фильм так, как он сам его видит.

Документальное кино должно существовать без дидактики. В картине «Труба» я сделал так, чтобы зритель абсолютно свободно мог существовать в рамках фильма и выходить после просмотра фильма с собственными ощущениями и умозаключениями. И поэтому в «Трубе» мало слов. Ведь документальное кино лучше видеть. Это принципиальное отличие от телевизионных документальных программ, которых брендируют как документальное кино. Они все существуют только на звуке. И более того, этот звуковой текст отключит ваше сознание, он вам сам все скажет – не нужно будет размышлять. Природа документального кино такова, что ее будут смотреть и через двадцать, и через сто лет. Это летопись нашего времени, так сказать, некое послание в будущее, в котором, я уверен, мы будем жить по-другому.

Виталий Манский – российский режиссер документального кино, продюсер, президент фестиваля «Артдокфест» и Национальной премии в области неигрового кино «Лавровая ветвь»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.