/ Андрей Лупанов

Сплетни: синдром «испорченного телефона»…

Стремление осуждать других, посплетничать о ком-либо – важный социальный инстинкт, запрограммированный в людях биологически. Эксперты «НУ_онлайн» поговорили именно об этом.

С глубокой древности слухи и сплетни были одним из основных источников информации. В наше время с развитием интернета и массовых средств коммуникаций слухи и сплетни получили «второе дыхание». Зачастую с момента, когда «утка» была запущена в интернет, до ее публикации в ведущих электронных СМИ проходят считанные часы.

Разобраться в природе слухов и сплетен решили преподаватель филологического факультета СВФУ Анна Осина, психолог Виктория Шамаева и блогер «REalhoBBiT» – Николай Борисов.

Как вы считаете, в чем заключается разница между сплетнями и слухами?
Виктория Шамаева: Слухи являются порождениями массового сознания, которые в некоторой степени удовлетворяют потребность «аудитории» в информации при ее недостатке. При этом слухи могут либо иметь под собой реальную основу, либо не иметь таковой. К примеру, в обществе обсуждается какая-то актуальная проблема, естественно, в ходе досужих пересудов появляются различные предположения и теории, которые со временем начинают свою собственную «жизнь».

Анна Осина: Получается, что слухи с точки зрения психологии – это отражение психического состояния в вербальной форме. Если подходить с точки зрения филологии, то слух происходит от слова «слышать», «слухать». Изначально слухи распространялись исключительно устным образом, являясь тем самым пресловутым «сарафанным радио», существующим с древнейших времен.

Сплетня же – это что-то искусственно сфабрикованное, то, что «плетут» исходя из некоей личной заинтересованности. Сплетни функционируют в сфере бытового общения, не выходя на официальный уровень. На этом уровне главную роль играет даже не получение новой информации, а обмен эмоциями.

Это стилистическая особенность разговорной речи, нашего бытового общения. Факты не важны, важна реакция собеседника и его эмоциональный отклик. Сплетню даже можно выделить в особый речевой жанр, который имеет не только слуховое восприятие, но и эмоциональное.

Является ли слух информацией в ее чистом виде?
Виктория Шамаева: Психология определяет слух как особую форму недостоверной информации. Слухи сами по себе не статичны, идет их постоянная циркуляция и видоискажение, так как в основном они передаются в устной форме. Что касаемо сплетни, то она может быть как истинной, так и ложной со стороны того, кто ее запускает, но в обоих случаях она основываются на недостоверной и крайне субъективной информации. Содержание слухов и сплетен позволяет выявить сферу интересов конкретного человека, а одной из основных их функций является информационно-познавательная.

Анна Осина: Слух подразумевает под собой некую историю или событие. То, что условно имеет начало, середину и финал. Но мы получаем искаженный вариант этой истории, в реальности все могло сложиться несколько иначе. Сплетни отличаются от слухов узостью своего формата и чаще всего затрагивают какую-то конкретную, зачастую публичную, личность.

В XX веке слухи и сплетни перестали быть чисто устным жанром и начали обретать свое «материальное тело» в лице бульварных изданий и интернет-сайтов, тиражирующих «утки» и «жареные» факты.

Николай Борисов: Этот процесс придает таким неподтвержденным фактам оболочку праводоподобия, ведь в интернете важен первоисточник информации. А ссылки на некие «информационные» сайты для несведущего человека могут придать солидности даже самой нелепой чуши. Этой весной шутки ради в сеть была запущена информация о том, что пограничники в Ингушетии поймали снежного человека. Эту новость продублировали многие респектабельные СМИ и лишь спустя некоторое время поняли, что это была масштабная мистификация.

Вообще сейчас слухи и сплетни очень подвержены процессу коммерциализации. Взять ту же «Экспресс-газету», все прекрасно знают, что там печатают, мягко говоря, недостоверные сведения, но все равно она пользуется большим спросом. Получается сплетня вышла на новый уровень, она стала коммерческим товаром.

Виктория Шамаева: Популярность таких изданий обусловлена тем, что сплетни всегда эмоционально окрашены, и именно этим они вызывают интерес. Человек так устроен, что обращает на отрицательные явления и эмоции больше внимание, именно поэтому одна из наиболее читаемых во всех газетах рубрик – это криминальная хроника.

Мы упускаем момент, что одной из функций сплетни является манипулирование чужим мнением.
Анна Осина: Действительно, сплетня как негласное средство манипуляции весьма действенно. Тем более в нашей стране для сплетен и домыслов всегда существовала самая благоприятная почва. Так, в советский период СМИ выдавали только ту информацию, которая была нужна правящей партии, – купированную, прошедшую всевозможные согласования, утверждения и цензуру. Естественно, доверие к такой информации было низкое, поэтому люди охотнее верили слухам. Это наследие нашего прошлого.

Николай Борисов: Сейчас, спустя 20 лет после падения «железного занавеса», этот сценарий повторяется. Существует огромный диссонанс между интернетом и официальными СМИ, теми же федеральными телеканалами. Там льется одно, а в интернете совершенно другое. На фоне постоянного бурления эмоций и страстей во всемирной паутине дозированная официальная информация на ТВ выглядит блекло и не вызывает доверия.

Но тут есть и обратная сторона медали. В печатных СМИ, даже самых «желтых», журналист отвечает за свои слова перед читателем и законом, а в интернете любая чушь, запущенная через подставной сайт, моментально расходится по всей сети. Порой у меня складывается ощущение, что в интернете вообще нет такого понятия, как достоверная информация.

Каким образом человек должен относиться к слухам?
Николай Борисов: Не воспринимать всерьез, ведь по большей части все, что несет в себе интернет – это полная чушь, существующая, как говорится, «для ржаки». Поэтому смех – наиболее адекватная реакция.

Виктория Шамаева: Невозможно убрать слухи и сплетни из нашей жизни. Сколько будет существовать человек, столько они будут его сопровождать, ведь это одно из проявлений массового сознания. Их восприятие у каждого человека сугубо индивидуальное и зависит от его внутренних черт и качеств. Кто-то может верить всему услышанному на слово, а кто-то будет непробиваемым скептиком.

Соблюдайте гигиену общения, не делитесь с кем попало личной информацией. И прежде чем запускать какую-то фразу в массу, нужно трижды подумать. Особенно нужно избегать слухов-агрессоров, которые провоцируют на какие-то необдуманные действия.

Немного этимологии
Английское слово «gossip», которое переводится как «сплетня» или «сплетник», означало мужчину, напивающегося с друзьями, или женщину, являющуюся другом семьи и помогающую во время родов. То есть относилось к людям, вхожим в дом, обладающим определенной информацией о семье и при определенных обстоятельствах, например, под действием алкоголя могущим «вынести сор из избы»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.