/ Нина Керемясова

«Каждый считает, что раком могут болеть все, но только не он…»

Якутия занимает одно из «лидирующих» положений в стране по показателям онкологических заболеваний. Согласно статистике, в конце 2010 года на учете состояли 9 136 больных, т.е. около 1,0% от общего населения республики. Это большая цифра. Она склонила чашу весов в пользу строительства онкологического центра в Якутске. Но готовы ли наши ученые поддерживать уровень суперсовременного центра?

Говорят, что в медицине слагаются наука и искусство, а над всем эти парит героизм. Это как нельзя лучше описывает работу врача-онколога. Как становятся онкологами?
Я поступил на медицинский факультет из-за мамы. Она сильно болела: эхинококкоз печени. Мама очень хотела дожить до того времени, когда ее сын станет врачом, всем говорила: «Оперироваться буду только у него». К сожалению, не успела, она умерла, когда я учился на втором курсе…

Я окончил учебу, защитил кандидатскую диссертацию по хирургии. Мой учитель Борис Ильич Альперович посоветовал заняться онкологией. Тогда ею никто не занимался, и тем для исследований было − непочатый край. Написал диссертацию и защитился за два с половиной года. Занимался своей темой днем и ночью, все хотел поскорее выйти на работу.

Курс по онкологии на медфаке в ЯГУ открыли в 1977 году, помню даже дату — 14 января. Мне предложили заведовать этим курсом, с тех пор я его веду и продолжаю заниматься наукой. В 1950 году в Якутске был открыт первый и единственный до сих пор в республике онкодиспансер.

Говорят есть две разновидности ученых: одни хотят доказать, что они не хуже других, а другие — что они лучше всех. Мне всегда хотелось доказать, что я не хуже.

Как обстоят дела в республике с исследованиями онкологических заболеваний?

Петр Иванов: Как только в республике открылся центр комплексных медицинских проблем СО РАМН, я попросил включить в программу исследования по онкологии. С 2002 года в Якутском научном центре мы реализуем основную научно-исследовательскую работу, в рамках нее ведем комплексное изучение злокачественных новообразований в условиях Крайнего Севера. Проводим молекулярные, генетические исследования, выезжаем в научные экспедиции.

В команде онкологов в республике четыре доктора наук, защитились 10 кандидатов. Еще пять человек готовятся к защите докторских диссертаций.

Ежегодно мы выпускаем как минимум одну монографию, пять статей и одно пособие. Публикации − это важно, без них не может и прикладная наука. В первую очередь статьи помогают систематизировать имеющиеся знания и опираться на них в дальнейшей работе. Например, из кандидатских моих учеников я составляю общую статистику. Решаю задачки и вывожу цифры по распространенности и смертности.

Все это в последующем поможет улучшить динамику заболеваемости и смертности в республике. Так, на моем счету 76 журнальных, около 80 ВАКовских статей, 312 работ, не входящих в ВАК, 14 методических разработок для больных и практических врачей — всего около 500 работ. Кроме того, три авторских свидетельства и изобретения.

Что уже достигнуто на данный момент?

Я не люблю быть голословным. Просто приведу вам отрывок из своего отчета для : «Впервые изучили и систематизировали структуру заболеваемости и смертности от рака молочной железы, колоректального рака, печени и женских половых органов в РС(Я) и разработали картограммы заболеваемости и смертности. Были получены данные в зависимости от возраста, территориальных особенностей, а также среди коренного и некоренного, городского и сельского населения. Дан прогноз заболеваемости и смертности.

Дана оценка факторов риска развития рака вышеперечисленных локализаций с учетом региональных особенностей и разработаны алгоритмы по организации противораковых профилактических и лечебных мероприятий. Обоснованы организационные подходы для повышения эффективности своевременного выявления предраковых состояний и диагностики злокачественных новообразований в РС(Я).

Разработан и внедрен усовершенствованный лечебно-диагностический алгоритм, основанный на использовании «шкалы признаков» и интегральной оценки тяжести состояния больных при лечении осложненных форм колоректального рака, благодаря которому уровень летальности снизился в 1,9 раза. Внедрение разработанного алгоритма ранней диагностики в системе регионального здравоохранения позволило увеличить долю больных с I-II стадии заболевания в 2,1 раза, вследствие чего уменьшилось количество осложнений КРР на 24,3%».

А каковы причины заболеваний в нашем регионе?
Выявить причину рака невозможно, можно только подозревать. Мы определяем факторы риска предопухолевых состояний.
Разновидностей рака очень много. Болезнь может быть в любом органе, кроме того могут быть еще гистологические формы. Нет рака без предракового состояния, в то же время не все предраковые состояния переходят в рак. Не обязательно у всех хронических гастритников будет рак, но на поле хронического гастрита часто образуется рак.

Чем старше возраст, тем больше вероятность заболевания. Это давно доказано. Но в то же время чем моложе человек, тем сложнее протекает болезнь.

Рак молочной железы, к примеру, часто возникает на фоне мастопатии. Еще на этапе болезненности молочной железы нужно показаться врачу и провести профилактику или лечение. На следующем этапе возникает узловая форма мастопатии. Ее тоже можно вылечить. Потом возникает доброкачественная опухоль, и каждую шишку нужно убирать вовремя. Не раздавливать, не выдавливать, не прогревать, не ходить к экстрасенсам — чего только люди не делают, занимаясь самолечением!

Увеличиваются показатели по заболеваниям молочной железы, легкого, желудка. Структура смертности среди мужчин составляет 32,2% — по диагнозу рак легкого, у женщин — 10,2%. Это наивысшие показатели.

Самая главная ошибка − это то, что больные не обращаются к врачам вовремя, ссылаясь на нехватку времени, на более срочные и важные дела, нелюбовь к больницам. Это все глупости, когда речь идет о здоровье. Но что говорить, если до сих пор в больницу поступают больные уже с четвертой стадией рака, с распространенными метастазами?

Так что одна из частых причин болезни − это безалаберность. Каждый считает, что раком могут болеть все, но только не он. Даже медики — как ни обидно — у других выявляют, борются, а сами не обращают на себя внимание. Люди совсем не берегут свое здоровье.

А вместе с растущими проблемами прибавляется работы онкологической службе республики?
То, что количество штатных единиц одинаково повсеместно, — это неправильно. В Якутии нужно учитывать расстояния, у нас в поселках проживают 300-500 человек всего, но расположены они, как правило, в значительном отдалении друг от друга, везде не хватает квалифицированных специалистов. В советское время были фельдшерско-акушерские пункты, а сейчас их упразднили.

Онкологическая операция — это высший пилотаж в хирургии. Некоторые операции такие, что не все выдерживают. Средний возраст врача-онколога сегодня это 35 лет.

Онкологическая служба РС(Я) на правильном пути, молодое поколение интересуется проблемами, действующие врачи стараются, однако выше головы не прыгнешь. Мы ограничены в возможностях, существующий онкодиспансер всего на 20 коек, нет нормальной учебной базы. Поэтому архиважно будущему онкологическому центру дать статус научного. А директору работать в комплексе с Медицинским институтом СВФУ и ЯНЦ РАМН. Тогда наши исследования будут расширены и смогут

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Петр Иванов
заведующий курсом онкологии Медицинского института СВФУ.

главный внештатный онколог ГБУ РС (Я) «Якутский республиканский онкологический диспансер», хирург высшей категории, член Ученого совета ЯНЦ СО РАМН, диссертационного совета по защите кандидатских диссертаций по хирургии, председатель экспертной комиссии диссертационного совета по специальности «Хирургия», член проблемной комиссии «Онкология» СО РАМН, председатель республиканского противоракового общества онкологов Якутии.

  • Статья: Онкофрения. В ответ на книгу Катерины Гордеевой «Победить рак» — http://ideo.ru/oncophrenia.html
    Развенчание культа «борьбы», попытка отрисовать деструктивную сущность онкосреды, парадоксальный подход к природе и лечению рака. Без претензий на воплощение.
    «Не могу разделить радости Гордеевой: «…мы ведь и вправду в одном шаге от победы». Пока что мы даже не знаем с каким, собственно, субъектом боремся…»