/ Евгений Онуфриев

«Стремлюсь передать молодежи все свои знания»

Интерес к алмазам с детских лет не только привел Артура Андросова в горную промышленность, но и сделал его одним из первых, кто продвигает изобретательскую деятельность в республике. Профессор СВФУ и заслуженный изобретатель России поделился историей своей жизни и рассказал о тонкостях работы со студентами.


Расскажите о своем детстве. Когда у вас появился интерес к горной отрасли?

Я родом из Нюрбинского района – все мое детство и подростковый период проходили в Нюрбинской средней школе, которую я окончил в 1956 году. Помнится, желание стать горняком у меня появилось еще в раннем возрасте, так как в то время в наши края приезжали геологи, которые проводили различные алмазные экспедиции. До этого о таинственных алмазах мы, будучи детьми, слышали лишь урывками: к примеру, расскажет какая-нибудь старушка мимоходом на улице, что якобы какой-то бриллиантовый камень нашли – а у нас уже интерес появлялся.

Вообще, так вышло, что «алмазная лихорадка» в Якутии началась с нашего Нюрбинского района. Не забуду судьбоносный момент, когда учителя водили нас со школы в лаборатории знаменитой Амакинской геологоразведочной экспедиции, ведущей широкомасштабные поиски и детализацию алмазных месторождений на территории Якутии. Тогда мы впервые услышали слово «алмаз», узнали, как выглядят минералы. Что интересно, слово «амака» с эвенкийского переводится как «медведь», то есть, говоря буквально, это была медвежья экспедиция.

Поведайте о ваших студенческих буднях.

Зарядившись атмосферной горного дела, в середине пятидесятых мы с друзьями поехали поступать в город Якутск. Сказать честно, вначале у меня было большое желание стать геологом, и я успешно сдал все вступительные экзамены. В Якутском обкоме комсомола, который занимался распределением студентов на места, спросили, куда я хочу поехать, и я ответил, что интересует специализация геолога с учебой где-нибудь в центральных районах страны. Как оказалось, в центре все места закончились, и единственным вариантом был Иркутский горно-металлургический институт, в котором обучали геологии.

Приехав в Иркутск учиться, я нашел свое имя в списке зачисленных студентов и с удивлением обнаружил, что меня почему-то зачислили на горный факультет. Подумал, что уже ничего не изменишь, да и рукой махнул. Вначале учеба давалась, конечно, тяжело – как никак, после деревни настала жизнь в городе, да еще и в другом регионе страны, но на третьем курсе я уже полностью догнал своих сокурсников. Все свои «подземные» практики я проходил в шахтах в городе Черемхове в Иркутской области, а также в Республике Хакасии. Последнюю практику по открытым работам провел на Урале.

Как начиналась ваша рабочая жизнь в качестве «горняка»?

Когда я вернулся в Якутию, при распределении меня направили на работу в поселок Сангар Кобяйского района. Через год перешел в трест «Якуталмаз» и работал на руднике Айхал, где алмазодобывающая деятельность тогда была еще на уровне зародыша – как говорят, мы начинали буквально «с палаток».

Проработав шесть лет, мне стало надоедать работать горняком – смены ставили то ночью, то днем, а о праздниках и вовсе не было речи. Тогда я подумал, что мне нужно двигаться дальше. В это время Иркутский институт редких металлов и алмазов проводил в Якутии различные научные исследования, и во время совместных работ они меня заметили и предложили поступить в аспирантуру. Аспирантскую школу я прошел в Новосибирском научном центре, а кандидатскую защитил в Свердловском горном институте. После я перевелся в Институт горного дела Севера СО РАН, закончил докторскую диссертацию и успешно защитил ее в Новосибирске.

Именно с этого момента вы перешли к преподаванию?

Да, в тот период я понял, что пора уже готовить новое поколение – так я попал в наш университет. Работа со студентами у меня разноплановая. Помимо лекций по основным специализациям, я стараюсь постоянно держать связь с молодежью, общаться с ними на интересующие по учебе темы, чтобы ребята тренировались хорошо излагать свои мысли. Ведь самое важное для молодого ученого – это правильно представлять свои научные доклады, так? Уметь выступать на научных конференциях – это целое дело, и молодых студентов нужно этому обучать с первого курса, еще с университетских собраний. Дальше больше – их будут ждать уже республиканские и всероссийские мероприятия, вплоть до международных, к уровню которых наш вуз и стремится сегодня.

Отдельного упоминания заслуживает научно-техническое творчество, то есть вопрос изобретательской деятельности. Чтобы создать то, чего мир еще не видел – необходимо не просто придумать вещь и постараться выпустить ее, но и также важно находить аналоги, прототипы будущего изобретения. Для якутян в условиях криолитозоны – многолетней мерзлоты – существуют широчайшие возможности для открытия чего-то нового, потому что у нас в отличие от средней полосы России преобладают особые условия во всех областях жизни. А для таких условий нужны особые изобретения. Если человек достаточно подготовлен, то он может оформить изобретение и получить патент.

Вы посвятили изобретательской деятельности немало лет. Расскажите о ней. Как вы оцените способности наших студентов в этой сфере?

По моему мнению, каждому студенту нашей специализации, который выходит на защиту диплома, желательно иметь к этому времени патент. Стоит понимать, что это сложная и требующая множества времени и сил процедура, и она может продлиться целые годы. Поэтому молодых ученых нужно натаскивать с самого первого курса – тогда это будет мировой уровень. Уметь составлять заявки, сверять свои формулы с другими – все это нужно уметь еще в начале обучения. К сожалению, сейчас среди якутских студентов не так много изобретателей, как хотелось бы. Поэтому моя основная задача как преподавателя и президента Ассоциации изобретателей нашей столицы – подготовить всесторонне развитых и высококвалифицированных специалистов горного дела, и для ее достижения мне нужно передать молодежи все свои знания.

Я являюсь заслуженным изобретателем России. Таких в Якутии совсем мало – всего пять человек. Вообще что-то изобрести, получить патент и внедрить это изобретение в производство – сложнейшая работа, и без помощи правительства здесь никак не обойтись. Поэтому я надеюсь, что государство будет больше помогать и создавать все условия отечественным изобретателям, потому что без его поддержки, одним словом, никак. Тем же олигархам и бизнесменам, например, новинки ни к чему.

Чтобы люди больше тянулись к изобретательству, конечно, важно их материально заинтересовать. Президент России Владимир Путин уже давно отмечал, что права изобретателей надо восстанавливать. Туда входит освобождение от кварплаты, получение прибыли от внедрения изобретений. Что касается последнего, в других странах по нашей области изобретатели получают деньги от внедрения до тех пор, пока не закончится само месторождение, в России же стоит ограничение в два года.

Одно из моих последних изобретений называется «Способ сооружения подводных тоннелей». Идея проекта возникла на фоне обсуждений, что лучше стоит строить для будущего передвижения по реке Лене – мост или тоннель. В поддержку патента отмечу, что подводные тоннели обходятся гораздо дешевле, но так как сейчас вопрос переправы приостановлен – патент пока ждет своего часа.

На каком уровне, на ваш взгляд, сейчас находится горнодобывающая промышленность в нашей республике?

Промышленность в этой области у нас в Якутии в основном завязана на престиже – где самые большие доходы, там и самый вкусный хлеб. Одной из передовых организаций в этой области я считаю объединение АК АЛРОСА«». Такие предприятия, как «Алмазы Анабара», конечно, тоже дают доходы, но стоит понимать, что они в первую очередь являются сезонными – люди поработают летом, а зимой попадают под сокращение.

Большие сдвиги наблюдаются в золотодобывающей деятельности нашей республики. Помню, в одно время все частные артели, относящиеся к ним, позакрывали, но после поняли, что без золота жизнь не получится. Также стоит отметить работу угольной промышленности в Нерюнгри, а также популярную сегодня добычу цветных камней по типу малахита, чароита, к примеру, в том же Олекминском районе – насколько я знаю, особой поддержки эти предприятия не получают, и основными заказчиками выступают китайцы. Секреты, конечно, таятся и в добыче урановой руды, которая в Якутии не добывается, но, как говорят, где-то в республике она существует, хотя никто не видел.

Фото: Мичил Яковлев, редакция корпоративных медиа СВФУ

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Артур Андросов
доктор технических наук, профессор кафедры подземной разработки месторождений полезных ископаемых Горного института СВФУ