/ Айсен Протодьяконов

«Людей готовят к тому, чтобы они не умели самостоятельно мыслить»

Первые проявления информационной войны были зафиксированы еще в XIX веке. Сегодня в обилии информации ни для кого не секрет, что в медиапространстве все чаще разгораются кампании по установлению определенного общественного мнения на ту или иную ситуацию. О том, какие приемы используют в информационных войнах, как оградить себя от навязываемого мнения СМИ и анализировать сведения рассказала доктор филологических наук, профессор, доцент кафедры журналистики МГУ Ирина Анненкова.

dwqdqwdqd
Специалисты много говорят об информационных войнах. Какие существуют стратегии подобной политики?

Стратегией, находящейся над всем является манипуляция, она пронизывает абсолютно все. Следом идут десакрализация, стратегия культурного шока и гедонизма – удовлетворения низких потребностей человека.

Есть еще понятие речевой агрессии, но она обычно явно выражена. Помните, как Владимир Познер назвал Государственную Думу РФ «Госдурой»? Это прямое оскорбление и, в принципе, по всем законам его могли привлечь к ответственности.

Есть еще и убеждение. Чем оно отличается от манипуляции?

Убеждение является скорее качественным приемом, чем речевая агрессия, но оно отличается от манипуляции тем, что ты всегда осознаешь, что тебя хотят убедить. Твою точку зрения понимают, но отстаивают свою и хотят переубедить – это типично для риторики.

При манипуляции человек и не поймет, принял ли он решение сам или его аккуратно к этому подвели. Манипулятивное воздействие гораздо опаснее. Другое дело, что сегодня мы о нем заговорили и у нас есть возможности разобрать тексты, которые предлагают в медиа, чтобы все-таки понять, был ли факт манипуляции.

Могут ли со временем появиться какие-нибудь новые стратегии и приемы воздействия на аудиторию? Если да, то какие?

В теории, если человека все время держать в состоянии напряжения, то он к нему постепенно привыкает. Для того, чтобы привлечь внимание, нужно подвергнуть его еще большому напряжению.

Это очень хорошо видно на примере криминальных новостей: когда впервые показывают труп, то это ужасно, а если в тысячный раз – уже нет.

Далее уже следуют видео с отрезанием головы и всякие подобного рода вещи. Специалисты это называют поддерживанием драйв-мышления.

Допускаю, что в будущем будут какие-то новые тактики и приемы, но не думаю, что принципиально что-то изменятся. Суть останется прежней.

Как вы оцениваете информационную политику внутри страны?

Трагедия наших медиа в том, что воздействие на страну является каким-то странным. Складывается ощущение, что оно направлено против своей же аудитории.

Мы все живем в мифах: есть мифы со знаком плюс и со знаком минус. В советский период активно распространялись положительные мифы о своей стране и отрицательные по отношению к странам за рубежом. К сожалению, сегодня активно идет построение мифов со знаком минус касательно даже своей страны – мы не стали говорить о себе лучше.

Вы говорите об оппозиционных СМИ?

Это касается не только оппозиционных СМИ, но и федеральных. Например, лицо ВГТРК Дмитрий Киселев раздражает абсолютно всех: люди, которые позитивно относятся к своей стране, хорошо помнят, как именно этот журналист занимался медийным разрушением своего государства. Теперь же человек «переобулся» и представляет главный государственный канал и Russia Today. Это не вызывает ничего, кроме отторжения.

В целом, даже тот положительный образ, который сейчас трактуется в медиа – останавливается на уровне госуправления и чиновников. Но ведь есть промышленность, которая еще не до конца разрушена. Она мало представлена в СМИ. Есть еще и сфера образования, в которой куча проблем, но о ней тоже нечасто говорят.

Информационную политику России часто критикуют, что она направлена только на население страны и практически нет никакой стратегии за ее пределами. На ваш взгляд, как необходимо развивать внешнюю политику?

Фактически, на внешнюю сторону у нас просто не остается сил. Конечно, по идее должна быть определенная стратегия, а не просто работа по принципу «тебя пнули, а ты ответил». Считаю, что нужно всегда работать на опережение, но не теми средствами, которыми пользуются западные СМИ. Как правило, там только обливание грязью и ложь. Это правда так.

Если мы пойдем по этому же пути, то проиграем сто процентов, мы и так сдаем позиции по всем фронтам. Вбрасывать информацию нужно только правдивую.

Как человеку понять, что информационная кампания в действии?

Первый и главный признак – огромное количество материала на одну и ту же тему. Самый простой пример: тема Крыма. Вспомните, насколько сильно эту тему освещали раньше и как она представлена сегодня. Это был шквал, заметно вырос уровень агрессивности и было очевидно, что идет кампания по «промыванию мозгов».

Единовременный и большой взброс по той или иной теме˜ – показатель того, что идет манипулятивное воздействие. Надо сразу насторожиться, возможно, даже попытаться выстроить какую-то психологическую заслонку вплоть до отказа от чтения новостей вообще, потому что это является очевидным воздействием на сознание человека.

Надо смотреть еще на манеру подачи. Обычно в такой кампании нет экспертных, взвешенных оценок. Как правило, там присутствуют одни эмоции, а иногда используется прием отбора фактов.

Как обычному читателю научиться фильтровать информацию при подобной ситуации?

Для того, чтобы научиться фильтровать информацию, необходимо иметь хорошее образование: знать историю, филологию, философию, географию и многое другое. Вытеснение гуманитарных наук из школьной программы – демонстрация того, что людей готовят к тому, чтобы они не умели самостоятельно мыслить. Как и устранение философских кафедр в технических вузах.

Философские знания учат человека мыслить системно. В противном случае человек перестает мыслить системно, он не сможет найти связь между объектами этой действительности и анализировать то, что ему предлагают. В этом смысле философия, логика и риторика очень важны в системе высшего образования.

В свое время риторика пострадала, потому что раньше у нас был приоритет художественного слова. Между тем, в западных странах или, например, в Японии, риторика никогда не изымалась из системы образования. Человека учат техническим приемам: правильно строить предложения и компоновать текст с позиции того, кто пишет этот текст для аудитории. То есть с точки зрения убеждения. К тому же она отличается от других филологических дисциплин тем, что уделяет большое внимание к этической составляющей оратора. К примеру, того же журналиста. Нам надо придумывать кодексы, чтобы оградить журналиста от всяких ухищрений при добывании информации, а в риторике все это было уже заложено.

Учитывая все вышесказанное, вы верите в объективность в СМИ?

Не то чтобы я не верю. Она просто невозможна. Даже на уровне выбора факта или события все равно совершается их селекция и какой-то отбор, а это уже не является объективностью. Есть еще такой момент, что в русском языке очень много оценочной лексики. Если вы напишете, что в селе случилась трагедия, какой-нибудь тракторист утонул сам и утопил трактор, то слова «трагедия», «пьяный» уже являются оценочными. Учитывая все эти моменты, можно сказать, что объективность в СМИ невозможна чисто технически.

Фото: Светлана Павлова, из архива редакции новостей СВФУ

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Ирина Анненкова
доктор филологических наук, профессор, доцент кафедры журналистики Московского государственного университета