/ Епископ Роман

Жить, чтобы жить

Зачем мы живем? Классический ответ «смысл жизни – в самой жизни» на самом деле ответом не является. Так зачем нам дана жизнь?

Каждый человек понимает, что он смертен. «Летай иль ползай, конец известен: все в землю лягут, все прахом будет», – справедливо замечает персонаж рассказа Максима Горького «Песня о соколе». На фоне героически рвущегося к насыщенной и свободной жизни Сокола Уж выглядит скучным обывателем, приспособленцем, но по сути-то он прав. Человек смертен и смертен неизбежно. Убежать от смерти нельзя.

Во все времена вся человеческая культура пыталась выдернуть человека из процесса умирания, запускающегося в момент рождения. «Нет, весь я не умру – душа в заветной лире мой прах переживет и тленья убежит», – устами А.С. Пушкина говорит творчество. «Мы живем на благо будущих поколений!» – предлагала марксистская идеология. Впрочем, вопроса: «А как же я? Что будет после смерти лично со мной?» – эти ответы не снимают. Допустим, смысл моей жизни в том, что мою картину увидят или моим изобретением воспользуются миллионы потомков и будут меня за мои труды благодарить. Но что мне до того? Я-то этого не увижу!

Любая религия настаивает: со смертью жизнь не заканчивается. Христианство уточняет: альтернативой вечной жизни может быть только вечная смерть, потому что перед нами Вечность – Воскресением Христовым открылись двери перед узниками ада, и смерть больше не конец.

За наши добрые и худые дела мы будем судимы Богом, и выбор между раем и адом, между Царствием Небесным и геенной огненной мы осуществляем здесь, на земле. С теми, кого обидели, и теми, кого облагодетельствовали, нам предстоит встретиться. Смысл жизни в самой Жизни – и притом Жизни Вечной.

Вот почему эту жизнь мы должны ценить как самое бесценное сокровище. Она – наш вклад «в небесный банк». «Не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют и где воры подкапывают и крадут, но собирайте себе сокровища на небе, где ни моль, ни ржа не истребляют и где воры не подкапывают и не крадут» (Мф. 6:19-20)– настойчиво взывает Евангелие. Каждая осмысленно потраченная минута увеличивает наш «капитал» там, за границей жизни. А потраченная напрасно – отнимает.

Времени у нас очень мало. Каждая секунда может стать последней. Авария, приступ неизвестной ранее болезни, споткнулся и расшиб голову – и нет меня. Торопитесь жить – то есть делать добрые дела! Помните евангельскую историю о лепте вдовы? В сокровищницу храма опускали пожертвования разные люди: богатые, влиятельные и одна бедная вдова. Богатые отдавали приличные суммы, а вдова – медную монетку. Христос сказал, что она положила больше всех, ибо отдала все, что имела.

Среди нас нет богачей. Все мы подобны этой вдове. Все мы можем либо вносить в небесную сокровищницу все, что имеем (на Бога и на ближних), либо тратить свою жизнь только на себя. Что нам останется Там? Вопрос риторический.

Тратить жизнь на себя можно по-разному: и грехами, и пустыми развлечениями, и просто бездельем. Предельная растрата – самоубийство. Я ни с кем не поделюсь своей жизнью, я даже с собой делиться ею не стану – я заберу ее с собой в могилу. Какая страшная, абсурдная логика! Вот почему сам ход мысли самоубийцы часто свидетельствует о тяжелом психическом расстройстве, нуждающемся в лечении, пока не случилось страшное.

И вот о чем нужно помнить. Твоя жизнь нужна твоим близким, потому что они любят тебя, даже если не показывают. Твоя жизнь нужна тем, кто еще не знает о тебе, потому что ты можешь им помочь. В конечном итоге твоя жизнь нужна тебе, чтобы свободно распоряжаться ею. Самовольная смерть вовсе не освобождает от боли и тягот. Она просто отбирает твою свободу жить.

Лукин Алексей Александрович – Роман, епископ Якутский и Ленский

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.