/ Виктория Егорова

«Мы любыми способами должны усилить экологическую науку»

Научно-исследовательскому институту прикладной экологии Севера СВФУ исполняется 25 лет. Об истории института и его работе, об актуальных проблемах и задачах экологии и науки в Якутии рассказывает директор института, доктор биологических наук Григорий Саввинов.

Сердечно поздравляем с 25-летним юбилеем НИИ. Расскажите, пожалуйста, об основных направлениях научно-исследовательской деятельности вашего коллектива.

С самого начала работы основными выбраны три направления: исследование экологических проблем техногенного воздействия на экосистемы Севера, научные основы экологического мониторинга и прогнозирования в условиях интенсивного промышленного освоения Севера и проблемы экологического нормирования природопользования и рекультивации нарушенных земель.

Изначально основными объектами комплексных экологических исследований нашего института являются наиболее интенсивно подверженные техногенному воздействию территории, которые расположены в бассейнах крупнейших рек Якутии. Эти территории относятся к крупным экономическим зонам республики: Южная, Западная, Юго-Западная и Северо-Западная Якутии, где интенсивно развиваются отрасли горнодобывающей промышленности.

Назовите наиболее крупные исследования последних лет, которые провели сотрудники НИИ?

Из линейных промышленных объектов – безусловно, в первую очередь, это магистральный нефтепровод «Восточная Сибирь – Тихий океан», магистральный газопровод «Сила Сибири», нефтепровод Талакан-Витим, железнодорожная магистраль Томмот-Кердем-Якутск. Нами иссследованы многочисленные лицензионные участки по Юго-Западной и Западной Якутии, Эльконское урановое поле в Алданском районе. Последние крупные проекты, где институт принимал участие – это Верхне-Мунское месторождение алмазов и Томторское месторождение редкоземельных металлов на территории Оленекского улуса.

В нашей стране наиболее острой проблемой остается вопрос восстановления нарушенных промышленностью земель

К сожалению, до сегодняшнего дня в нашей республике рекультивация техногенно нарушенных территорий находится на стадии опытно-экспериментальных исследований, тогда как в промышленно развитых странах рекультивационные мероприятия проводятся более ста лет на очень высококачественном уровне.

На многих промышленных территориях такие работы проводятся формально, зачастую заканчиваются техническим этапом, оставляя эти земли после проведения планировочных работ на «самоизлечение».

Давайте вспомним период создания института, когда все только начиналось?

90-ые годы ХХ века было тревожное время в канун всеохватывающего экономического и политического кризиса в стране Советов. Тогда на ходу был лозунг «Гласность, перестройка, ускорение». В силу усиления гласности и перестройки начали раздаваться тревожные призывы активной части населения к остановке усиливающейся деградации северных экосистем в республике, в частности изучения последствий многолетней природоразрушающей деятельности объектов «Якуталмаза» и гидроэнергетического комплекса на реке Вилюй.

В те же годы руководство республики приступило к созданию специализированной государственной службы охраны природы. В общей цепи этих исторических событий закономерным стало и создание специализированного научного учреждения, нацеленного на решение фундаментальных и прикладных задач по экологии и охране окружающей среды Северо-Востока РФ – Института прикладной экологии Севера.

Как вспоминает наш директор-организатор, профессор Дмитрий Дмитриевич Саввинов, судьба оказалась чрезвычайно благосклонной к инициаторам создания института. В 1989 году в состав НИИ вошел Музей мамонта. С тех пор у нас появилось четвертое основное направление научной деятельности НИИПЭС – это палеоэкология и эволюция млекопитающих позднего кайнозоя Якутии.

Благодаря верно выбранной научной стратегии руководства института мы почти первыми вышли на изучение состояния здоровья населения, находящегося в условиях антропогенного и техногенного прессинга не только в нашей республике, но и за ее пределами.

Как вы пришли в НИИПЭС? Расскажите вашу «историю знакомства».

Я поступил на работу в Институт биологии Якутского филиала Сибирского отделения Академии наук СССР в далеком 1982 году. Поступил в лабораторию мерзлотного почвоведения под руководством профессора, доктора сельскохозяйственных наук Лии Григорьевны Еловской. В 1986 году Дмитрий Дмитриевич Саввинов создал лабораторию физики мерзлотных почв, костяк которой составили мы – его тогдашние аспиранты. В 1989 году Дмитрий Дмитриевич после 30-ти лет научной работы ушел из Института биологии, в том же году по конкурсу был избран заведующим отделом охраны природы Якутского научного центра. В следующем 1990 году, мы, сотрудники его бывшей лаборатории, также перешли в этот отдел, впоследствии ставший Институтом прикладной экологии Севера. И с тех пор вместе работаем в одном коллективе.

Интересно узнать о современном коллективе НИИ, ведь любое учреждение это, прежде всего, люди.

Отмечу, что коллектив НИИ за эти четверть века прошел свой непростой путь становления. Сейчас в составе нашего института работают около 30 сотрудников, из которых четыре доктора и 16 кандидатов наук.

Четыре года назад российская вузовская наука перешла на проектное финансирование, выполняем государственное задание Министерства образования и науки РФ. Надо признать, что по сравнению с предыдущими годами для нас это абсолютно новый, и в какой-то мере непривычный формат финансирования.

Это значит, что если выигрываем трехлетний проект, то на этот срок и работаем. Первый подобный проект мы выиграли и выполнили в 2014-2016 годы. С 2017 года Институт выполняет НИР по Госзаданию МОН РФ на тему «Исследование сукцессий экосистем Севера под воздействием антропогенных факторов».

К сожалению, в 2015 году объем финансирования по Госзаданию МОН был значительно сокращен, что очень болезненно отразилось на финансовом состоянии молодых семейных сотрудников, участвующих в базовом проекте. В такой же сложной финансовой ситуации оказался и инженерно-технический персонал, состоящий в основном из остепененных инженеров-исследователей. И люди вынужденно стали искать работу в других научных институтах РАН.

Обидно, когда уходят кадры, подготовленные в стенах коллектива в течение многих лет, особенно специалисты высокого класса

Практически все специалисты, которые ушли от нас, воспитаны, обучены, защищали свои диссертации при нашем университете. Но их понять тоже можно, если молодые семьи обременены большими ипотечными долгами. С другой стороны, сейчас время рынка, жестко усиливается конкуренция и с каждым годом все труднее выигрывать различные гранты и хозяйственные договора. И вдвойне обидно, что уходя, подготовленные самими же кадры поневоле становятся нашими же конкурентами в различных конкурсах в составе других институтов.

В то же время, я искренне благодарен руководству университета за те усилия, которые они прилагают, чтобы в этой непростой финансовой ситуации найти механизмы повышения заработной платы сотрудникам университета.

Какие планы у НИИ на следующие 25 лет?

В канун 25-летия своего института все мои мысли только о том, чтобы Институт прикладной экологии Севера вновь стал сильным лидирующим научным учреждением нашей республики в области экологии и охраны окружающей среды. Это самое главное.

В этих условиях мы любыми способами должны усилить работу не только контролирующих органов исполнительной власти нашей республики, но и всемерно развивать экологическую науку. И я уверен, что руководство нашего университета приложит все усилия, чтобы сохранить и дальше развивать экологическую науку в стенах СВФУ.

Фото: из архива НИИПЭС СВФУ

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Григорий Саввинов
доктор биологических наук, директор НИИ прикладной экологии Севера СВФУ, заслуженный деятель науки РС(Я)