/ Айсен Протодьяконов

«Вальс с Ким Чен Иром»

В средствах массовой информации часто всплывают сообщения об агрессивном поведении Северной Кореи на международной арене и в частности по отношению к соседней Южной Корее. О том, насколько велик раскол, что у стран осталось общего и в каком направлении они идут, рассказала журналист, кандидат политических наук, доцент кафедры русского языка и литературы Восточного института Дальневосточного федерального университета Ольга Мальцева, исследующая быт и нравы обеих стран и дважды имевшая возможность взять интервью у генералиссимуса КНДР Ким Чен Ира.

IMG_1446
СМИ то и дело говорят об относительно жесткой внутренней политике Пхеньяна. Например, в 2012 году много писали о том, что заместителя министра обороны расстреляли из гранатомета. По-вашему, что из таких новостей правда, а что ложь?
Расскажу одну историю. В Корее много буддистов, и для того чтобы понять, что это такое, я посетила буддистский храм на острове Канхвадо. Впоследствии мы познакомились с настоятелем храма, который признался, что впервые видит «других русских». Оказалось, он имел в виду тех, кто интересуется культурой и историей. Он читал о России и думал, что там «одни киллеры и проститутки». Это тоже как пример образа определенной страны, и сформирован он не кем-то, а нами.

Когда в СМИ пишут о Корее, что кого-то там казнили и прочее, то я всегда интересуюсь, кто об этом писал, кому выгодна такая информация. Корееведа Андрея Ланькова, например, трудно заподозрить в любви к Северной Корее, но и он просит журналистов перестать писать об этой стране как о голодной, нищей стране, ибо сегодня она уже совсем другая.

Нам известно, что вам удалось дважды взять интервью у великого руководителя КНДР Ким Чен Ира, отца Ким Чен Ына. Можете немного рассказать о том, как это происходило?
Я работала с Константином Полюковским, он был полномочным представителем президента России по Дальневосточному региону, и была литературным редактором, когда он сопровождал Ким Чен Ира по России. Впоследствии из этой поездки вышла книга «Восточный экспресс по России с Ким Чен Иром». Затем меня включили в российскую делегацию, которая летела в Пхеньян.

Наверное, звезды так хорошо сошлись для журналиста, что в результате поездки в Северную Корею я задала вопрос лидеру КНДР, и он его удивил. Вопрос был нестандартный: «Можете ли вы выполнить желание женщины?» Иностранным журналистам он никогда не давал интервью, но этот вопрос его заинтересовал, и мне было позволено подойти к нему и задавать вопросы. Это было в феврале 2002 года, а летом того же года он, прибыв с визитом на Дальний Восток России, приехал во Владивосток. Я освещала это событие как журналист, и, к моему удивлению, он меня узнал. Подумала, что дважды снаряд в одну воронку не попадает и что снова взять у него интервью не получится, но беседа состоялась.

Более того, для гостей был организован неформальный ужин, звучала музыка, и он пригласил меня на вальс. Поэтому книгу, которая вышла по итогам визита, мы назвали «Вальс с Ким Чен Иром».

Факт уникален еще и тем, что книга была переведена и издана в Южной Корее. Там впервые вышла работа иностранного журналиста с позитивным взглядом на лидера КНДР.

На ваш взгляд, есть ли различия режима Ким Чен Ира от Ким Чен Ына?
С 2011 года прошло не так много времени, чтобы говорить об отличиях. Все-таки преемственности я вижу больше: в стране уделяется внимание культурному образованию, досугу и спорту. Как они пишут, идет устройство цивилизованного государства. Большое внимание уделяется тому, как живут люди. Я видела, что в реформах Ким Чен Ира улучшение качества жизни имело место, и сейчас уделяется еще большее значение. В целом, скорее всего, рассматривается модель Китая, где сохраняется коммунистический режим, но развиваются рыночные отношения.

Изучаете ли вы Северную Корею на данный момент? Планируете ли еще поездку?
Да, в последний раз я там была в апреле 2014 года. Надеюсь, что съезжу в командировку весной следующего года. Я исследователь полевой. Думаю, что контент-анализ и метод наблюдения, изучение газет, журналов и прочее позволит представить сегодняшнее состояние страны. Этим я и займусь.

В КНДР средства массовой информации похожи на советский тип и представлены несколькими газетами. Есть газета правящей партии, журналы, молодежные и детские издания. Я читаю политические статьи, как правило, по ним можно понять вектор развития страны.

В моей книге «Корея с Севера на Юг» рассматривается образ жизни граждан Южной Кореи и Северной. Тема была, конечно, исключительной. Трудно представить себе журналиста, который путешествует по Северной Корее. Страна закрытая, к тому же в условиях внешнего давления, особенно от Соединенных Штатов Америки, но КНДР продолжает всем демонстрировать, что как отдельное государство имеет право идти своим путем.

Мне было интересно изучить не то, насколько они отдалились, а именно то, какие корни остались и что у них общего. С каждым новым поколением люди не имеют драматических моментов истории, таких как после гражданской и Второй мировой войны, когда разделялись целые семьи. Молодые люди сейчас принимают объединение двух стран как общую философскую идею.

По-вашему, как далеки они друг от друга и возможно ли их объединение?
В языке они уже разошлись, различия заметны. В Южной Корее идет «вестернизация» с заимствованием английских слов. Ким Чен Ир после исторической встречи с президентом Южной Кореи признавался, что понимал своего собеседника только на 80%. Север же более консервативен.

Несмотря на различия, у обеих стран много общего, например, в образовании: что на юге, что на севере – это социальный лифт, который дает шанс человеку подняться и построить карьеру. Даже сейчас, когда молодой человек выбирает девушку, то он будет смотреть не только на ее род, родителей, но и какое у нее образование. Много общего и в соблюдении некоторых традиций, например, праздник Чхусок – это праздничный день как на севере, так и на юге. Таких примеров еще много.

В целом, те 60 лет, которые они врозь, – ничто по сравнению с четырехвековой историей, которую они имеют. Не могу сказать, что это произойдет завтра, но мне кажется, что корейская нация все-таки объединится. Вопрос в концепции, каким будет это объединение: в виде общего парламента, конфедерации или в другом виде. Трудно сказать, сколько десятилетий на это потребуется, но я уверена, что это будет.

Автор фото: Светлана ПАВЛОВА, редакция новостей СВФУ

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Ольга Мальцева
кандидат политических наук, доцент кафедры русского языка и литературы Восточного института Дальневосточного федерального университета