/ Ульяна Евсеева

Алевтина Игнатьева: «Почта – народная, и народный контроль необходим»

«Дорогой, я на почту за посылкой! Пока меня не будет, воспитай нашего сына настоящим мужчиной, пожалуйста». Для тех, кто работает на почте, такие шутки уже не шутки, когда клиент по-настоящему не удовлетворен услугами. Что нужно сделать для того, чтобы избавиться от очередей в отделениях? И когда письма будут доходить в срок? На все эти вопросы ответил руководитель Якутского филиала ФГУП «Почта России» Алевтина Игнатьева.

– Вы работаете руководителем якутской почты с 2012 года. Помните ли вы день, когда вам предложили стать у руля? Почему вы согласились?
– В то время я работала начальником Среднеленского почтамта, самого крупного на Дальнем Востоке почтамта. Предложение мотивировали тем, во-первых, что в истории почты Якутии никогда не было женщины-руководителя, а во-вторых, тем, что я местная. Кто, если не житель Якутии, знает хорошо проблемы региона? В-третьих, проблемы у всех почтамтов одни и те же. Почему бы и не стать во главе всех почтамтов Якутии?

– Почта – это большое хозяйство, более 400 отделений во всех уголках Якутии. Как вам удается все это держать под контролем?
– Это не просто. Надо быть не только хозяйственником, но и финансистом, логистом. Топ-менеджер должен знать все.

– Где находится самая отдаленная почта в Якутии?
– Это отделение Таймылыр на берегу Ледовитого океана.

– Вы там были?

– К сожалению, до Таймылыра я еще не доехала.

– Если вы вдруг зайдете на какую-нибудь сельскую почту, узнают вас сотрудники?
– Думаю, они меня узнают. Считаю, что руководство нужно знать в лицо.

– Доводилось ли вам пользоваться услугами почты как рядовому, самому обычному гражданину?

– Для этого у нас есть тайные клиенты, которые два раза в год ходят по нашим отделениям, фотографируют и пишут отчеты. По результатам их отчетов в 2014 году мы заняли шестое место в России по качеству обслуживания.

– Работая в газете, мы часто слышим, что когда-нибудь газет не станет вообще. Наверное, про почту говорят то же самое… Какой будет почта, допустим, через лет 30-50?
– Почта была, есть и будет. На сегодняшний момент в Якутии почта для многих населенных пунктов – это единственное предприятие, оказывающее свои услуги жителям, поскольку содержание отделений, например, для банков нерентабельно… Посудите сами, более 40% дохода филиал получает за счет финансовых услуг: оплаты переводов, кредитов, госпошлин, связи и т.д. Сейчас, придя на почту можно заплатить за все, начиная от сотового телефона до своих налогов.

Без почты пожилые люди не получат пенсии, мы доставляем людям прессу и письма, переводы и извещения. Мы обязаны работать.

– Чем компания мотивирует своего сотрудника? Уж точно не высокой зарплатой, наверное?
– Практически каждый шаг, каждая операция оплачивается дополнительно. Заработная плата состоит из оклада – это постоянная часть, переменной – это бонусы, сетевые выплаты, плюс из премиальной части. Чем больше работник сделает, тем больше он получит. Вот такой принцип.

Как и везде, у нас есть коллективный договор, в котором прописаны все права и обязанности работников. Все дети сотрудников компании застрахованы. Если что-то, не дай Бог, случится с ребенком, страховые выплаты составляют до 500 тысяч рублей.

– Какова средняя зарплата в Якутском филиале?
– В прошлом году зарплата у работников увеличилась на 30% и в среднем составила 27 000 рублей. По плану к 2018 году мы должны увеличить ее до 30 тысяч.

– Не ожидаются ли у вас сокращения работников, зарплаты в связи с кризисом?
– Почта России – это стабильность. Сокращений, снижений зарплаты пока не предвидится.

– Наверное, одна из частых претензий для почты – это скорость, вернее, наоборот. Появились ли у вас какие-нибудь новые методы, технологии, чтобы ускорить доставку корреспонденции?
– Есть определенные требования, которые установлены правительством страны. Это наше пресловутое постановление №160, в котором прописаны контрольные сроки прохождения письменной корреспонденции. От Якутска до районного центра письмо должно дойти через два дня, с райцентра да наслега – тоже за два дня. Установки, конечно, космические, если взять, например, северные районы.

Для Якутии это нереально. У нас 34 района, а самолет летает только в 21 район, по некоторым маршрутам только один раз в неделю. А в арктических районах это постоянная зависимость от погодных условий, когда самолет не может вылететь и неделю, а то и две.
Можно, конечно, похвастаться тем, что в конце 2012 года остатки в сортировочном центре составляли 30-40 тонн в сутки, сейчас они уменьшились на 60%. Иначе говоря, на утро остается 13 тонн от поступившей за ночь почты. Сейчас у нас дороги закрыты, а почты на вчера осталось только 13 тонн. Это очень хороший результат.

Мы сейчас работаем над установкой постерминалов, чтобы жители сел могли без проблем снять с банковской карты наличные, обратившись на почту. Меня когда-то удивило, что жители одной деревни отдавали свои карточки с паролями главе администрации, чтобы он в райцентре смог снять наличные и привезти им…

– Наверное, в Якутии много экстремальных перевозок писем, газет…

– Есть совершенно свежий пример. В Кобяйском районе прокладывали новую дорогу, ведущую в село Ситте. Впереди едет вездеход «Трэкол», тянет на тросе почтовый «УАЗ». Вездеход проехал, а уазик упал в расщелину. Но почтовики не растерялись: и почту спасли, и машину. Все перезагрузили, подшаманили и поехали дальше. Таких ситуаций очень много.
Недавно ехали с Олекминского района, попали в наледь и выбирались с нее три дня.

– На оленях, на быках, на лошадях не приходилось возить почту?
– На оленях и прочее возили почту во время войны. В то время существовал Иркутско-Якутский тракт. На войну призвали всех ямщиков и лучших начальников отделений. В первый год ушло 210 человек на фронт, их заменили женщины. С этого времени, видимо, образ почтальона поменялся на женский. А почту возили и на лошадях, и на собаках, и на оленях.

Сейчас из более 2 500 наших сотрудников около 2 000 – это женщины. Работа очень тяжелая, приходится заполнять много бумаг – надо быть скрупулезным. Мужчины не выдерживают. Нынче вся работа компьютеризована, более 220 услуг делается за компьютером.

– Почтальон Печкин – образ, знакомый всем детям. Каков образ настоящего почтальона?
– Это женщина средних лет. Активная, любит общаться с людьми. Она много ходит пешком, но есть и механизированные маршруты, но их пока не так много.

– Очень важный вопрос для нашего читателя: ожидается ли увеличение цен на подписку?
– Какова будет инфляция, таково и будет увеличение цен тарифов.

– А сколько человек читают газеты и журналы? Больше или меньше стало подписчиков?
– По сравнению с советскими временами, конечно, подписчиков стало в разы меньше. Но сейчас такого кризисного упадка тиражей не наблюдается.

К слову, у Почты России создается свое агентство подписки. Например, с газетой «Наш университет» у нас существуют прямые договоры, с другими таких договорных отношений нет. С созданием агентства мы начнем работать напрямую со всеми издателями.

– Кем вы начали свой путь на почте?
– Я 13 лет работала в Институте космофизики главным специалистом кадрового отдела. В 2005 году меня пригласили работать руководителем отдела по работе с персоналом Якутского почтамта. За восемь лет работы я доросла до должности директора филиала. Это приятно, конечно.

– На вопрос о карьере люди чаще отвечают, что они просто трудились и добросовестно выполняли свои обязанности. А что скажете вы?
– В свое время появилось ощущение, что мне нужно двигаться дальше. Сейчас я у руля три года, наверное, через какое-то время снова придет это ощущение… У меня миссия –сделать филиал прибыльным, выйти на нулевую отметку.

У меня есть живой пример отца: он в свои 26 лет был заведующим трех магазинов в Якутске, также работал в Совете министров ЯАССР, был лидером-хозяйственником.

– Есть у вас шанс стать директором федерального предприятия?
– Федерального масштаба – нет, но макрорегионального центра – есть. Как впрочем и у всех моих коллег – директоров.

– А вы знакомы лично с руководителем Почты России?
– Да, конечно!

– А какой он человек?
– Он тот человек, который может эффективно руководить такой большой компанией.

– Он был в Якутии?
– Пока нет, но надеемся, что он к нам приедет в гости.

– Какое ваше отделение вы бы ему показали?
– Я бы показала наш главный почтамт, потому что такого красивого отделения на Дальнем Востоке нет.

– А что не показали бы?
– Я бы не хотела показывать гостям наше десятое отделение, которое находится в районе «Елочки». Но мы должны оттуда переехать. Это здание будет перенесено, и нам выделят новое здание. Тоже самое ожидает и пятнадцатое отделение в Якутске.

– Что вы делаете каждый день, чтобы работа не надоедала? Или скучать вам не приходится? Много критики, много обиженных…
– Всех почтовых отправлений за 2014 год было более 35 миллионов единиц. Это письма, посылки, бандероли, подписка… Обращений-жалоб бывает 300-500. По сравнению с этим объемом, конечно, видно, что капля, но мы стараемся отработать каждую жалобу.

Все люди привыкли к тому, что почта должна работать хорошо, если какой-то сбой случается, люди сразу реагируют. Не дай бог, газету не привезем, сразу позвонят. Посылка затерялась – сразу придут.

Я лично очень радуюсь, когда люди приходят и жалуются. Это взгляд со стороны. Почта – народное предприятие, и народный контроль необходим. Если посетитель приходит с жалобами, он будет прав.

– Вы упомянули письма, как с этим обстоят дела? Люди пишут письма?
– Из 35 миллионов единиц более 20 миллионов – это письма. Из этих шесть миллионов – это письма, которые люди отпускают в ящики. 14 миллионов – это письма, которые приходят из России.

Все-таки намного приятнее получить рукописное письмо от человека, нежели сообщение по телефону. Эта тенденция еще жива, и она будет жить.

– Насколько вы открыты клиентам? Как можно позвонить вам?
– Можно звонить в приемную. Но у нас бывает так, что начальники отделений дают мой номер клиентам, а они звонят мне напрямую.
Я люблю разговаривать с людьми, потому что посредством общения мы узнаем правду.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.