/ Туяра Павлова

Арктика: что нас волнует?

Арктический регион вызывает интерес даже у южных стран. Почему нам важна Арктика, и какие вопросы сейчас обсуждаются вокруг этого региона, рассказывают эксперты Северо-Восточного федерального университета.

Юрий Данилов,
кандидат географических наук, доцент эколого-географического отделения Института естественный наук СВФУ:

– Сейчас нужны любые исследования, касающиеся Арктики. Этот регион стоит сегодня во главе повестки дня. Это территория, богатая различными природными ископаемыми. И на самих островах, и в акватории на дне есть газогидраты, а это, можно сказать, те же нефтепродукты, это горючее. Они просто лежат на дне, их легко добыть. Говорят, они похожи по консистенции на сахарную вату, если их оттуда выкачать, они превратятся в маслянистую жидкость.

Другие факторы, формирующие важность Арктики – глобальное потепление климата и реанимация Северного морского пути – он намного короче и выгоден азиатским странам. Не зря там сейчас расположены военные базы

Еще в 30-е годы прошлого века Арктика была поделена на секторы. Советский Союз активно изучал Арктику, несмотря на то, что была сложная ледовая обстановка, другие страны особенного интереса к региону не высказывали. У нас была там дрейфующая станция СП-1 (1936-1937 годы). После на льдинах постоянно работали какие-то станции. Многие страны, даже Китай, который не имеет побережье в Северном Ледовитом океане, сейчас претендуют на акватории Арктики, и наши пытаются доказать, что все острова в акватории, в том числе поднятие Мендеелева и хребет Ломоносова, являются продолжением Восточно-Европейской платформы. Чтобы выяснить, так ли это на самом деле, нужно проводить глубоководные бурения.

В 2013 году служба спасения выходила с предложением основать на стровах Беннетта, Жаннетта, Генриетта депо для спасения. Поставить что-то вроде якутского балагана, чтобы там были дрова, печка, генератор. С одной стороны, это бы пригодилось тем же сборщиков бивней мамонтов в случае чего. С другой – тем самым мы бы «застолбили» эти острова.

Галина Васильева,
кандидат биологических наук, доцент эколого-географического отделения Института естественных наук СВФУ:

– Для Крайнего Севера давно пора выработать и утвердить регламенты и стандарты, учитывающие условия этой специфической части Российской Федерации. Проблемы потепления климата усугубляют сложившуюся ситуацию, особенно в местах антропогенного воздействия, связанного с интенсивным освоением природных ресурсов.

На самом деле, деградация вечной мерзлоты – это огромная опасность для техносферы, для строительных объектов. Никто не может предсказать, как она может себя повести в той или иной ситуации. Появляются же непонятные провалы, например, Батагайский провал или Ямальский.

Для бережного отношения и предотвращения дальнейшей интенсивной деградации мерзлоты необходима выработка нормативно-правовых актов, в том числе законодательных, как на уровне субьекта, так и на федеральном уровне.

Попытки создать нормативно-правовую базу у нас в республике есть

Разработан проект закона о «Об охране и использовании вечной мерзлоты в Республике Саха (Якутия)», причем пытаются его защитить на федеральном уровне, но естественно, поскольку закон ужесточает требования в области строительства, найдутся его противники. И, думаю, принять его будет очень сложно. Но такой закон крайне необходим, только после его принятия можно будет разрабатывать сопутствующие нормативно-правовые акты, стандарты, регламенты, вносить изменения в строительные нормы и правила.

На западном Севере уже приступили к очистке арктической территории с привлечением военных. Сергей Шойгу рапортовал о результатах. Но у нас это сделать очень сложно, хотя бы по причине несовершенной системе тендеров. Например, несколько лет назад выделялись ресурсы, но выиграли этот тендер компании, очень далекие от нас, и плохо представляющие территорию нашей республики. Естественно, они не смогли его исполнить, и деньги пропали.

Надо продумать систему уборки – где будут его складывать, как доставить на места специализированную технику (вручную при всем желании ничего не сделаешь), как потом все вывозить, на каком транспорте и куда. Никакие волонтеры это сделать не смогут. И это все стоит немалых денег. Возможно, нужно предусмотреть финансирование в бюджете республики, выйти с грамотной программой для получения грантов в специальные фонды, Российское географическое общество и другие организации. Хотя, по большому счету, в очистке территории Арктики должно быть заинтересовано и задействовано государство.

Анатолий Слепцов,
кандидат юридических наук, заведующий кафедрой арктического права и права стран Азиатско-Тихоокеанского региона юридического факультета СВФУ:

– Сегодня Арктика – это кладовая нашей страны на ближайшие двести-триста лет. Кто будет владеть Арктикой, будет владеть миром. До последнего времени особого интереса Арктика не представляла. В связи с глобальным потеплением, о чем я уже говорил, появилась возможность добраться до недр, которые находятся под морями. Кроме того, глобальное потепление ведь сказывается на всей планете. «Чихнет» Арктика – в других частях света будут наводнения и так далее. Когда лед тает, появляется больше воды, а так как земля состоит на большую часть из воды, представим, что будет, если уровень воды сильно поднимется.

Правовой статус Арктики еще не определен, определены только прибрежные территории государств

Что касается Северного полюса, он пока не регулирован. Вопрос в том, чтобы как распределить эту территорию. Нельзя сказать, что в Арктике совсем нет никакого права: есть национальное законодательство пяти прибрежных стран, есть море, которое регулируется конвенцией о морском праве. Дания и Россия сейчас спорят о том, к какой стране относится хребет Менделеева и Ломоносова. Кто первый подаст заявку и научно обоснует ее, тот и победит.

Территория России в Арктике – 55%, и мы, россияне, должны думать не только о себе, но и об Арктике в целом. Поэтому мы на своей территории должны четко определить свое законодательство, чтобы оно учитывало не только наши интересы, но и наших соседей. Потому что рыба, например, ходит повсюду, и если где-то произойдет экологическая катастрофа, это коснется всех. А наше законодательство было адаптировано только на территории, которые есть. И у других стран так же. А феномен Арктики в том, что она является не только территорией этих пяти прибрежных стран, но общей. Отмечу, что Якутия также имеет свои интересы в Арктике – она занимается 30% территории.

По моим прогнозам лет двадцать-тридцать особой активности не будет. Это связано с санкциями: наша страна перенесла свои приоритеты на Азиатско-Тихоокеанский регион. Это хорошо. Во-первых, торопиться в Арктике не стоит. Экология там очень чувствительная, и если осваивать ее так, как это делали в Советском Союзе, это будет катастрофа для всего мира. Нам нужны новые технологии, которые будут гарантированно бережно относиться к Арктике. А это требует времени и научных исследований.

Таких технологий, которые подходят для осваивания полезных ископаемых в Арктике, пока нет. Поэтому другие страны пока тоже отложили добычу. И у нас, у ученых и юристов, появилось время подготовить нормативные акты, правила поведения государств в Арктике. Они не должны противоречить друг другу. И второе – мы должны объединить усилия в науке. Там экстремальные условия, и ни одно государство пока не может решить эти вопросы в одиночку.

Фото: из открытых источников

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.