/ Туяра Павлова

«Если человек думающий, он требует от себя широкого кругозора»

Как привлечь современных детей к чтению? Доцент кафедры общего языкознания и риторики филологического факультета СВФУ Татьяна Бердникова рассуждает на актуальную тему и рассказывает, почему полезна Школа юного филолога, которая работает на факультете уже несколько лет.

Расскажите, пожалуйста, подробнее о Школе юного филолога.

Я помню свои детские годы: в конце 80-ых годов преподаватели университета организовывали по выходным то же, что мы делаем на факультете сейчас. И, возможно, это определило мое будущее. Так что идея не нова, она просто была поднята.

Занятия Школы юного филолога у нас на факультете проводятся уже который год. Почему именно филолога, а не, например, читателя или лингвиста? Преподаватели нашего факультета хотят максимально полно представить все разделы филологии. При этом у нас есть преподаватели с отделения журналистики, и с кафедры рекламы и связей с общественностью. Мы даем участникам школы представление о возможных спектрах направлений, которые есть на нашем факультете, в том числе, и педагогическое образование, потому что испокон веков филфак – это, прежде всего, кузница преподавателей русского языка и литературы.

Если до революции два этих предмета шли вкупе, не разделялись, у них было общее название – учитель словесности, то сейчас «пиши жи/ши» – отдельно, а Гончаров с Толстовым – отдельно. На самом деле, это тоже проблема: с точки зрения приемов обучения это два разных предмета. Современным учителям в этом отношении сложно. Во многих школах русский язык и литературу ведет один и тот же человек, и на него падает двойная нагрузка.

Интересно, какие приходят к вам школьники? Это дети, которые нацелены поступать на филологический факультет?

Нет, я бы так не сказала. Наверное, в современное время от человека требуется широкий кругозор, и, если человек думающий, он, в первую очередь, требует этого кругозора от себя. У нас есть ребята не только из города, но и, например, Октемцов. Также у нас есть ребята, которые ходят по нескольку лет. Мы всяческих поддерживаем такой интерес. Бывает, дети приходят к нам с родителями или школьными учителями.

Мы ориентируемся на школьную программу – не говорю, что это прямо какой-то повышенный уровень, это интересные факты – языковые, из литературы и так далее. Наша школа – это не подготовка к сдаче экзамена, а развитие себя, как личности. Филологические знания обществу нужны. Понятно, что язык – это главное средство общения, но это общение ведь должно быть эффективным, не агрессивным. Приятно ведь бывает поговорить с человеком, у которого хорошая речь. Даже не важно, что он говорит, важно, как. Это немаловажный показатель в его оценке – мы воспринимаем человека внешне, потом слушаем, что он говорит, а потом оцениваем внутренние качества. И дети, которые к нам приходят, задумываются об этом.

Не могу не спросить у вас – читают ли современные дети?

Как мама двоих подростков, хочу сказать, что классика стала далека. В первую очередь, из-за непонятной обстановки, в которой происходило действие. Он не понимает понятия, отношения, которые были в том обществе. Большое количество слов уже устарели. Раньше, я помню, к «Евгению Онегину» шла книжка с комментариями – если мне какое-то слово непонятно, я могу прочитать, что оно значит. Но сейчас, мне кажется, все эти комментарии нужно переписать, чтобы они были объяснены более развернуто. Это задача не единого дня. Возьмите, прочитайте про Хоттабыча – даже молодому человеку около 20 лет совершенно не будет понятно, о чем речь. Если вы знаете, что такое Дворец пионеров, вы этого не поймете.

Читать, как говорится, можно разному. Можно читать и видеть знакомые слова, но насколько это будет глубокое чтение, адекватное тому, что хотел сказать автор? Сейчас же многие просто не умеют читать. Мы пропускаем нужную информацию.

Это черта нового поколения?

Не могу сказать, но совершенно точно, что современных подростков при чтении классической литературы пугает объем. Четыре тома «Войны и мира», например. Если провести среди учеников одиннадцатого класса анонимный опрос, я думаю, мы все упадем от мизерной цифры тех, кто все это читал. Даже если ты одолел текст, насколько ты его понял? К сожалению, французским языком, как современники Толстого, мы не владеем, чтобы читать по полторы страницы на этом языке. Плохо, что дети не могут соотнести те явления, которые Толстой описывал. Им кажется, что 1812 год – это где-то на уровне динозавров, мамонтов. Хорошо, если ребенок этим увлекается, тогда он понимает больше.

И что делать в этом случае, на ваш взгляд?

Можно читать выборочно: девочки читают про мир, а мальчики про войну. Такой метод есть. Проблема еще в том, что современной детской литературы в продаже очень мало. Спасибо тем учителям, которые не остаются равнодушными, что волнует их подопечных, составляют свои личную электронную библиотеку, распространяют ее среди своих учеников. Опять же – это единицы. А так, чтобы на слуху была фамилия подросткового или детского писателя – это проблема. Каждый год у нас вручаются премии, но где эти книги в широкой продаже? Об этом не говорится, не пишется.

Насчет зарубежной литературы – конечно, ее достаточно. Если мы говорим о «Властелине колец», то это уже классика. От Гарри Поттера уже отошли – читают те, кому сейчас двадцать с хвостиком, они росли с ним. А те, кому сейчас 15 лет – очень сомневаюсь. Смотреть, может, и видели, а вот читали вряд ли.

В зарубежной подростковой литературе меня волнует, что в ней часто поднимается тема суицида, тяжелых отношений в обществе, нетрадиционной ориентации. Мне тяжело представить, что российский писатель говорил бы на эти темы. Читая книги вместе со своими детьми, признаюсь, мне не очень нравится, я вам честно скажу. Поднимаются совершенно не те темы, которые нужны. Я понимаю, что у них другое общество немного, но я не представляю российскую 16-летнюю девочку, которая со своим другом отправляется в романтическое путешествие, пересекает океан. Это оторвано от нашей реальности, но это, конечно, манит.

Фото: из архива редакции корпоративных медиа СВФУ

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Татьяна Бердникова
доцент кафедры общего языкознания и риторики филологического факультета СВФУ