/ Наталья Иванова

«Никто не застрахован от сложных жизненных ситуаций»

В нашей жизни нужны люди, за которыми хочется идти к светлому будущему и с которыми хочется равняться. Одним из таких людей является женщина, имя которой на сегодняшний день неразрывно связано с благотворительным фондом «Харысхал». Вера Душкевич – женщина, история жизни которой может служить уроком для молодого поколения.


Расскажите, откуда произошло название фонда?

Это слово в переводе с якутского означает «милосердие». Слово «харысхал» имеет несколько значений. Существует обоснование филологов, что в его корне лежит слово «харыс» – это бережное отношение и милосердие. Якутский язык настолько богат, что одно слово несет несколько значений и оттенков. В каждом слове заложены определенные чувства и эмоции.

С чего все начиналось?

В 2016 году нам исполнилось пять лет. 7 января 2011 года я с коллегой Александром Прокопьевым были на приеме у главы нашей республики Егора Борисова. Мы очень долго разговаривали о проблемах людей с инвалидностью, о физической реабилитации, о центре адаптивной физической культуры. При этой встрече впервые была озвучена мысль об организации, которая могла бы курировать данное социальное направление. Официально наш благотворительный фонд начал свою работу с апреля 2011 года. Я сейчас очень благодарна тем людям, которые в свое время поддержали и подали руку помощи. Наши учредители взяли на себя ответственность и открыли наш фонд – положили перо на белый лист, и сейчас мы каждый день пишем историю нашего фонда. Вся его деятельность движется благодаря работе энтузиастов, активистов и всех тех, кто верит в нас и ждет нашей помощи.

Меня выбрали директором на одном из первых собраний фонда, и работаю я в этой должности по сей день. Лично для меня это было началом пути. В первое время не могла принять и понять данную работу, но спустя 3-4 месяца я всем сердцем поняла, что доверие нужно оправдывать. Каждый человек проходит какие-либо испытания, и раз мне дано пройти этот путь, я должна и обязана.

Как вы начали работать в данном направлении?

У меня ребенок с инвалидностью – детский церебральный паралич. Диагноз поставили в два года. Говорили, что он вообще ходить не будет. Сейчас он учится в училище олимпийского резерва, является многократным чемпионом по легкой атлетике среди детей с опорно-двигательными поражениями. Третий год мой сын становится одним из лучших спортсменов.

Я очень долго не принимала диагноз своего ребенка. Была в состоянии отрицания, не верила, что такое могло произойти с моим ребенком. Мне казалось, что я нахожусь на самом краю, и тем самым я навредила своему ребенку. Я потеряла полгода, пока осознавала все это, хотя должна была сразу начать лечение, тогда и результаты были бы лучше.

Сейчас я благодарна тем врачам, которые помогли в тот тяжелый период в моей жизни. Я помню врача-педиатра, которая меня приобняла и сказала: «Верочка, девочка, инвалидность – это не кара Божья, это помощь государства, чтобы ты вылечила своего ребенка». Но тогда, ввиду своего возраста и отчаяния, я услышала только слово «вылечиться». Это все происходило в стенах Национального центра медицины, в итоге консилиума нам оформили инвалидность и дали направление в одно из медицинских учреждений Якутска. С этим медицинским заключением я направилась в место назначения с огромной надеждой на выздоровление. Меня встретила женщина в белом халате, сейчас я не могу сказать, кто это был: врач, медсестра или санитарка. Я ее спросила, куда пройти, а она осмотрела меня с ног до головы и сказала: «Нарожали инвалидов и ходят тут».

У меня эти слова вызвали огромный эмоциональный всплеск. Я в шоке выбежала из здания и пришла в себя только спустя пару часов. Я плачу навзрыд, ребенок тоже. Надо было ехать домой, я села на автобус и вдруг слышу разговор двух женщин. Одна другую спрашивает: «Где твоя внучка с ДЦП?», а та ей говорит: «Оказывается, в Нерюнгри есть центр по лечению детей с ДЦП, там и проходит лечение. Говорят, что хорошо помогает». Так я узнала о центре лечения и реабилитации детей с детским церебральным параличом в городе Нерюнгри. Я так благодарна той женщине, которая мне нагрубила, если бы не она, я бы не убежала и не сидела бы несколько часов подряд в парке, не села бы в тот автобус и не услышала судьбоносный разговор. Все что ни делается – все к лучшему, и все случайности не случайны.

Я приехала домой уже с другими мыслями, точнее, с намерением уехать в Нерюнгри лечить ребенка. Для моей семьи это было неожиданностью. Меня поддержал отец и нашел своих односельчан, которые переехали жить в Нерюнгри. В Якутске я оформила все документы, получила направление. В итоге мы с сыном улетели туда одни, муж остался работать. В день прибытия я сразу пошла в центр реабилитации. С самого начала ощутила доброту и понимание персонала. Начиная с гардеробщицы и заканчивая врачами, все открытые и позитивные. Это было для меня большим стимулом в лечении и реабилитации моего ребенка.

Было трудно, поскольку некоторые процедуры сын плохо переносил, и я научила его слову «надо». Со временем я поняла, что ребенок старается не для себя, а для меня, поэтому стала его стимулировать и хвалить, пыталась во всем поддерживать. В конце курса лечения я позвонила отцу и сказала, что хочу остаться, поскольку сын начинает отвечать на лечение. Мы были в Нерюнгри пять лет. В 2001 году мы вернулись в Якутск, ребенку исполнилось 8 лет, и надо было определиться со школой. С мужем на тот момент мы развелись, но я благодарна ему за школу жизни, которая у меня с ним была. После переезда в Якутск у сына начался обратный процесс. Мы стали плохо ходить, невнятно говорить и появился эпилептический синдром. Я начала думать, чего здесь не хватает из того, что было в Нерюнгри. Оказалось, не хватало тренировок и режима физкультуры. Как раз тогда я попала в группу активистов ассоциации спорта инвалидов. Позднее мы зарегистрировали данную организацию через Минюст, и я начала свою общественную деятельность. Вот так я начала работать в этом направлении.

Расскажите про активистов фонда «Харысхал».

Вера Душкевич не одна. Мы – целая команда. Каждый участник нашей деятельности – это энтузиаст и человек, бесконечно преданный идее помочь нуждающимся людям. Один из первых активистов – это Ариан Николаев. Тогда он был заместителем председателя общества людей с инвалидностью. Он – мой первый советчик, человек, который помог мне поставить работу фонда «Харысхал», начиная от составления проектов до воплощения в жизнь наших идей. Ариан Софронович поддерживает и подсказывает как лучше реализовать проекты. С первых дней нашей совместной работы мы определили приорететное направление деятельности фонда – это психологическая реабилитация.

Еще один человек, о котором я хочу рассказать – Татьяна Собарайкина. Это человек, который открыл мне глаза на психологию с другой стороны. В итоге нашего общения я поняла, как много в жизни значит психологическая помощь и реабилитация. Сама на своем опыте испытала, как психологи делают из конфликтной ситуации конфетку, и как важно сделать правильный вывод из сложившейся ситуации. Особенно это касается детей и подростков.

Что означает психологическое сопровождение?

Для чего приходят люди к нам в фонд? В первую очередь, за материальной помощью, не понимая, что в большей степени, главное для человека – это духовное нематериальное составляющее. Благотворительный фонд «Харысхал», в первую очередь, оказывает психологическую помощь как для больного ребенка, так и родителя. Ведь многое зависит от нашего настроя и настроения. Положительные эмоции и правильный настрой создают психологический комфорт и дают возможность быстрее усваивать лечение и обучение.

Психологическая взаимосвязь родителя и ребенка настолько глубокая, что иногда не поддается никаким определениям. Об этом очень много написано, но в жизни мало применено. Важно понять очень простую вещь: если родитель счастлив, счастлив и ребенок, и пока родитель не примет диагноз ребенка, он не начнет целенаправленно заниматься с ним.

Вы работаете с медицинскими организациями?

Да. Работаем с главным внештатным педиатром, с психоневрологическим отделением №2 Национального центра медицины.

Какие у вас дальнейшие планы?

Дальнейшее продвижение и работа фонда, наших основных проектов: инклюзивной школы «Ласточка» для оказания специальной социально-психологической помощи детям инвалидам и их родителям, школы добра, проекта «Все дети должны учиться вместе» и многое другое. В этом году открываем единый портал Индивидуальной программы реабилитации инвалидов (ИПРА). Планов и проектов много, думаю, что мы все воплотим в жизнь.

Что хотели бы пожелать читателям?

Хочется, чтобы больше внимания уделялось процессам реабилитации как медицинской, так и психологической. Нужно, чтобы было психологическое сопровождение больных – это даст огромный толчок к быстрому выздоровлению. Также нужно внести программы для реабилитации самих врачей, поскольку профессия врача – это готовность отдавать всего себя. Необходимо создать центры оказания психологической помощи как пациентам, так и врачам.

Почему большинство придерживаются принципа «моя хата с краю», хотя никто не застрахован от сложных жизненных ситуаций. Мы все прекрасно это понимаем, однако продолжаем жить как прежде. Видимо, только пережив сложные и трудные ситуации можно понять смысл жизни. Тем не менее, среди нас много таких, которые всем сердцем и душою работают с людьми, которые нуждаются в помощи. Пример Веры Душкевич, думаю, должен многих вдохновить на видимые и невидимые подвиги. Даже простые слова доброты могут оказать в жизни важную роль.

Отвечая на вопросы в начале статьи, хочу сказать, что доброта – это слова и действия, это то, что делается без умысла и идёт от чистого сердца. Границы доброты никто и никогда не измерит, а источник доброты в каждом из нас, в каждом сердце, которое бьется на земле!

Фото: ИА «Hotu.Su»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Вера Душкевич
директор благотворительного фонда «Харысхал», генеральный директор Ассоциации физической культуры и спорта инвалидов РС(Я)