/ Редакция

«И я там был…»

В эту пятницу в Якутске стартует Всероссийский слет студенческих отрядов. В проекте «НУ_онлайн» профессоры и преподаватели СВФУ, работавшие в стройотрядах, вспоминают, как это было.

Марфа Тарабукина, кандидат филологических наук, зведующий кафедрой русского языка филологического факультета СВФУ:

Я работала в студенческом строительном отряде историко-филологического факультета «Дьулуур», два года подряд была комиссаром. Это были 1984 и 1985 годы. Мы работали в тогда еще Алексеевском, нынче Таттинском, улусе, занимались внутренней отделкой зданий. Первый год были в районном центре, поселке Ытык-Күөл, работали в здании почты – оно до сих пор там стоит. Во второй год мы ездили в поселок Боробул, занимались подсобными помещениями – точно помню, был хотон и гараж.

Набор в стройотряд проводился весной. Обычно вывешивали объявление, и, конечно, работало «сарафанное радио». Кастинг был достаточно строгим. Для студентов тогда это было «в тренде», как говорят сейчас.

Перед тем, как поехать в стройотряд, мы все проходили краткосрочные курсы, и все имели удостоверение штукатуров-маляров. До прихода в стройотряд я не имела никакого представления об этом и, будучи человеком городским, никогда не занималась физическим трудом. Как сейчас помню, как мне дали в руки шпатель, научили месить раствор.

Работали мы официально с 9 утра и до 18 вечера, но всегда задерживались. Фактически, это был ненормированный рабочий день – мы должны были успеть сдать объект. В отряде было человек 30, может, даже больше. Два человека были постоянными поварами, им помогали еще два дежурных из общего числа. В первый год с нами на работу ездили несколько так называемых «трудных» подростков, которые состояли на учете в милиции. На второй год нам поручили ребят из детского дома.

Зарплату нам платили неплохую: за полтора-два месяца мы получали по 250-300 рублей. Зимой мы на эти деньги ездили в Москву к своим одноклассникам. Тогда билет стоил порядка 80 рублей, студентам давали скидки.

Стройотряды в деревнях, куда они приезжали, всегда были на виду. Я помню случай в первый год: посреди ночи к нам прибежали из больницы – нас попросили срочно сдать кровь. Мы спасли роженицу, у нее была большая потеря крови. Ее муж потом приходил, нас благодарил.


________________________________

Мария Винокурова, старший преподаватель кафедры стилистики якутского языка и русско-якутского перевода Института языков и культуры народов Северо-Востока РФ СВФУ:

В стройотряд мы с однокурсниками поступили после первого курса, в 1980 году. Помню, как нас собрали старшие курсы и провели общее собрание. В то время историко-филологический факультет заключил договор с совхозом имени Максима Кировича Аммосова в Намском районе, так я попала в отряд доярок «Сыккыс».

Также мы вместе с другими бойцами создали агитбригаду, в составе которой ездили на сенокос. Ставили концерты, проводили практику по фольклору, читали доклады – было много чего интересного.

Запомнилось, как в рамках обмена интернациональных стройотрядов в Якутию приезжали студенты из Монголии и вместе с нами работали в отряде «Аргыс-Найрамдал» – мы еще устраивали праздник ко Дню студенческих строительных отрядов. Такое не забывается.


________________________________

Клавдия Федорова, кандидат филологических наук, заведующий кафедрой английской филологии Института зарубежной филологии и регионоведения СВФУ:

После окончания первого курса факультета иностранных языков, летом 1970 года, я пошла работать в отряд факультета иностранных языков «Гаудеамус». Командиры ССО мне казались взрослыми ответственными людьми. У меня даже язык не поворачивается назвать их «ребятами», поскольку все, кого я знала, уже отслужили в армии, либо отработали 3-5 лет. Все отряды в 70-80 годы отвечали главному предназначению – строить. Сейчас группы студентов, называемые стройотрядами, не строят, а убирают мусор, красят заборы и так далее.

Наш отряд отличался от остальных – он был девичьим, в нем не было совсем ни одного юноши, кроме мастера Анатолия, студента инженерно-технического факультета.

В стройотряд я поехала со своими двумя подружками с первого курса. Что нами двигало – до сих пор для меня загадка. Наверно, желание самостоятельности. Мы только что сдали сессию, видели только Якутск, не имели опыта жизни в общежитии, так как были горожанками и остро завидовали своим однокурсницам из самых разных районов нашей республики.

Наш отряд «Гаудеамус» направили в город Мирный, где мы строили новые пятиэтажные панельные жилые здания. Туда мы ехали в гражданской одежде, что нас страшно огорчало. Мы отличались от других стройотрядовцев, в нас не видели «своих». Помню ощущение, когда я надела форму. Мне казалось, что мы стали стройнее, значительнее. Были очень гордые и достойные!

В домах, которые мы строили, комнаты были просторными, полными воздуха и света, из кранов шла горячая и холодная вода. На фоне старого Мирного нам казалось, что мы строили для его жителей город, устремленный в будущее. Вы, наверно, знаете, что министр иностранных дел РФ Сергей Лавров в составе стройотряда из МГИМО тоже строил Мирный. В Мирном, Якутске и вообще по всей республике строили строительные отряды со всего Советского Союза. Я помню ребят из Литвы, Воронежа, Москвы.


________________________________

Светлана Желобцова, кандидат филологических наук, доцент кафедры русской литературы ХХ века и теории литературы филологического факультета СВФУ:

В 70-х годах на историко-филологическом факультете был сильный стройотряд «Аргыс», что в переводе с якутского означает «друг». «Аргыс» пользовался большой популярностью, потому что в основном составе отряда работали парни-историки. Студенческий строительный отряд – это хорошая школа жизни, товарищества, преданности. Лидером стройотряда «Аргыс» был Саша Жирков, сейчас он является спикером Ил Тумэна, комиссаром стройотряда «Гаудеамус» была Катя Кормилицина.

На филологическом факультете учились одни девушки, мы не могли попасть в этот «Аргыс», потому что отряд занимался строительством домов, коровников, общежитий. Алексей Федорович Алексеев, декан нашего факультета, решил создать девичий стройотряд «Чайка», командиром которого назначили меня. Всей компанией мы прилетели в город Черский, работали там штукатурами-малярами в школе, которая существует до сих пор.

Черский – это романтика, Черский – это Арктика, Черский – это белые ночи, Черский – это все. Там мы выступали с концертами, пели якутские песни, тогда в Черском вахтовым методом работали люди с Украины, центральной России, таким способом мы несли якутскую этническую культуру в народ. Мы были юными и смешными, ходили в платочках и с мастерками в руках, соблюдали традиции: утром поднимали флаг нашей «Чайки», вечером опускали.

Я была активной «стройотрядовкой», до сих пор у меня сохранилась дружба с другими стройотрядовцами. Это были годы юности, годы дружбы, годы первых чувств. Мы были рады представить ребятам с других концов страны красоту нашей республики. Они восхищались нашей музыкой, звуками хомуса, заучивали некоторые слова на якутском языке. Взамен они дарили нам свою культуру.

«Юность моя, ты гори, не сгорай» – сегодня эти слова могут повторить все стройотрядовцы, которые были вовлечены в это интересное, молодежное, российское движение. По сей день, мы дружим друг с другом, мы помним это время, мы помним наше поколение, мы помним его нравственные и духовные высоты.


________________________________

Валентина Семенова, кандидат филологических наук, заведующий кафедрой якутской литературы Института языков и культуры народов Северо-Востока РФ СВФУ:

В историко-филологическом факультете я была начальником штаба трудовых дел. В наше время существовало шесть отрядов. «Аргыс» был сугубо мужским и, скажем, передовым из всех, также были отряды «Дьулуур», «Чайка», «Сыккыс», «Чэчир», а также «Айталы», известный как отряд безвозмездного труда – все средства, вырученные с работы этим отрядом, перечислялись в фонд школы №28 в Якутске. Наш отряд был «доярочным». Были еще и медицинские студенческие отряды – они, к примеру, собирали лекарственные травы, что растут в республике, работали санитарами.

Почему мы все горели желанием пойти в студенческие строительные отряды? Потому что, как тогда говорилось, «студенческую жизнь полностью можно познать только там». Немаловажными факторами также было то, что ты мог еще зарабатывать и, конечно, имел возможность повидать новые места. Благодаря работе в ССО я объездила множество районов в Якутии.

Сыграв после четвертого курса свадьбу, у нас с мужем даже не было медового месяца – меня вновь ждала работа в стройотряде. Я была командиром и чувствовала большую ответственность за 30 человек, что были в моем отряде. Бросить их я не могла. Командир отвечал за каждого, следил, чтобы бойцу ничего не мешало во время работы, отвечал за технику безопасности, проверял, все ли получают вовремя зарплату. Работы было много.


________________________________

Варвара Ковальска, заведующий учебно-методическим кабинетом кафедры математической экономики и прикладной информатики Института математики и информатики СВФУ:

В 1984 году я образовала специализированный отряд доярок «Туйаара», была командиром стройотряда до 1986 года. В это время доярки очень ценились: когда летом доярок из совхозов отправляли на море отдыха, директора совхозов заключали с нами договора, и мы заменяли доярок в летниках.

Чтобы поехать туда работать, все проходили кастинг. Важно было уметь доить коров. Городские девушки сквозь слезы проходили этот кастинг, и мы все вместе отправлялись туда. В то время стройотряды – это романтика. Весь день работаешь, а вечером все собираются у костра, проводятся мероприятия, приезжают местные парни на мотоциклах и так далее.

В 1986 году наш отряд «Туйаара» стал «Отрядом Безвозмездного труда» – это был единственный такой отряд в ЯГУ. Зарплату первого месяца работы мы пожертвовали детскому дому. За это они прислали всем 30 девушкам значки, и это была большая честь для нас.

Есть такая смешная история: когда мы работали в Сунтарском улусе в селе Маар-Куол, во время работы вдруг одна девушка кричала на своих коров на немецком языке. И я с удивлением спросила: «Почему она кричит по-немецки?» Мне дали ответ: «Эти коровы слушают приказы только на немецком». На самом деле таких историй, ярких моментов много.

Нашему поколению повезло в плане детства, юности, молодости, так как они прошли под сильной системой воспитания – надо любить Родину, надо трудиться во благо родины, быть патриотами! Быть стройотрядовцем тогда было честью, почетом, кто не попадал в ряды отрядов, плакали. И любой ценой все хотели быть активистом стройотряда.

Всем нынешним бойцам хочу пожелать, чтобы в каждом отряде имелись сильные наставники, которые смогут помочь, поддержать. Стройотряды – это один из самых ярких моментов в студенческие годы.


________________________________

Фото: из личного архива героев материала

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.