/ Галина Мординова

Роль личности в высшем образовании. К 110-летию Авксентия Мординова

История создания родного университета тесно связана с именем первого ректора ЯГУ, профессора, первого доктора философских наук не только в Якутии, но и во всем северо-востоке страны Мординова Авксентия Егоровича и его единомышленников.

Полета вольного упорство…


В год 110-летия отца мне вспоминаются его слова, которые стали лейтмотивом всей его творческой жизни: «Мы не хуже других, мы должны идти дальше…». Когда я думаю о нем, мной овладевают мысли не только радостные, но и грустные.

Осмысливая жизнь отца, соглашаюсь с мнением профессора Б.Н. Попова, известного философа, культуролога и критика, написавшего книгу «А.Е. Мординов», о том, что «отдельные представители интеллигенции не дали ему элементарной возможности сосредоточиться на решении задач становления и развития университета, этого своего детища, что составляет позорную страницу биографии якутской национальной интеллигенции» (Б.Н. Попов. А.Е. Мординов, Якутск, 2003. С.8).

Нахожу много общего в судьбах двух ректоров ЯГУ – А.Е. Мординова и А.И. Кузьмина, которые глубоко ценили и уважали друг друга. Согласна с тем, что «в истории университета навсегда остался неоплаченный долг – в критический момент большой коллектив университета не смог защитить своего лучшего выпускника и ректора», Ариана Ильича Кузьмина, участника Великой Отечественной войны (Петрова Р.И. Вспомним сердцем своим… Якутск : Издательский дом СВФУ, 2015. С.309).

В дни юбилеев непременно обращаемся к прошлому, чтобы оценить пройденный путь, понимая, что без прошлого нет будущего

Передовые люди всегда мечтали об образовании родного народа. К их числу относится и Авксентий Егорович. Об удивительном даре предвидения истинного патриота своей республики свидетельствуют его слова, сказанные задолго до признания эпоса народа саха шедевром мировой культуры: «Исторически наш народ, без всякого преувеличения, оказался в авангарде всего человечества в его героической борьбе с природой… Безусловно, к первому периоду прихода якутов на Север относится зарождение нашего героического эпоса – Олонхо, что является крупнейшим вкладом якутского народа в общую сокровищницу духовной культуры человечества…»

Фигура отца представляет собой мощную индивидуальность с гармоничным сочетанием личностного и профессионального начал. С молодых лет он отличался особым трудолюбием и неиссякаемой целеустремленностью. Поражало его умение спрессовывать время и видеть перспективу. Так, учась в Москве, он понимал, что нашим школам в то время абсолютно не хватало учебников российского уровня. И он в соавторстве перевел на родной язык три учебника: географии, естествознания и истории, по которым учились многие поколения якутской молодежи.

В студенческие годы он отличался активной жизненной позицией, самостоятельностью мышления, стремлением к широкому самообразованию. Будучи студентом Московского историко-философского института, он был членом бюро студенческой комсомольской организации, преподавал в Высшей школе Детского коммунистического движения при ЦК ВЛКСМ, а также в Московском техникуме железнодорожного транспорта, в вечернем институте Московского автозавода имени Лихачева, был пропагандистом 7-й Московской типографии. По поручению Московского горкома и ЦК ВЛКСМ принимал участие в организации всеобуча Московской области, в ликвидации неграмотности в Северо-Кавказском крае.

Вернувшись на родину в 1934 году, он стал одним из 12 преподавателей только что открывшегося педагогического института

В 1936 году судьба свела его с П.А. Ойунским, по рекомендации которого он был назначен ученым секретарем Института языка и литературы при СНК ЯАССР. Когда П.А. Ойунский поехал на сессию Верховного Совета СССР в Москву, он назначил отца исполняющим обязанности директора Института.
В мае 1936 года Авксентий Егорович стал начальником Главлита, а в 1937 году – главным редактором газеты «Кыым».

В 1941 году отец выпустил книгу «Якутия в Великой Отечественной войне», которая была изъята, как националистическая, что свидетельствовало о напряженной политической обстановке в республике. Но и в это трудное время были ученые, которые высоко ценили его деятельность. Так, видный ученый-тюрколог, профессор Е.И. Убрятова в это время отмечала: «А.Е. Мординов – негласный лидер якутской интеллигенции». Это было большой поддержкой Мординову.

Среди основных достижений Авксентия Егоровича хотелось бы выделить некоторые из них.

Во-первых, умение подбирать кадры. Считаю, что главной опорой ректора были преподаватели, прошедшие горнило Великой Отечественной войны, такие, как Р.И. Местников, П.М. Корнилов, В.В. Пинигин, В.В. Алексеев, В.М. Слепцов и др.

Во-вторых, создание якутской философской школы, которая уже в то время была хорошо известна в стране. Отец был членом диссертационного совета по философским наукам в Волгоградском университете.

В-третьих, открытие в 1992 году диссертационного совета по защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата, а в 1994 году – доктора философских наук, что явилось признанием заслуг якутских ученых- философов.

В-четвертых, поддержка инициативной группы математиков в начале 90-х годов, ратовавших за создание в республике школ разных типов.

В-пятых, умение защищать коллег. В 1938 году были арестованы И.М. Романов, Н.М. Заболоцкий, С.Ф. Попов. Отец пошел защищать их. Это в то время было небезопасно для него самого. В свое время отец принял на работу А.И. Семенова, человека трудной судьбы, который был репрессирован. Отец сам лично съездил в Москву и привез ему диплом доцента. Благодаря А.И. Семенову кафедра иностранных языков выросла до факультета, а теперь стала институтом с обширными международными связями. Отцовскому примеру последовал друг отца, Степан Федотович Попов, приняв на работу математика Михаила Андреевича Алексеева, который после войны тоже был репрессирован и сидел в тюрьме 10 лет. В будущем он стал Народным учителем СССР.

Много душевных сил было потрачено отцом для защиты Г.П. Башарина

Обвинение в национализме – это конек пресмыкающихся перед властью. Отец был редактором книги Г.П. Башарина о трех писателях-реалистах. Это был мужественный поступок нашего отца, который в результате остался без работы с четырьмя детьми на руках, лишившись к тому времени двоих детей и любимой жены.

В справке «О буржуазно-националистических извращениях и ошибках А.Е. Мординова» (журнал «Илин», 1995) говорится о том, что он является учителем Г.П. Башарина, продвигавшим и идейно вдохновлявшим его к научной работе. Действительно, так и было. Документы являются свидетелями происходивших событий того времени и некоторые из них в настоящее время имеют обратную силу.

В начале 70-х годов группа ученых республики выехала в Москву для защиты Г.П. Башарина. Отец также выехал в Москву, прервав свой отпуск у дочери Лены в Казахстане. Группа не была допущена к заседанию комиссии. Положение спас друг Семена Петровича Данилова, известный русский писатель Владимир Солоухин, который также не был допущен на заседание комиссии. Но, невзирая на запрет, он смело вошел в кабинет и выступил первым в защиту якутской интеллигенции.

Отец был кристально честен и этим был неудобен для некоторых. Его жизнь – это дуга огромной напряженности, удивительный пример того, как надо отстаивать свою точку зрения и сохранять человеческое достоинство вопреки обстоятельствам.

Считаю, что его нежелание отвечать на грубость лукавых людей – это вопрос воспитания, внутренней культуры и твердой убежденности в своей правоте.

Он был философом, журналистом, переводчиком, общественным деятелем и в каждой из этих областей смог стать ярким и самобытным профессионалом.

На защите отца академик Ф. Константинов, восхищенный талантом молодого ученого, сказал: «Все мы должны учиться у этого якута», преподав тем самым урок нравственности истинного русского интеллигента.

Учитель повторяется в своих славных учениках. Своим учителем его считали люди разных профессий: академик Н.Г. Соломонов, писатель В.М. Новиков-Куннук Урастыров, поэт Семен Петрович Данилов, директор Института космофизических исследований, бывший военный летчик Ю.Г. Шафер, народный писатель Н.А. Лугинов, учитель-поэт Н. Босяк и многие другие.

Хочется отметить следующий момент. Противостояние Авксентия Егоровича и первого секретаря обкома КПСС С.З. Борисова продолжалось все годы его ректорства. В этой борьбе отец был благодарен содружеству ученых своего времени: министру образования СССР В.П. Илютину, министру высшего и среднего образования РСФСР Образцову, академику И.П. Бардину за поддержку в организации Якутского государственного университета. В телеграмме по случаю 60-летия Авксентия Егоровича в 1970 году заведующий кафедрой философии и научного коммунизма Томского университета, профессор К.П. Ярошевский писал: «Мы приветствуем в Вашем лице крупного ученого, много сделавшего для развития философской науки в Советском Союзе и для развития социалистической культуры якутского народа».

Яркая жизнь и деятельность Авксентия Егоровича может служить примером того, что усилия даже одной неординарной сильной личности могут способствовать поступательному движению республики вперед. Он был коммунистом и остался им навсегда.

В связи с этим мне вспоминаются слова замечательного русского писателя В. Белова: «Почему-то многие забывают, что в тяжелые годы войны был популярен призыв: «Коммунисты, три шага вперед!»». Он был из числа истинных коммунистов, как и его младший брат, Трофим Егорович Мординов, заслуженный учитель республики, награжденный двумя орденами за ратные дела.

Отец всегда поддерживал студентов. Добился северной стипендии и специального финансирования науки. Для усиления качества подготовки будущих кадров практиковал перевод лучших студентов старших курсов в ведущие вузы страны, усилил роль аспирантуры. Так, в 1959-63 гг. защитили кандидатские диссертации Н.Г. Соломонов – по зоологии, И.М. Брюханов – по химии, А.А. Макаров – по ботанике. По просьбе студентов, инвалидов Великой Отечественной войны, он добился строительства деревянного моста через Заложное озеро и проведения радиоточек. При этом всегда благодарил тех, кто способствовал оперативному решению насущных вопросов.

Авксентий Егорович был патриотом, подлинным интернационалистом. Обвинение его в национализме абсолютно беспочвенно. Авксентий Егорович принимал участие в работе головного Совета Минвуза РСФСР по проблемам интернационализма, был членом советского Комитета солидарности народов Азии и Африки, был руководителем делегации СССР в Республике Корея.


Когда произошло событие 1986 года, отец встал на защиту студенчества, определив его как проявление хулиганских действий со стороны городской молодежи, а не как межнациональные распри. На защиту студентов встали и представители культуры, в частности, писатель Софрон Петрович Данилов, написавший большое письмо в обком партии и в газету. Но письмо, к сожалению, нигде не было опубликовано, зато «ходило по рукам». Я с ним была ознакомлена. Были сняты с должностей ректор, профессор А.И. Кузьмин, так много сделавший для университета, секретарь парткома П. Лимонов, которого мы очень уважали за принципиальность и человечность.

Авксентий Егорович предвидел пагубные последствия невнимания к решению национальных вопросов в стране. И сейчас, к большому сожалению, как мы уже видим, это приводит к межнациональным и межконфессиональным конфликтам в мире.

Авксентий Егорович проработал ректором немного, около трех лет

Был снят с должности за несколько дней до начала нового учебного года в августе 1956 года. Если к концу первого года его работы в университете было 111 преподавателей, 2 доктора наук, профессора, 35 кандидатов наук (из них 22 доцента), то к концу третьего года работы в университете работал 141 преподаватель, 3 доктора наук, профессора, 45 кандидатов наук (из них 32 доцента). Когда я спросила отца, почему его сняли, он ответил: «Сам не знаю, за что». Хотя, конечно, знал.

Мне хочется выразить благодарность коммунистам, преподавателям и студентам, которые весной 1954 года не позволили исключить отца из партии. Доклад на этом собрании сделал И.Г. Попов, кандидат исторических наук, ставший ректором после отца.

В августе 2016 года республику посетил Дэвид Атчоарена, представитель ЮНЕСКО, принявший участие в Ленском образовательном форуме. В интервью он сказал следующее: «…Мы хотим, чтобы во всем мире образование было максимально доступным. Плата за обучение ограничивает доступность». Не сомневаюсь, что Авксентий Егорович подписался бы под этими словами.

Отец был отзывчивым человеком Основой человеческого существования считал духовные ценности, человеческое участие. В трудные годы в нашем доме нашли приют спецпереселенцы. Несколько лет у нас жили: финка А.И. Пуккинен из Ленинградской области, еврейка Биана Яковлевна Ичаджик из Одессы, украинка Римма Варакса. Подростку-сироте из Чурапчи, Дарии Мохначевской, кто-то сочувственно шепнул: «Девочка, иди на Петровского, 6. Там Мординов. Он всех принимает». Также у нас нашла приют жена репрессированного Кузьмы Осиповича Гаврилова, тетя Муся, чья дочь впоследствии стала знаменитым академиком-географом. Несколько лет жила тетя Софья, мать будущего директора педтехникума, заслуженного учителя Молота Сергеевича Слепцова.

Время проходит, растут внуки, правнуки. Правнук Авксентий успешно окончил первый курс СВФУ. Жизнь продолжается…

Наш университет развивается и помнит, что первым его руководителем был Авксентий Егорович Мординов – человек из плеяды пассионариев, которые, несмотря ни на что, ведут за собой других.

И в вихре бурных и крутых событий,
Когда кружит нас, взрослых, мощный вал,
Как часто вспоминается Учитель,
Он молодежь к добру и правде звал.

(Из стихотворения Е.Новгородовой «Учителю»)

Фото: из личного архива, открытых источников

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.