/ Ульяна Евсеева

Перемотать время в студенчество

Выпускники прошлых лет решили вспомнить «весеннее время» своей жизни. Газеты «Наш университет» пригласил универсантов 60-90 годов.

Приняли участие:
Александр Борисов, заместитель председателя правительства РС(Я)
Егор Борисов, генеральный директор «СахаМедПром», доктор медицинских наук
Прасковья Павлова, заслуженный работник сельского хозяйства РС(Я)
Анатолий Горохов, руководитель Ассоциации выпускников СВФУ
Михаил Присяжный, проректор СВФУ

Прасковья Павлова: Я поступила в университет в 1968 году, на сельскохозяйственный факультет. Очень много теплых воспоминаний связаны со студенчеством. Первые жизненные опыты дало именно оно.

Мы выезжали на сельхозработы в совхозы. За работу получали стипендию от директора совхоза. При этом мы работали не за деньги, а за, можно сказать, идею. Она выражалась в том, чтобы не подвести своего преподавателя, не опозорить его своими незнаниями.

Александр Борисов: Я поступил в университет в 1977 году. Это был год организации физического факультета. Это были годы, когда вся страна строила социализм, коммунизм, все трудились за общую идею. Конечно, студенчество запомнилось прежде всего строительными отрядами. Будучи первокурсниками, всю осень мы ремонтировали трубы Студенческого городка.

Это были годы строительства БАМа. Нам, студентам-технарям, удалось принять участие в строительстве БАМа, города Нерюнгри, когда размах строительства был виден — мы действительно, нужно сказать, были свидетелями первых шагов развития промышленности в Южной Якутии.

Егор Борисов: Я поступил в университет в 1974 году — на факультет медицинского факультета по специальности «Лечебное дело». Что мне запомнилось? Когда стали первокурсниками, у нас спросили, кто какими талантами обладает. Ребята написали: «я танцую», «я пою», «я — спортсмен». В первый же день учебы мне велели сделать на ватмане расписание лекций факультета.

Помню, как первые ночи мы корпели над этим расписанием. Я был удивлен, когда впервые увидел Якутск. Тогдашний деревянный Якутск для нас был все равно большим городом. Мы пили квас, кушали мороженое, ходили в кино и впервые увидели маршрутные автобусы.

Михаил Присяжный: Я закончил биолого-географический факультет по специальности «География». Я застал время, когда университет из небольшого провинциального вуза стал резко увеличиваться. Как раз мы попали на период суровых девяностых годов — развал Советского Союза.

Запомнилась очень напряженная и голодная осень на первом курсе. Нас отправили на уборку картофеля, а еды не хватало на всех, и местный милиционер ездил по дворам и добывал нам ужин. Главными продуктами была картошка, капуста, турнепс и соль.

Сейчас, когда многие заняты своей работой, возможно, личными вопросами, удается ли вам выкроить время для так называемых «встреч с одноклассниками»?

Александр Борисов: По работе я часто встречаю своих однокурсников-радиофизиков, когда выезжаю в улусы, города.

Спор о том, что у нынешней молодежи нет общей идеологии, продолжается. Как вы к этому относитесь?

Александр Борисов: Я не говорю о том, что идеи коммунизма или социализма идеальны. Они просто объединяли людей. Сегодня тоже есть чем объединиться. Однако молодежь сейчас почувствовало свободу мыслей — они думают так, как им хочется. Все-таки немного не хватает той романтики, которая была у нас.

Егор Борисов: Патриотизм был стержнем жизни юных граждан.

А каким вы были студентом?

Егор Борисов: Я отличником, хорошистом не был. Я был «средненьким». Сейчас, когда я принимаю на работу молодых людей, я не смотрю на оценки в дипломе, самое главное — это трудолюбие и профессионализм, что оценивается во время работы.

Бывший министр образования говорил, что «хороший студент уже на третьем курсе должен сидеть на работе».

Александр Борисов: Теория и практика не всегда нога в ногу шли. С давних времен это было и проблемой образования, когда студенты не могли сочетать теорию и практику. Способы интеграции всегда были проблемными.

Мы решим подобную проблему только тогда, когда наука будет близка человеку — жизни, быту. Студенты должны знать действительность. Я однозначно поддерживаю практику. Моя трудовая книжка начинается со второго курса — я был лаборантом на военной кафедре. На четвертом курсе был учителем в средней школе №18. Поэтому к окончанию университета я знал, куда пойду работать.

К сожалению, пятикурсник того времени и пятикурсник нынешний — два разных человека. Заканчивая университет, я был настоящим мужчиной — мог зарабатывать деньги сам. Сегодняшний пятикурсник не подготовлен к взрослой жизни. Сегодня он ребенок, его все, кому не лень, опекают. Сразу же после окончания вуза мы все хотим ходить в галстуках, занять места «тойонов».

Егор Борисов: Я зачастую могу не согласиться с таким мнением, потому что времена меняются. Мы стареем. Спор «отцов и детей» продолжается. В том, что не умеют копать землю, рубить дрова и все такое, — они не виноваты. Изменились время и условия. Все делает техника, поэтому физического труда стало меньше.

В те годы большинство домов отапливались дровами. Не нарубишь дров — замерзнешь, не натаскаешь воды — будешь сидеть без чая в грязной одежде. Выбора не было, людям приходилось делать физическую работу. Зато они были более «живучие».

Михаил Присяжный: Из-за того, что время было сложным, будучи студентами, мы все подрабатывали — с парнями объединялись, сбрасывали снег с крыш, грузили продукты. Я лично работал со второго курса учителем в школе.

Как вы оцениваете такую практику, когда выпускников обязывали работать в улусах — по направлению?

Егор Борисов: Это положительно влияло на безработицу. Государственная система урегулировала трудоустройство.

Прасковья Павлова: Девушки выезжали в районы и создавали семьи. Это хорошо влияло на демографию и уровень развития сел.

Вы не думаете, что академическое образование устаревает? Многие говорят, что мало воспитывать хорошего специалиста, нужно делать из выпускника — лучшего индивида, лидера.

Александр Борисов: Сейчас есть такая дилемма — воспитать качественного специалиста, профессионала своего дела, или же сделать такого компьютера, робота, который мог бы сделать все за нас. В любом случае узконаправленный специалист не всегда будет актуален, но он имеет хорошую базу, чтобы переучиваться.

Согласитесь ли вы с тем, что вузы сейчас слишком опекают студентов?

Михаил Присяжный: Университет именно то место, где студенту дается возможность найти себя. В университете есть более 6 000 договоров с предприятиями, которые готовы работать с нами по производственной практике.

Прасковья Павлова: Я могу согласиться с этим, потому что по окончании вуза они остаются без общежития, стипендии и контроля. Вот тогда и у них начинаются взрослые проблемы.

Михаил Присяжный: Моя первая зарплата составляла 70 рублей. Это было меньше моей стипендии. Но тем не менее, мы считали, что любой навык, любая работа будет полезной. И не ждали хорошей должности с хорошей зарплатой. Сейчас у молодежи есть такое, они боятся трудовую испортить. Поэтому начинают подключать свою маму, папу, тетю, дядю, чтобы нашли ему хорошую работу для хорошей записи в трудовой.

Когда годы студенчества от вас далеки, но университетское образование всегда с вами, что вы можете сказать — что вам дал университет?

Александр Борисов: Тот университет и сегодняшний — два разных заведения. Университет, как кузница кадров, дал мне профессию — качественное высшее образование, что помогает нам до сих пор.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.