/ Ксения Коршун

«Требует ли жертв красота?»

Клиники пластической хирургии предлагают нам различные услуги: от привычного омоложения лица и тела до кардинального изменения внешности. Современные пластические хирурги могут вылепить лицо человека, как он того захочет. Пластический хирург Нелли Векслер рассказала, какие операции популярны в Якутске и можно ли с помощью них решить личные проблемы.

Считается, что пластическая операция ‒ удовольствие не из дешевых. Кто сейчас может себе позволить ту же подтяжку лица, например?
Любая операция в принципе доступна для среднестатистической женщины. Может быть, лет десять назад это и было дорого. Но за мои шесть лет работы в клинике спрос на пластическую медицину достаточно высокий и остается таковым и ныне. Я допускаю мысль, что определенные проблемы, например личного плана, можно решить с помощью нас. Женщины поверили в то, что эти проблемы достаточно успешно и эффективно устраняются. Для людей также важна репутация ‒ в области эстетической медицины у нас есть определенные успехи.

Какие процедуры наиболее популярны?
Наиболее часто проводимые нами операции – это пластика верхних век и такая ее разновидность, как европеизация. Она устойчиво остается одной из востребованных на протяжении всей моей длительной практики в области пластической хирургии. Большую долю из выполняемых нами операций занимают маммопластика, пластика плоской спинки носа, пластика лица, увеличение подбородка. Разумеется, чаще всего обращаются женщины, но в последнее время стали приходить и мужчины, просят ринопластику, отопластику и пластику рубцов.

Вы сказали, что большой спрос на европеизацию. Ваше мнение об этой операции? Стоит ли менять какие-то отличительные, национальные черты лица в угоду моде?
В восточной культуре, например в Китае, Японии, наличие складок век считается красивой особенностью, но только часть людей имеет врожденную складку. Это касается и народа саха. При всем при том, имея эту складку, они не становятся европейцами, они остаются с национальными чертами. Выполняя европеизацию, мы не меняем национальные черты, не изменяем разрез глаз – мы просто создаем складку на верхнем веке. Глаз выглядит эстетичнее, более открытым становится взгляд. Молодые девушки, стремясь создать эту складку искусственным путем, клеят разные наклейки, полоски на веко. Кожа после длительного использования таких полосок значительное ухудшается, становясь утолщенной, грубой, шелушащейся, с признаками хронического воспаления, что мы и видим у наших пациенток. Операция решает эти проблемы и не только. Во время европеизации мы убираем избытки кожи, жировые грыжи, добиваемся небольшого подъема ресниц, они становятся более заметными, немного загибаются. Это хороший попутный эффект.

Фиксация складки происходит за счет наложения внутренних швов, которые постепенно полностью рассасываются. Но, конечно, нужно понимать, что европеизация не сиюминутное дело, а операция с периодом реабилитации, синяками, отеками. Поэтому решение должно быть продуманным, осознанным, нужен соответствующий настрой.

Существует ли риск даже от самых незначительных вмешательств?
Хирургическое вмешательство несет в себе риски в любом случае, потому что мы делаем разрез, рану, потом зашиваем ее. Может быть расхождение швов, кровотечение, послеоперационные синяки. Но мы стараемся свести эти риски к минимуму. В этом помогает наш опыт, предварительное обследование, анализы. Обязательно заполняем амбулаторную карточку, проводим предварительную консультацию перед проведением операции. На консультации стараемся выяснить о пациенте все, что имеет отношение к операции и периоду реабилитации.
При европеизации на третий день снимаются швы, но это не значит, что мы с пациентом на этом расстаемся.

Мы еще наблюдаем за ним еще какое-то время. В эстетической медицине не должно быть понятия «несерьезные вмешательства». И отношение к каждой манипуляции должно быть серьезное. К примеру, нельзя просто так поставить ботокс. Могут быть различные проблемы: опустятся брови, что приведет к асимметрии, у человека может появиться так называемый тяжелый взгляд. Нужно знать, сколько, куда и как колоть. То же самое касается и других инъекционных методов. Просто так: пришел, уколол и все ‒ не бывает. Все не просто и не так однозначно, как кажется.

Конечно же, надо обращаться к профессионалам, в клинику, где используют проверенные, сертифицированные препараты. И в первую очередь нужно спрашивать сертификаты специалистов. Вы должны четко представлять, какому специалисту вы собираетесь вручить самое драгоценное, что у вас есть – себя.

Если врач говорит, что операция без риска, ничего страшного не будет, бегите оттуда, потому что ни один ответственный врач не будет говорить такие вещи. Я отношусь с непониманием к тем людям, которые не придают этому значения. Перед принятием такого ответственного решения, как выбор лечащего специалиста, необходимо разузнать о нем подробную информацию. Безопасность пациентов – прежде всего.

И ни в коем случае не экономьте на себе, потому что это ни к чему хорошему не приведет, равно, как и экономия в клиниках и салонах на расходных материалах, аппаратуре. Хорошие препараты и аппараты не могут стоить дешево.

Проводите ли вы какие-то психологические беседы с пациентом? Отказываете ли вы в проведении операции?
Каждый врач в какой-то мере должен быть психологом, а тем более специалист, работающий в области эстетической медицины. Отказываю ли я? Конечно. Например, если считаю, что операция не показана, или когда наши возможности не соответствуют ожиданиям пациента. Когда это происходит, мы должны либо рассказать пациенту, на какой результат он может рассчитывать, либо сказать ему, что здесь мы не сможем помочь и результата не будет. Например, не все изменения формы носа, о которых мечтают пациенты, возможны. Бывает, что некоторые мечтают о такой форме, которая не соответствует строению лица. Или хотят лучшего, хотя все у них в норме. В этом случае мы отказываем. Не всегда нужно идти на поводу у пациента при желании, например, сделать большую грудь или чересчур увеличить губы. Все должно быть в меру.

Есть ли возрастные ограничения? Может ли быть такое, что человек по истечении времени вдруг сожалел о проделанной операции?
Возраст не является каким-то критерием для проведения операции. До 16 лет требуется согласие родителей. А после человек может самостоятельно принимать решения. Здесь речь должна идти не о том, поменяет ли человек взгляд на свой выбор. А о том, есть показания к этой операции или они отсутствуют. Врач должен нести ответственность за то решение, которое он принимает. Пациент может пожалеть, если врач сделает операцию там, где она не была показана. А если пациент обращается с лопоухостью: ему это мешает, снижает качество жизни ‒ почему он должен пожалеть? В то же время, если речь идет об операциях по эстетическим критериям, то они не являются жизненно необходимыми в такой степени, как, допустим, апендэктомия. Пациенты нередко спрашивают: «Как вы считаете, мне нужно делать эту операцию?» И я отвечаю, что могу сказать только, есть показания к этой операции или нет. А решение должно оставаться за человеком. Считаю, что если есть какие-то сомнения, то лучше не оперироваться и подождать. Операция – это не стрижка. Результат остается на всю жизнь.

Как вы считаете, можно ли с помощью пластической операции решить психологические проблемы: поднять самооценку, избавиться от комплексов, изменить жизнь?
Пластическая операция – не способ решения психологических проблем. Конечно, повысить самооценку в некотором роде можно, но изменить психологию – это не к нам. Более того жизненные неурядицы, депрессии являются в некотором роде противопоказанием к оперативному вмешательству. Если путем операции пациент хочет решить какие-то личные проблемы, например, вернуть любимого, в этом мы вряд ли ему поможем.

Говорят, что абдоминопластика, липосакция – это похудение для ленивых.
Некоторые считают, что все очень просто, провели липосакцию – и решили все свои проблемы, связанные с лишними килограммами. Но это не так. Наоборот, при выраженном избытке веса липосакцию или абдоминопластику делать нельзя, повышается риск послеоперационных осложнений. Мы таких пациентов не оперируем, а отправляем худеть. Липосакция не метод снижения веса, эта операция направлена на коррекцию отдельных областей фигуры. Похудением занимается целый раздел медицины, называющийся бариатрией, и есть специальные операции, например, бандажирование желудка. Мы можем подключиться после снижения веса: убрать провисшую кожу, остатки жировых отложений.

Если вы хотите хорошо выглядеть, иметь хорошую фигуру – нужно придерживаться правильного образа жизни. Невозможно вмешательством лишь извне решить проблемы недостатков внешности. Все должно быть комплексно: здоровое питание, диета, физкультура, избавление от вредных привычек, уходовые процедуры.

Есть ли какое-нибудь правило, которого вы придерживаетесь в пластической хирургии?
Существует много различных профессиональных правил. Есть такой раздел медицины, как врачебная этика, где прописано много правил. Это все замечательно и чрезвычайно полезно. Но общим правилом для любого врача должно быть: ты должен помочь пациенту, а не навредить. Надо задумываться над каждой операцией, даже если ты делал ее сотни раз. Надо иметь в голове план, индивидуальный подход к каждой операции, к каждому пациенту.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Нелли Векслер

кандидат медицинских наук, главный пластический хирург Министерства здравоохранения РС(Я)