/ Нина Керемясова

Вам кажется, что все это уже видели?

Так звучит слоган одной из самых удачных премьер 2012 года — фильма «Хижина в лесу». Как ни странно, именно это выражение как нельзя лучше характеризует современное положение кинематографа. Открывая афишу, современный кинозритель редко когда не увидит в названиях фильмов пресловутых «2», «3», продолжение, приквелл и тому подобное.

Участники:
Симон Аммосов: психологические драмы.
Андрей Софронов: научная фантастика.
Света Иванова: вообще люблю кино. Главное, чтобы фильм на что-либо меня вдохновлял.

Вполне справедливо заметить, что это может быть и не является показателем отсутствия фантазии сценаристов и режиссеров. Ведь считается, что стабильность — залог успеха. Во всяком случае, Джордж Лукас точно не прогадал. Разобраться, что есть что, что хвалить, а что критиковать, мне помогли настоящие любители кино.

Трудности перевода

Экспертами по кинопремьерам выступили студенты Института зарубежной филологии и регионоведения. Прежде чем мы начали обсуждать фильмы, они рассказали о том, как нужно их смотреть.

Симон Аммосов: Убежден в том, что зарубежные фильмы нужно смотреть в оригинале. Я смотрю фильмы на английском языке с субтитрами. Можно сказать, что я так выучил язык. Интересно, что в других странах всегда крутят фильмы только в оригинальной озвучке с субтитрами на родном языке. Это можно засчитать в минус российскому дубляжу, хотя он один из лучших в мире.

Светлана Иванова: Интересно, что в старину даже русские фильмы дублировали на якутский язык. Мне родители рассказывали, что они смотрели подобные фильмы, например, о войне. Да, культура интернациональна, но с другой стороны, согласитесь, комично смотрится немец, говорящий на якутском. Мешает восприятию.

Обратная сторона дубляжа на самом деле значительна. Очень много нюансов упускается при переводе, плюс есть актеры, которых очень сложно «передавать». Взять Джима Керри, ну не нашелся еще русский актер, который смог бы точно скопировать столько экспрессии при помощи звуков, интонаций, изменений голоса. Или, к примеру, «Сумерки» — в оригинале гораздо лучше. Ведь портретная характеристика — это еще и речь, манера говорить, а русские дублеры сделали семейство вампиров весьма унылыми созданиями.

Андрей Софронов: Адаптирование фильмов для определенной страны или нации касается также и названий. Например, «Project X» показался русскому прокатчику недостаточно понятным для нашего зрителя, и они добавили — «Проект Х. Дорвались». Либо, после выхода саги о вампирах Стефани Мейер в кино стали эксплуатировать подобные образы.

К названию «Впусти меня» они в начале добавили слово «Сага», чтобы русский зритель понял, что фильм тоже о несчастных, красивых кровопийцах.

Света Иванова: В просмотре фильма важен не только сам фильм, также очень значимо, как его преподносит кинотеатр. На премьере трехмерного «Титаника», например, в одном из кинотеатров города каждого посетителя встречали матросы, угощали тортом и шампанским. Ну как тут не получить удовольствие?

Андрей Софронов: А на премьере «Джона Картера», наоборот, пригласили представителей министерства культуры и устроили двухчасовой «муннях».

Света Иванова: Не менее важны и созрители. Вопреки стереотипу о том, что они мешают, я думаю, наоборот, иногда зрительный зал «помогает» смотреть кино. Когда сидишь в кинотеатре, твои чувства сливаются с чувствами толпы, и тебе становится страшней, смешней, интересней, чем если бы ты смотрел один.

В каждой бочке… или «problems» кино

Андрей Софронов: Русскому кино не хватает идеи. Классическая идея русского кино — это фильмы о войне. Остальные — слизаны с западных и воплощены в плохом качестве. Вот, к примеру, популярный в России Бекмамбетов снимает фильмы, исключительно «по голливудским учебникам».

Света Иванова: А меня «накаляет» одна современная тенденция: везде одни и те же актеры. Нужно очень постараться, чтобы вспомнить великую личность, которую бы не сыграл Безруков.

Воплощение — новое, идея — старая, кинематограф как будто немного застопорился, вам не кажется? Взять опять же возрождение старых фильмов в 3D: «Титаник», «Король Лев», «Звездные войны», «В поисках Немо».

Андрей Софронов: А мне не кажется, что это плохо, классику конвертировать можно. Не все подряд, конечно, а именно культовые фильмы. Разумеется, это коммерческий ход, но если подумать, для нас это ностальгия, а для тех, кто смотрит впервые, — открытие. Тем более в таком классном качестве.

Симон Аммосов: Да, хотя, заметьте, случай переходит в тенденцию: в июле вышел «Мадагаскар-3», затем «Ледниковый период-4», «Белоснежка и охотник» — интерпретация старой сказки, «Бэтмен. Продолжение», «Прометей» — это приквелл, «Сайлент-Хилл-2», «Обитель Зла-5», «Гадкий Я-2», новая линия «Человека паука» — сплошь дежа вю. В продолжениях, наверное, нет ничего плохого, здесь главное — не переборщить.

Весь мир замер в ожидании гения

Андрей Софронов: Новых оригинальных идей в кино нет уже давно. Сейчас в свет выходят либо продолжения, либо экранизация комиксов, игры или ремейки. Даже «Аватар» — это новый «Покахонтас».

Света Иванова: Есть теория, что в кинематографии всего шесть сюжетов, которые просто крутятся по-разному. Еще в Древней Греции придумали историю о мести и любовный треугольник и пр. А сейчас весь мир замер в ожидании одного гения. Он должен написать, создать, изобрести или снять что-то абсолютно новое, чего раньше и придумать-то раньше было нельзя.

Андрей Софронов: Я думаю, что им станет Джеймс Кэмерон. Он по сути и есть гений, он уже выдал гениальный продукт. Только после его «Аватара» все стали снимать, фотографировать в 3D. Мы сейчас говорим не о сюжете, а о технологии. Джеймс Кэмерон создал новую камеру, которая снимает в супер 3D — «Пейс кэмерон систем», фьюжн систем. С помощью камеры он погружает актера в нереальный мир. В «Аватаре» на инопланетной земле не было ни одной материальной декорации.

А что еще можно придумать? Вроде все уже перепробовали, четвертых детей шпионов даже смотрели в 4D, с аромоскопами.

Симон Аммосов: А я считаю, что ничего нового уже не придумаешь. Все темы уже исчерпаны, просто будет ДРУГАЯ новая интерпретация.

Андрей Софронов: Вот, к примеру, в конце года, в декабре, выйдет фильм Питера Джексона «Хоббит. Туда и обратно». Там использована новая технология — 26 кадров в секунду — режиссер стремился к суперреалистичности. Критики неодназначны в своих суждениях, а рецензенты пожалели о потере «эпичности». Но как оценит зритель, посмотрим.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.