/ Светлана Павлова

«Современный постмодернизм далеко перешел границы»

Доктор философских наук Николай Кожевников 42 года своей жизни посвятил научной и педагогической деятельности. Он совмещает изучение различных наук и считает, что для становления целостной личности необходима универсальная система взглядов.

Kozh_1
Как вы считаете, меняется ли отношение общества к философии?

Философия на разных этапах жизни воспринимается по-разному. Что такое философия? Это система взглядов предельных оснований науки и культуры. Когда мы переживаем спокойные, мирные времена, то тогда, естественно, к философии спокойное отношение. Сейчас мир находится в непрерывном изменении, события развиваются очень бурно. Культурно-цивилизационные системы постоянно меняются. Интерес к философии возрастает. Хотя это очень относительно. Например, философией интересуется та молодежь, которая идет в аспирантуру, потому что им это необходимо для сдачи экзамена. Но при этом приток в аспирантуру именно по философии снизился. Отношение неоднозначное, я бы сказал.

Почему меньше идут в аспиранты?

Жизнь стала более прагматичной. Человеку нужно зарабатывать деньги, содержать семью и решать практические вопросы. Это трудно делать, ориентируясь на философию, и деньги зарабатывать, в общем-то, тоже. Если человек становится врачом или осваивает практическую специальность, например, радиотехника – в практическом плане ему легче жить.

Как могут трудоустроиться молодые философы?

Прежде всего, философы становятся преподавателями. Я думаю, что в школах и лицеях философскую площадку надо расширять. Это очень серьезная тема. Чтобы ориентироваться в этом сложном мире, нужно иметь универсалистскую подготовку и систему взглядов. В прошлом веке был такой яркий пример как Чарльз Дарвин. Он окончил Эдинбургский университет, получил диплом врача. А потом поступил в Оксфорд на богословское отделение. Спрашивается, зачем ему, человеку естественной научной ориентации, религиозное образование? Тогда это давало максимально широкий взгляд на окружающий мир. Благодаря этому он сумел создать свою великую теорию эволюции, но тогда это были единицы, которым нужно было совмещение естествознания с универсальным взглядом на мир. А сейчас таких ученых становится на порядки больше. Да и вообще, чтобы стать личностью, в современных условиях необходим целостный взгляд на мир. Универсализм проявляется во многих направлениях современной философии, науки, синергетики и теории эволюции. Я вовсе не хочу сказать, что все сводится к философии. Например, на многих факультетах мне доводилось читать курсы концепции современного естествознания. Потом курсы «естественно-научная картина мира», которые также формируют целостный взгляд на окружающий мир. Но философия – все равно остается стержнем такого формирования. А сейчас я работаю в основном с аспирантами, даю предметы истории философии науки, методологию, философию науки, методологию философии и науки. Часть этих курсов слушают и магистранты.

Как вы стали кандидатом технических наук и доктором философии одновременно?

Для меня этот процесс прошел естественным образом. Дело в том, что я, занимаясь термодинамикой, в самом широком смысле пытался применять там универсалистскую систему своих взглядов. Потом понял, что мне там тесно. Сегодня я, например, широко использую литературу в своих исследованиях, использую примеры из искусства, лингвистики… А там поле исследований было ограничено рамками естественных наук. Однако, я не оставил науку, статьи, книги, связанные с термодинамикой. Философия в этом плане наиболее естественный полигон для такого совмещения. Она сейчас стала настолько разной, там можно найти и рационалистические направления, и иррационалистические. Причем сам рационализм в современных условиях радикально изменился. Он стал проникать во вненаучное знание, но этот процесс должен быть строгим с отбрасыванием всего лишнего.

Чему в первую очередь учите будущих преподавателей философии?

Методологии научного исследования. Дело в том, что сейчас некоторые учат по старинке. Например, требуют перечислить произведения Маркса, которые написаны без Энгельса, но мне кажется, что сейчас это студентам ничего не дает. Современная методология философии науки, эпистимология, онтология является тем базисом, который, я считаю, необходим современному молодому человеку. Сейчас молодому человеку очень сложно. На него обрушивается большой поток информации, ему надо иметь очень четкие ориентиры. Методология, в частности, является одним из основных инструментов подобной ориентации. На практике я использую площадки, где разбираются примеры из российских философии и культуры, публикую статьи и разделы в книгах по метафизике русской литературы, философии. Очень плотно работаю в направлении якутского национального эпоса. То есть тут открываются широкие возможности для приложения все этих философских методологических подходов.

Исходя из вышесказанного, каким должен быть современный преподаватель философии?

Он должен быть очень знающим, всесторонне образованным. Справиться с этим потоком информации трудно не только студенту, но и преподавателю. Мне кажется, что глубокие знания нужны прежде всего. Но затем должна быть внутренняя честность и искренность.

Как вы относитесь к пропаганде научных знаний? Какую позицию должны занимать ученые?

Я занимаюсь широкой популяризацией философии науки.В Якутии есть журнал «Наука и техника». Там у меня в 29 номерах были научно-популярные статьи в рамках лектория о философии, науке и культуре. Эти статьи рассчитаны на широкую аудиторию – студентов, школьников. Я считаю, что философ очень активно должен заниматься такой пропагандой научно-философского знания и по мере сил старался это делать разными способами. Есть великолепная метафора Льва Гумилева – он говорил, что надо совмещать всегда три взгляда: «из мышиной норы, с высоты холма и с высоты птичьего полета». Еще есть прекрасный девиз римского клуба – «Мыслить глобально, действовать локально». Все это необходимо.

А какой подход в университете?

В нашем вузе правильный подход. За последние 5-7 лет он очень бурно развивается. Этот мощный курс впечатляет. Я ведь застал университет еще в 60-х годах, когда только пришел учиться. Тогда все было статично и развитие шло очень медленно.

У философов особый взгляд на культуру. Константин Райкин от имени российских театров указал на чрезмерную цензуру и государственное давление. Что вы думаете на этот счет?

Я человек строгих правил. Считаю, что современный постмодернизм далеко перешел какие-то границы, которые, в общем-то, нецелесообразно переходить, разрушать. Сейчас многие феноменологи говорят, что та эпоха просвещения, которая была в XVIII-XIX веках, погибла, и сейчас необходима новая эпоха просвещения. Я за то, чтобы классическую литературу и искусство сохраняли в чистом виде. Если классика, то классика. Если новая пьеса, то пишите новую. Но не ломайте ничего.

Через год будет отмечаться 100 лет Октябрьской революции. Как государству интерпретировать это событие?

Событие было очень неоднозначным. С одной стороны, если почитать литературу XIX века, то в народе назрел такой протест, и народ до того хотел расправиться с режимом, который тогда был… С другой стороны, результат получился не очень хороший. И Россия очень много потеряла в темпах своего развития. Если бы Россия пошла срединным путем, она была бы сейчас ведущей державой мира. В прошлом всегда есть и хорошее, и издержки. Но вместе с тем в прошлом было и хорошее, и издержки. Думаю, время все расставит по местам. Вот у Гегеля есть понятие «снятия». Если работает закон отрицание-отрицание, то главное сохранить то лучшее, что было на предыдущем этапе. Когда случилась революция всем российским писателям было предъявлено обвинение – что они дворяне. Возникли даже такие идеи, как заменить Пушкина на Демьяна Бедного. Демьян Бедный неплохой поэт, но с Пушкиным его не сравнить.

Фото: Светлана Павлова, из архива редакции новостей СВФУ

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Николай Кожевников
доктор философских наук, кандидат технических наук, профессор общеуниверситетской кафедры философии СВФУ