/ Ксения Коршун

Чем живет якутская наука?

В преддверии Дня науки в гостях у радио НВК «Саха» побывали начальник Управления научных исследовательских работ СВФУ Константин Кривошапкин, председатель Президиума Якутского научного центра СО РАН Михаил Лебедев и президент Академии наук РС(Я) Игорь Колодезников. Разговор шел о том, чем живет сейчас наука в республике.

Владимир Путин призвал крупные компании помогать университетам. Кто-нибудь откликнулся?
Константин Кривошапкин: Помощь крупных компаний может быть оказана в трех направлениях: как вклад в эндауменд-фонды университетов, в проведении и финансировании научных исследований и в подготовке кадров. Компании действительно охотно откликнулись. К примеру, разработаны совместные научные проекты с компаниями «Российские железные дороги», «АЛРОСА», «Транснефть-Восток», «Алмаз-Антей» и другими. Мы уже начали с ними работу, также сотрудничаем с якутским научным центром и университетами России и мира. На днях вСВФУ побывала делегация с целью разработать новые проекты для российских железных дорог. Поэтому университет задание президента выполняет. Думаю, что в скором времени будет заметен определенный эффект от сотрудничества с крупными компаниями в развитии экономики региона и РФ.

Какие новые направления развивают научные учреждения университета?
Константин Кривошапкин: В университете функционируют шесть научно-исследовательских институтов и более 20 учебных подразделений, где проводятся научные исследования. Научные направления самые разносторонние, например, фундаментальная математика, наноматериалы и нанотехнологии. Одно из новых направлений – альтернативные источники энергии. У нас наработан большой опыт по технологии строительства, энерго- и ресурсосбережения, энергоэффективных домов. Уже давно проводятся исследованияо биоразнообразии и биологических ресурсов, биотехнологии использования. Также вуз ведет большой пласт исследований и разработок методов экологической безопасности и снижения риска природных и техногенных катастроф. Несколько филиалов и подразделений занимаются технологией поиска, добычи и переработки полезных ископаемых. Не забываем и о наших традиционных направлениях – это психологические аспекты и педагогика.

В свете того, что в России кризис и некоторым компаниям требуется импортозамещение, есть ли какие-то проекты, которые могут помочь нам?
Константин Кривошапкин: Конечно, у нас таких проектов достаточно много. Создано 25 малых инновационных предприятий, которые коммерциализируют и занимаются внедрением в экономику и жизнь республики новые энергосберегающие технологии, новые материалы, применяемые в строительстве. И если будут правильные инвестиционные подходы и финансирование, то все наши нововведения будут применяться чаще.

Наверное, некоторые из этих разработок вошли в число 150 проектов, которые поступили для участия в экспедиции Российской академии наук. Так ли это?
Михаил Лебедев: Это так. Комплексная экспедиция Российской академия наук организована с 2015-го по 2020 год. На сегодняшний момент уже более 150 проектов заявлены для участия в экспедиции. Они обхватывают весь спектр научных исследований, которые проводятся в нашей республике. Надо, безусловно, отметить основные направления, по которым мы планируем проводить данную экспедицию. Они связаны с вопросами экологии, вопросами повышения качества здоровья, качества жизни жителей Якутии.

Вопросы, связанные с более эффективными способами технологиями переработки минеральных ресурсов, – это тоже важная часть экспедиции. И мы очень надеемся и настроены на то, чтобы эти проекты стали основой новых отраслей, кластеров, технологий, конкурентоспособных на мировом уровне.

То есть через пять лет все изменится?
Михаил Лебедев: Нет, так сразу ничего не изменится. Но будут положены основы для того, чтобы эти направления развивались успешно и были оценены в будущем. Если взять результаты первой научной экспедиции, проводимые тогда еще Академией наук СССР, результаты мы видим только сегодня, по прошествии 90 лет. И именно сегодня руководство республики и правительство страны настроены на то, чтобы были заложены основы для новых промышленных технологий.

Экспедиция задумана не на голом месте. В Якутском научном центре мы основываемся на результатах научных школ академиков Крымского, Черского, Мельникова и других. Те результаты, которые мы получили на сегодняшний день, как раз будут основой для того, чтобы их развивали уже на другом уровне. Развитие будет происходить, если мы будем проводить такую интеграционную работу с СВФУ, Академией наук республики, ведущими научными школами РФ и мирового уровня. Именно симбиоз, совместная работа приведет к прекрасным результатам. Развитие экономики и промышленная основа должны научно сопровождаться. А для этого необходимо проведение научных исследований.

Перейдем к теме мамонтов. Когда будут известны результаты исследований зарубежных и наших ученых? Будет ли клонирован мамонт? И что у нас происходит в мамонтовой фауне?
Игорь Колодезников: Вопрос интересный.Он касается не только Академии наук, но и Якутского научного центра, где традиционно изучается мамонтовая фауна и происходят наиболее фундаментальные исследования. Также подобные работы сейчас ведутся и в СВФУ. Информация о клонировании пошла из стен федерального университета, где были высказаны интересные заявления о том, что вопрос не снимается с повестки дня. Но клонирование мамонтов –довольно сложный вопрос, и так просто его обсудить.

Что касается мамонтовой фауны в нашей республике, то должен сказать, что данное направление является брендом Якутии. И то, что практически все крупные научные подразделения занимаются изучением мамонтовой фауны, – это замечательно. Это как раз показатель интеграционных процессов, протекающих в республике. В этом плане я только приветствую, когда наши ученые заняты этими вопросами.

Добиваются ли мирового и российского призвания молодые ученые республики? Наверно, все слышали об Антоне Софронове, который в качестве компетентного эксперта давал прогнозы цен на нефть специально для компании Total.
Игорь Колодезников: Я не могу конкретно сказать о Софронове, поскольку это не наш работник. Но что касается ученых академии наук, то могу привести пример. В этом году защитил кандидатскую диссертацию молодой научный сотрудник Плотников. Он среди прочих сделал научное открытие, которое в принципе меняет представление о морфологии мамонта. Им были открыты морфологические особенности хобота мамонтенка Юки, которые вызвали среди палеонтологов и мамонтоведов всего мира определенный ажиотаж. Всем казалось, что в этой теме уже нельзя открыть что-то новое.

С 2012 года Академия наук осуществляет координацию научно-исследовательского проекта «История Якутии». Расскажите подробнее об этом.
Игорь Колодезников: Это уникальный проект. Было госзадание от правительства и президента республики Егора Борисова.Этот проект, пожалуй, как никакой другой показывает интеграционные возможности наших ученых, поскольку мы создали творческий коллектив, в котором сейчас работают около сотни ученых – это и ученые СВФУ, ученые Якутского научного центра,ученые Новосибирска, Москвы. И вот таким огромным и высокоинтеллектуальным творческим коллективом создается «История Якутии». Тут возникает много вопросов. Один из первых, который чаще всего задают: «А что, до этого не была написана история Якутии?» Конечно, она была. Но в истории всегда есть какие-то моменты, которые или в силу политических соображений, или из-за недостатка материала были недостаточно оповещены.

Одна из частей «Истории Якутии» – это создание каталога материального и духовного наследия народов саха. Это огромный пласт, который поднимается во всех музеях мира. Причем там присутствуют артефакты, письменность,документы и музыкальное наследие. Это совершенно новый пласт, которого раньше не касались. Конечный итог его должен быть представлен к столетию нашей республики. Главная цель – отразить историю более объективно, поиск правды. Меняется общество, меняется время, в котором мы живем. Главное для ученого –это правда, истина как она есть. По нашему плану первый том «Истории Якутии» должен появиться в 2018 году. И до этого времени у нас все расписано. Сейчас параллельно идет написание всех трех томов.

Что делается для изменения жизни северян? Почему бы не улучшить виды энергетики – создать бесплотинные или плавучие электростанции?

Михаил Лебедев: В Институте физико-технических проблем севера достаточно долгое время функционирует отдел энергетики и группа, которая занимается конкретно гидроэнергетикой. Уже есть достаточно успешные результаты. Вопросы, связанные с альтернативными источниками энергии, в частности воды, изучаются. В копилке Российской академии наук, в Якутском научном центре, Институте физико-технических проблем достаточно результатов, которые можно уже сегодня тиражировать. Мы-то, ученые, занимаемся исследованиями. Получили результаты, которые впоследствии надо проверить на практике, применить на производстве. А этот процесс затягивается. Что касается конкретно плотины, использование ГЭСов – это чрезвычайно важный вопрос. Использование плавучих атомных станций тоже изучается и научные исследования в этом направлении ведутся.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.