/ Ульяна Евсеева

«Сейчас учитель, как бренд, знаменит по своему имени»

Разговоры о том, каким должен быть настоящий учитель, ведутся давно, но эта тема одна из «вечных», поэтому всегда найдется, что сказать новое об учителе. Доктор педагогических наук, член-корреспондент Российской академии образования Евгений Ямбург рассказал специально для «Наш университет_онлайн» о том, почему у учителей должны «гореть глаза».

У каждого свое понятие карьеры, своя дорога к ней и амбиции. А что должно быть на первом месте у школьного учителя?
В педагогике есть очень понятная карьерная лестница – от рядового учителя до директора школы. Но, как говорится, у каждого своя правда, то есть у каждого учителя должно быть имя. Сейчас учитель, как бренд, знаменит по своему имени. Родители стремятся сделать так, чтобы их дети учились именно у этого педагога.

Мне кажется, карьера учителя состоит из множества успехов детей – и это не пятерки и четверки, а личные достижения в жизни человека: счастливая семья, любимая работа, интерес к самой жизни. Если у учителя есть ученики, которые помнят его через двадцать-тридцать лет, значит у него была харизма и истинная преданность тем, кого он учил.

Вы сказали, что успехи – это не «пятерки» и «четверки». Многие родители стремятся сделать из ребенка отличника, а так называемый «синдром отличника» негативно сказывается на его социализации.
Я к этой теории отношусь совсем по-другому. Для меня «синдром отличника» отнюдь не зависит от того, какие у него оценки. А показывает отношение человека к своей работе. Это перфекционисты, которые очень трепетно относятся к тому, что они делают.

Практика – это правда. А что она показывает? Она показывает, что большинство отличников не уживаются в коллективах, обществе. Им не нравится, когда их критикуют.

Якутские дети молчуны: на занятиях не очень активны и необщительны… Говорят, такой у нас, у якутов, менталитет. Что с этим делать?
Дети – существа загадочные. Они никогда не скажут, почему они молчат или шумят, потому что они пока сами не знают, что это обычные человеческие эмоции, которые просто нужно проявлять. Почему они кричат по всему коридору? Они сами не знают. Просто они дети.

Дети – это существа без истории, у них нет штампов, как у взрослых, им пока не так важно знать национальность, менталитет. К сожалению или же к счастью, дети – это результат воспитания взрослых. Его воспитали так, чтобы он молчал, или его ругали, чтобы он не шумел. Вот в чем вопрос: значит, мы сами воспитали таких детей.

А сейчас какие пошли дети?
Сейчас дети смотрят на книгу и тыкают пальцем, чтобы кликнуть. Потом удивляются, почему изображение не расширяется. Конечно, это уже цифровое поколение, и есть некоторые способы восприятия, которые меняются.
Хорошо, что эти дети уже не такие пуганые, как мы, и в этом смысле они – иное поколение. Внутренне они намного свободнее, чем мы, что, например, мне очень нравится. С другой стороны, они часто более бесцеремонные, что не может не ранить душу пожилого учителя.

Сейчас родителям важно знать возраст учителя. Одни хвастаются, что у них молодой учитель, другие – тем, что детей учит опытный педагог со стажем.
Понятие возраста очень относительно. Я знаю семидесятилетних учительниц, у которых горят глаза, и двадцатипятилетних с потухшими глазами.

Кстати, про «потухшие глаза». Можно ли назвать неудачником того, кто отучился пять лет в педвузе и на выпуске понял, что учитель – не его профессия?
Непедагогично называть человека неудачником, потому что в жизни всякое бывает. Но если сравнить два момента: когда человек становится учителем, потому что окончил педагогический и пошел работать по специальности, и когда, окончив вуз, выпускник понял, что учительство не его стезя и не идет в школу, то неудачником можно назвать второго.

Профессия, конечно, во-первых, трудная, во-вторых, не самая престижная и недостаточно оплачиваемая. Поэтому действительно существовало такое мнение, что в учителя идут неудачники.

Это профессия массовая. Но я вам хочу сказать, что в ней, как и в любой другой профессии, есть люди, призванные работать учителями. Есть такие, что пошли в нее потому, что никуда больше не годились, для них работа – каторга, к большому сожалению.

Нередко студенты испытывают первые разочарования в профессии во время педагогической практики.
Человек начинает получать удовольствие от работы тогда, когда он овладевает азами. Практика еще не работа. Так что не все еще потеряно.

Нам говорят: «Журналистами не рождаются, а становятся». А учителями?
Учительство – безумно творческий, интересный труд. Все меняется, в первую очередь дети. Если вы явитесь в класс в виде заезженной пластинки, вас оттуда просто вытолкнут. Педагог – это не просто физик или математик. Он специалист по ребенку. А это уже совершенно отдельная профессия.

Евгений Александрович, во время лекции вы много говорили о бюрократической макулатуре. Многие не скрывают, что работают «на бумаги». Как в такой ситуации думать о высоком?
Ни школа, ни учителя, ни педагоги дополнительного образования не находятся на Луне. Действительно, я в одной из своих статей написал: «Школа – это место, где дети мешают администрации и педагогам работать с документами». Мы все в одинаково тяжелых условиях и это не избавляет от необходимости думать. Если ты понимаешь, для чего приходишь в секцию, в кружок, в класс – ты работаешь. Не знаю, когда читаешь. Ночью в конце концов. Дети идут за теми педагогами, у которых горят глаза. Как бы они ни были завалены бумажной работой.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Евгений Ямбург

доктор педагогических наук, член-корреспондент Российской академии образования