/ Варвара Жиркова

«Для того, чтобы прожить достойную жизнь, надо читать хорошие книги»

Школьники должны обучаться выбору профессии системно и качественно. Им надо выбрать свою будущую специальность не в угоду престижности, а чтобы она отвечала их интересам. В этом уверена академик-секретарь отделения профессионального образования РАО Светлана Чистякова.

IMG_2949
Зачем нужны гуманитарные науки и нужны ли они людям?
Гуманитарные науки никогда не исчезали, и они продолжают существовать, занимают довольно приоритетную роль в образовании в целом. Можете мне поверить, потому что я сама гуманитарий.

Для чего нужны гуманитарные науки? Они сегодня нужны особенно, потому что наша молодежь, как показывают социологические исследования, теряет ценности образования, культуры, науки. Сегодня гуманитарные науки выполняют роль современного блокера, с помощью которого можно восстановить прошлый опыт гуманитарного образования. И на основании прошлого опыта создать новые ценности в образовании, именно ориентацию на ценности того общества, в котором ребенок или молодой человек живет.

В этом отношении Якутия всегда была интересной республикой в плане формировании личности человека на традициях его народа. Об этом пишутся книги, научные статьи, кандидатские, докторские диссертации, существует интересная практика воспитания ребенка, родившегося в улусе.

Гуманитарная наука никогда не умрет и не потеряет свое значение, потому что ее главная миссия – это воспитание ценностей в человеке, которыми он должен руководствоваться, живя в этом сложном, непростом мире.

Современные педагоги утверждают, что дети стали читать без эмоций. Как с этим бороться?
Интернет, конечно, очень хорошее средство для подготовки ребенка к жизни и его ориентации в мире: знать, что в мире происходит, каков он есть. Но мир сегодня приобрел засилье, не побоюсь этого слова, засилье интернета. Дети увлечены играми, интересными передачами, музыкой, сидят часами в интернете: зарегистрированы в социальных сетях. Из-за этого у детей потерялась потребность читать книги, и это очень обидно. Ведь никакой интернет не заменит книгу.

Книга – эта ценность, созданная писателем. Когда шуршат ее страницы, как будто впитываешь в себя то, что о чем когда-то писал Лев Толстой, как воспитывал детей Антон Макаренко. Можно привести массу примеров. Конечно, интернет своего рода очень хорошее, мощное средство, именно в получении той информации, которую ребенок ни через журналы, ни через книги не получит. Но когда это идет в ущерб чтению настоящих книг, приобретение опыта общения с интернетом – плохо.

IMG_9508
Все должно быть в меру, во всем должна быть золотая середина. Поэтому я против того, чтобы запретить детям пользоваться интернетом, выключать, отнимать его у них, выделять час-полтора на него. Считаю, что так делать неправильно. Самое главное – сформировать у ребенка ценностную установку на чтение, на книги. Книга – это целая жизнь. Для того чтобы прожить достойную жизнь, надо читать хорошие книги.

Говорят, что гаджет никогда не заменит книгу…
Соглашусь с этим мнением. На мой взгляд, электронные книги в гаджетах никогда не заменят книгу. Книга учит анализировать информацию, которая на первый взгляд может показаться бесполезной, отобрать то, что нужно и то, что важно для образования и саморазвития.

Гаджет бессловесный, в конце-то концов! Он не дает никаких ценностей, то есть у него внутри, наверное, есть какие-то ценности. Например, важные детали, без которых он не сможет работать. Но постоянное использование гаджетов изолирует человека от общения с другим человеком.

Когда учащийся смотрит глаза в глаза педагога, он понимает действительно важные жизненные позиции: просто понимает, что такое жизнь, что такое труд, что такое счастье. Обучаясь у учителя, ученик все эти вещи может понять. Но он не сможет этого понять через гаджет. Потому что гаджет – неживое существо. Я так думаю, но в то же время считаю, что гаджет – это великолепный источник информации.

Учителя жалуются, что не хватает времени на творчество…
У российских учителей высокая нагрузка – более 46 часов в неделю при среднем показателе 38 часов, на одного учителя приходится семь учеников. У них много бумажной работы, большинство из них – лишнее, запросы министерства, запросы управления. Требования к педагогам очень высокие. С другой стороны, они просто не в состоянии заниматься вопросом обучения, воспитания. Внеклассная, внешкольная работа, и в то же время необходимо писать массу бумаг, которую он должен послать в дирекцию. Не хватает времени на творчество, и более того, эта рутинная работа тормозит развитие, самосовершенствование самого преподавателя.

У российского образования – женское лицо, причем велика доля женщин-руководителей. Факторы, способствующие привлечению в школу учителей-мужчин, зарплата, возможность карьеры, пока «работают» недостаточно.

_MG_8782
Я согласна, что мужчина в образовании является значимой фигурой. Ему, действительно, необходимо платить достойную зарплату. Однако и женщина-учитель также должна иметь достойный заработок. Дело не только в этом. Я считаю, что в плане воспитания, особенно мальчиков, мужчина-учитель может оказать большее влияние. В общем, было бы очень хорошо, если бы в образование пришли мужчины. Учитель – это действительно воспитатель в широком смысле этого слова. В первую очередь ему нужно культивировать роль педагога в социуме, изменить отношение общества к учителю. Если отношение правительства, министерства образования и науки РФ будет более настойчивым в продвижении этих идей, то к педагогической профессии отношение общества будет более уважительное.

Сегодня уходит время тех, кто, даже обладая высочайшим IQ, не обладает необходимыми компетенциями для работы в команде, которая сейчас востребована везде: от науки до бизнеса. Что означают «стандарты»? Чего будут требовать нынешние работодатели от кадров?
Это очень сложный вопрос. Стандарт – это те требования, предъявляющиеся молодому человеку, постигающему те или иные знания. В свою очередь эти знания позволяют ему понять, осознать тот минимум, требуемый в соответствии с его специальностью. Но многие российские вузы оторваны от предприятия, оторваны от работодателей. Они дают диплом выпускнику, а при трудоустройстве он становится как будто не нужен. Самое большое несчастье, что работодатели тратят очень большие деньги, на то, чтобы доучивать, переучивать выпускников. Действительно, они создают специальные курсы повышения квалификации, которые обучают неустоявшихся детей.

Все обучение должно происходить совместно с работодателем, с бизнесом. Тогда бизнес будет заинтересован в том, что человек после окончания вуза или курсов приходил на предприятие и работал. В СВФУ уже есть такая практика. Она очень интересна и полезна для строителей, которые получают еще одну рабочую профессию. Поэтому они приходят на производство универсальными специалистами. Когда набор и отбор, экзамены проходят совместно с работодателем, именно тогда он заинтересован получить настоящего специалиста. Для этого нужны очень тесные контакты вуза и среднего профессионального образования с работодателем, с бизнесом, потому что именно работодатель должен работать в контакте с вузом.

С одной стороны − диктовать, а с другой стороны − удовлетворять запросы вуза. Вуз должен готовить не узкого специалиста, выпускник должен быть образованным, грамотным, культурным. Неслучайно сегодня в нашем образовании культурологический принцип имеет колоссальное значение: культура и традиция, воспитание на образе достойного человека-специалиста.

В последнее время возрождается такой интересный подход как наставничество. О наставничестве мы разговаривали с ректором СВФУ Евгенией Михайловой. Это очень правильно, что в нашем университете профессора наставляют, поддерживают, помогают, дают советы молодым коллегам и первокурсникам. Отмечу, что наставничество возрождается не только в Якутии, но и в других российских вузах. Это так интересно и достойно всяческого уважения.

Как помочь ученику выбрать свою профессию?
Ученика надо обучать выбору профессии, причем, системно и качественно. Необходимо дать ему возможность попробовать себя в различных сферах профессиональной деятельности, чтобы он выбирал профессию не за ее престижность, или за компанию, а самостоятельно, чтобы он выступал субъектом профессионального выбора, был активно в нем заинтересован. Для этого его надо обеспечить научной и практической основой профессионального выбора.

IMG_0871
Для решения этой задачи в рамках школьного компонента и в условиях дополнительного образования, во внеклассной и внешкольной работе нужно предоставить обучающимся возможность изучать специальный профориентационный курс, где бы они получали системное представление об образе «Я», об образе профессии, рынке труда, правилах профессионального выбора. И в то же время приобретали практический опыт о своем будущем профессиональном выборе в ходе выполнения профессиональных проб в условиях реального производства, социальных практик, олимпиадах, конкурсах, исследовательской и проектной деятельности.

Появились разные услуги для профориентации, например, можно выбрать профессию через отпечатки пальцев.
Это халтура с большой буквы. Я знаю, что еще предоставляют услугу детям пройти тест в интернете – это тоже неэффективно. Если профориентация основана на мотивации, на интересе, на способностях обучающихся, на глубоком изучении практической деятельности, вот тогда профориентация имеет позитивное значение.

Кто должен помочь в выборе профессии? Родитель или учитель?
Ученик должен помочь себе сам. Учитель и родитель должны просто дать ему хорошую информационную базу о профессиональной подготовке и воспитание, которые бы способствовали выбору будущей профессии, особенно необходимо вернуть в школу трудовое воспитание.

Автор фото: Мичил ЯКОВЛЕВ, из архива редакции новостей СВФУ

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Светлана Чистякова
доктор педагогических наук, профессор, член-корреспондент Российской академии образования, академик-секретарь отделения профессионального образования РАО.