/ Михаил Черосов

«Без них наша земля стала бы лунным ландшафтом»

Часто можно заметить, как некоторые растения вырастают даже через трещины в асфальте. Часто они воспринимаются учеными как банальность, признается доктор биологических наук, заведующий кафедрой экологии Института естественных наук СВФУ Михаил Черосов. Оказалось, что такая растительность имеет свое особое значение, без которой было бы трудно представить жизнь на планете.

Как правило, специалистов в области биологии интересует растительность, находящаяся где-то в Альпах, в тропических лесах и так далее, а то, что нас окружает, воспринимается как банальность. Например, существует понятие антропогенной растительности – это те сообщества растений, которые возникают в результате воздействия человека. В городе часто можно заметить, как определенное растение вырастает в городе даже через трещины в асфальте, настолько они сильны. Всего в Якутии их более 200 видов. Это привычные всем виды полыней, марей, большинство подорожников, часть сложноцветные, пырей ползучий предпочитает такие местообитания и часть других.

Все почему-то считали, что такая растительность связана только с человеком. К примеру, даже индейцы в свое время полагали, что подорожники – это «след белого человека» и они растут в тех местах, где были люди. Когда такие сообщества растений начали изучаться, выяснилось, что ядро привычных видов сорных растений хорошо заменяется ядром с большим участием местных видов при небольшом числе сорных. Особенно на севере, где антропогенные (сорные) виды растительности присутствуют в единичном количестве. Такое явление нельзя назвать естественной, а скорее измененной. Здесь-то и начали задаваться вопросы: «А что это?».

После всех проведенных исследований, на сегодняшний день такие сообщества растений как минимум можно назвать природно-антропогенным явлением. Состав этих сообществ определяется так сорными видами, так и местными. Сорные принадлежат к выходцам из умеренной полосы и немного с южных регионов Европы: Италии, Испании, Франции. В дальнейшем они распространились вместе с человеком. Можно рассмотреть на примере Якутии. Считается, что Якутск был основан в 1632 году, но обмены между регионами Сибири, конечно, происходили раньше. То есть, вместе с приезжими людьми на территорию Якутии уже до основания столицы прибыли семена сорных растений. Иначе говоря, 1632 – это явно не тот год, с которого надо вести отсчет насыщения территории сорными видами растений.

К слову, у нас получилась интересная ситуация: первые работы по классификации синантропной растительности на территории СССР были сделаны во время Великой Отечественной войны, когда у немецких специалистов была возможность посетить территории оккупированных Беларуси и Украины. И первая работа посвященная антропогенной растительности на территории СССР была опубликована в немецких изданиях после войны. Через определенное время именно по их методам у нас стали появляться первые работы по классификации антропогенной растительности.

Есть такое понятие «климакс», когда образуется устойчивое состояние экосистем и все процессы приходят в естественное состояние, формируется некая стабильность. Автор этой теории американский ботаник Фредерик Клементс выделил несколько типов климакса и в том числе тот, который характеризует состояние сообществ северных антропогенных сообществ, назвав это состояние «суперклимакс». На сегодняшний день существует классификация видов растений по степени нарушенности: от самых «нежных» видов, которые не выносят совершенно антропогенную нагрузку, до видов самых нарушенных местообитаний, буквально пробивающих асфальт. Конечно, они делают и функции обычных растений: вырабатывают кислород, продуцируют полезные вещества вплоть до лекарственных, пищевых и кормовых. Главное же их свойство в том, что они способны заживлять «раны» природы, которые наносит сам же человек. Такие растения бросаются в «атаку» на такие нарушенные места и способствует процессу восстановления растительности, служат своеобразной «заживляющей пленкой». Они вырастают и в тех местах, где роют, где добывают полезные ископаемые.

Такие растения способны заживлять «раны» природы, которые наносит человек. Они бросаются в «атаку» на нарушенные места и способствуют процессу восстановления растительности, служат своеобразной «заживляющей пленкой».

По сути они вообще могут располагаться в почве в виде семян и дать вспышку только тогда, когда происходит какое-то нарушение. В этот момент они начинают быстро прорастать и захватывать новую для них территорию. Может создаться впечатление, что участок за ними и останется навсегда. На самом деле, через года два-три они уступают место другим видам. То есть, любые пожары и нарушения восстанавливаются через эту растительность, которая связана с человеком. Можно сказать, без них наша земля со временем просто стала бы лунным ландшафтом, ведь люди постоянно что-то нарушают в природе.

Они способны заживлять «раны» природы, которые наносит сам же человек. Такие растения бросаются в «атаку» на такие нарушенные места и способствует процессу восстановления растительности, служат своеобразной «заживляющей пленкой».

Записал: Айсен Протодьяконов
Фото: Светлана Павлова, из архива редакции новостей СВФУ

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.