/ Анатолий Алексеев

Современная наука – феномен коммерческий?

Принято считать, что наука ‒ это совокупность теоретических и практических знаний о действительности. Трудно не согласиться с этим утверждением, наука поистине выступает как путеводитель человечества. В век поголовного отрицания зародилось немало высказываний о бесполезности науки, о ее несостоятельности. Итак, как же распознать науку? И действительно ли, что наука должна быть продаваема?

Есть такое шутливое высказывание, что наука разочаровала человечество трижды. Первое разочарование принес астроном Николай Коперник, доказав, что Земля не является центром Вселенной, а является самой рядовой планетой, каких множество в Солнечной системе. Второе разочарование связано с именем естествоиспытателя XIX века Чарльза Дарвина, который утверждал, что человек произошел от обезьяны. А третье ‒ с именем основоположника психоанализа, австрийского невропатолога Зигмунда Фрейда, считавшим, что человек не управляет своим поведением, а является заложником своих инстинктов и желаний.

Наука невозможна без гениев. Но она так же невозможна и без тех, кто работает в ней. В современном обществе трудно сделать открытие на мировом уровне одному гению. Наука, она ведь коллективна. Это нужно понять и якутской науке, где требуются междисциплинарные комплексные исследования. Тогда будут прорывы, будут достижения. В большинстве научных лабораторий и физики, и археологи познают, анализируют, проектируют совместно. Так и должно быть. Что касается узкоспециализированных лабораторий, то в ходе исследования они обязаны вести сотрудничество и с другими научно-исследовательскими лабораториями, чтобы добиться наилучших результатов.

Мотивация должна быть в любом виде деятельности человека.

Почему в эпоху античности процветало рабовладельческое общество? Потому что появилась некая группа людей, имевшая некую величину в денежном эквиваленте, а также некое количество времени, чтобы уделять тем самым научным познаниям. Вывод: только правящая верхушка могла себе позволить заниматься наукой. Если мы обратимся к античности, то увидим, что и Гораций, и Овидий, и другие ‒ выходцы из имущих слоев. Также и в России, например, граф Лев Толстой. Но, как известно, нет правила без исключения: Тарас Шевченко, Максим Горький…

У каждого ученого показателем успешности служит его цитируемость. Репутация – это своего рода конкуренция. В любом роде деятельности существуют некий табель рангов. В науке это мэтры, в литературе – классики.

В какой-то степени наука и должна быть коммерческой. Очень много невостребованных научных открытий. Долгое время в России существовали так называемые прикладные институты. В целом замысел был довольно перспективный, но на практике получилось не очень. Почему? Потому что эти прикладные институты должны были брать готовые фундаментальные теоретические разработки у академических институтов, потом их доводить до опытного образца. Но на самом деле прикладные институты стали самостоятельно заниматься добычей новых знаний, невзирая на уже разработанные Академией наук данные. Более того, они, осознавая, что их «открытие» намного хуже, не переставали защищать так называемое свое «открытие», пытаясь его протолкнуть. К сожалению, в 1980-х большинство прикладных институтов погибло. Научные труды должны продаваться, но они будут иметь цену, если будут востребованы.

Анатолий Алексеев – директор Института гуманитарных исследований и проблем малочисленных народов Севера СО РАН. Доктор исторических наук, профессор, действительный член АН РС(Я) и Международной академии наук высшей школы.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.