/ Ульяна Евсеева

Петр Птицын: «Сколько будет стоить нефть – таким и будет год»

Руководитель Дирекции ВТБ в Якутии Петр Птицын − о годе опасений, рисках и о том, почему в условиях экономического дискомфорта работать интереснее.

«Я верю, что мост построят»

– Мы часто слышим о том, что банк ВТБ становится партнером разных крупных проектов. Например, на днях вы объявили о готовности компании поддержать проект строительства моста через Лену?
– Во-первых, ВТБ является государственным банком, основной долей акций которого владеет государство. Во-вторых, у банка есть большой опыт реализации подобных проектов в Санкт-Петербурге, Ульяновске, Татарстане. Механизм государственно-частного партнерства достаточно проработан нашим банком. Его компетенции позволяют работать в этом направлении, и они достаточно широкие, чтобы браться за такие проекты, как мост через реку Лену.

– Как вы сами лично относитесь к этому проекту?
– Я отношусь положительно. Однозначно мост улучшит инфраструктуру региона, транспортную доступность и решит проблему завоза грузов.

IMG_8581
– Это с экономической точки зрения. А если просто как житель Якутии?
– Страх перед новым всегда присутствует у людей. Я помню, как население реагировало на строительство железной дороги в Якутии. Боялись, что начнется чуть ли не какой-то хаос. Такой проект, как мост через Лену, полезен не только с точки зрения экономики, но и людям для улучшения качества жизни.

– Вы верите, что мост все-таки построят?
– Мы все должны работать в этом направлении. Я верю: мост будет.

– Банк ВТБ передал солидную сумму университету для его развития, какая выгода в финансировании учебного заведения?
– Университет – это основная кузница кадров в республике. В том числе и для банков. Без качественных кадров хороший бизнес не построишь. Больше половины наших сотрудников – это выпускники СВФУ. Поэтому со стороны банка – это не благотворительность, а инвестиции в будущее. Будущий специалист, который к нам придет с СВФУ, – это уже капитал. Ведь труд – это тоже капитал.

«Успех на 95% зависит от упорства»

– Раз мы заговорили о выпускниках, что из себя представляет настоящий профессионал в вашем понимании?
– Профессионал – это человек, который знает свое дело и любит его. Очень важно, чтобы работа приносила еще и моральное удовлетворение.

– Вы карьерист?
– Нет. Карьерист, по моему мнению, это человек, который ставит цели продвижения по служебной лестнице выше моральных, этических норм. Он может быть нечистоплотным в своих действиях.

Делать карьеру молодым людям нужно, но не зацикливаясь на этом. Нужно просто работать – делать все так, как требуется от грамотного, знающего свое дело специалиста. Ведь 95% успеха зависит от упорства и трудолюбия человека и всего 5% – от удачи.

– У вас были эти 5%?
– Они есть и были у всех. Доля удачи во всем, что мы делаем, всегда есть.

– Главное − ее заметить?
– Удача приходит к тому, кто много работает и готов встретить удачу.

2016 год – год опасений

– Ваше руководство заявило, что в нынешних условиях не готово поддерживать в полной мере малый и средний бизнес. По его мнению, для банков это потенциально невозвратные долги.
– Я слышал выступление Андрея Костина полностью. Эта ремарка вырвана журналистами из контекста, что чаще бывает, когда они хотят резонанса. На самом деле руководитель ВТБ сказал, что не имеет смысла бесцельно увеличивать кредитование малого и среднего бизнеса, если этот бизнес не встроен в экономику.

То есть вначале нужно построить систему, чтобы был спрос. Будет спрос – будут деньги. Это не решение, когда вопрос ставится так: «Сейчас кризис. Давайте заставим банки давать больше денег по льготным ставкам».
Кредит получают, а компания в условиях экономического кризиса работает неэффективно – и деньги потеряны.

– Как обстоят дела с кредитованием у нас?
– Определенные негативные процессы в экономике, к примеру, падение ВВП на 4% в России в этом году привело к спаду кредитования и физических, и юридических лиц. Пока не видно осязаемых перспектив, когда можно ожидать определенного роста. По крайней мере, пару лет точно.

У нас, в Якутии, ситуация, я бы сказал, более стабильная. Уровень просроченной задолженности невысокий, поэтому мы не планируем вводить какие-то изменения в требования к заемщикам.

– Чего опасаться в 2016 году?
– Экономика России зависит от стоимости черного золота. Курс валюты, банковские ставки и другие показатели коррелируют с ценой на нефть. Сколько она будет стоить – таким будет и год. Ожидается, что 2016 год будет непростым.

«Работать в условиях кризиса − интересно»

– Быть руководителем трудно и ответственно. Вы никогда не думали о том, чтобы быть рядовым сотрудником и не волноваться насчет цен на нефть?
– Хороший руководитель должен находить в себе силы, чтобы во всем видеть положительные моменты. Если рядовой сотрудник идет на работу с утра в плохом настроении, будет страдать только его участок работы. Если руководитель − от этого страдает работа всей компании.

Руководитель должен заряжать свой коллектив энергией и верой в успех. Чтобы рабочий день был продуктивным, нужен некий драйв, который задаст тон всему коллективу. Мне нравится, когда утром чувствуешь предвкушение от намечаемой на день работы.

В условиях растущего рынка в банках работать легко. У всех все замечательно: сиди и обслуживай клиентов. А когда рынок падает, когда экономика сжимается, работать трудно и в то же время интересно. Надо находить какие-то нестандартные решения вопросов, больше работать с клиентами, чтобы найти совместный поиск выхода из кризисной ситуации.

«Я не из Чурапчи»

– Вы родом из Чурапчинского района? Случайно это не те самые 5% вашего успеха?
– В СССР выпускники вузов получали место работы по распределению. Мои родители работали в Анабарском, Среднеколымском, Мегино-Кангаласском и Чурапчинском районах. Я вполне мог родиться где-то, допустим, в Анабаре.
Чурапча – место, где я появился на свет. Практически сразу после моего рождения родители переехали в Среднеколымск.

– Вы целенаправленно шли в банкиры, или так получилось?
– Да, это было решение, которое я принял целенаправленно, поступив в Плехановку как раз по специальности «банковское дело». Мое студенчество прошло в Москве во второй половине девяностых годов. Время было не из легких, когда был дефолт, сильно ощущалось отсутствие денег. Со второго курса я работал, совмещал работу и учебу. Работал иногда не по специальности, например курьером. Учился не на «отлично», но практика дала мне положительный опыт.

То, что студенческие годы выпали именно на это время, заставило нас пройти школу жизни. Я вижу в этом только плюсы.

– Когда вы получили свою первую зарплату?
– После шестого класса в летние каникулы я работал дояром на ферме, получил 120 рублей. В те годы это неплохие деньги. Работа приучала к дисциплине и ответственности: надо было каждое утро вставать в шесть часов и идти на ферму.

– Что для вас деньги?
– Деньги для меня имеют двоякое значение. Первое связано с моей работой как финансиста, я должен обеспечить сохранность денег наших клиентов. Второе – как и все работающие люди, я получаю зарплату. Это мои личные деньги, к которым я отношусь спокойно.

Устраиваясь на работу в «Алмазэргиэнбанке», я забыл уточнить размер оклада. Узнал его только тогда, когда в первый пошел в кассу получать деньги. Наверное, это говорит о том, что для меня, тогда молодого специалиста, в приоритете была не зарплата, а опыт, который дает компания мне.

– Сейчас-то оклад обсуждается в первую очередь.
– Конечно, всегда хочется заработать больше, но для меня это и сейчас не самый важный момент.

– Вы в армии служили?
– Нет.

– Почему же?
– Во времена моей молодости служба в армии считалась непрестижной. Сейчас отношение уже изменилось – во многом благодаря тому, что армия стала другой.

Наши родители считали, что служба в армии – честь для мужчины. Люди стыдились, если у них был «белый» билет. В девяностых престиж армии упал, из-за того что жизнь людей превратилась в борьбу за выживание, зарабатывание денег. Считалось, что чем раньше получишь высшее образование, найдешь работу и начнешь зарабатывать деньги, тем лучше. А годы службы (тогда два года) считались потерянным временем, которое сложно будет наверстать. Я, наверное, поддался этому веянию, да и учился…

– А что сейчас бы посоветовали молодым людям?
– Сейчас как раз-таки решение идти в армию правильное.

– А вы при приеме на работу спрашиваете, есть ли у человека военный билет?
– Я, если честно, нет. Не заостряю на этом внимание. Но если человек служил, у него есть хорошее образование и необходимые компетенции, то я считаю это дополнительным плюсом, но никак не решающим моментом.

«Детям никогда не откажу»

– Когда вы не отказываете в благотворительности?
– У Банка ВТБ действует программа «Мир без слез», в рамках которой банк выделяет детским медицинским учреждениям средства в размере 1,5 – 2 миллионов рублей для покупки дорогостоящего оборудования. Таким образом, мы оказали помощь детскому реабилитационному центру в Якутске. В прошлом году в рамках этой акции приезжали герои передачи «Спокойной ночи, малыши».

– На каком языке говорят ваши дети?
– Я думаю, что мы должны знать три языка: якутский, русский и английский. Мои дети дома общаются на якутском, в школе или с друзьями − по-русски. Сын учится в национальной гимназии, где воспитание детей строится на традициях национальной культуры. Английским стараемся заниматься дополнительно к школьным урокам.

Партнер проекта «Деловой завтрак»: кофейня «Traveler’s coffee»

Автор фото: Мичил ЯКОВЛЕВ, редакция новостей СВФУ

#деловойзавтрак

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.