/ Андрей Лупанов

«Здесь лежит спящий гигант. Пусть он спит, ведь если он проснется, то потрясет весь мир», – именно такие пророческие слова сказал еще в далеком 1803 году первый консул Франции Наполеон Бонапарт.

С тех пор минуло более 200 лет, и пророчество понемногу воплощается в жизнь. Благодаря гениальному реформатору Дэн Сяопину Китай успешно включился в мировой рынок, став одной из мощнейших экономик на планете. Некогда отсталый «младший брат» Советского Союза теперь сам вкладывает деньги в экономику «великого северного соседа», скупает лес, металлы, электроэнергию по бросовым ценам.

На фоне военного конфликта на Украине и заметного похолодания отношений с западными странами дружба России с Китаем выглядит вполне закономерно. Но какие выгоды сулит такое сближение? И сколько подводных камней нам встретится на «повороте лицом к востоку»?

Сделка века

Подписанный в ходе визита президента России Владимира Путина в Китай контракт о поставках газа между «Газпромом» и Китайской национальной нефтегазовой корпорацией (CNPC) в прессе практически сразу же был окрещен историческим событием. Таких масштабных сделок газовая индустрия еще не знала: «Газпром» будет поставлять в Китай по 38 миллиардов кубометров газа в год в течение 30 лет. «Была открыта страница нашего сотрудничества с Китаем по поставкам трубопроводного газа. Этот контракт уникален для всей мировой газовой отрасли», – заметил председатель правления ОАО «Газпром» Алексей Миллер.

Взаимоотношения «Газпрома» и Китайской национальной нефтегазовой корпорации начались не сегодня и даже не вчера. Еще пять лет назад, в 2009 году ими было подписано первое рамочное соглашение об условиях поставок российского природного газа в Китай. Тогда стороны рассмотрели возможные объемы поставок энергоносителей на рынки Поднебесной. Уже в 2010 году были согласованы и подписаны расширенные основные условия поставок газа. Однако реальным толчком к сближению и форсированным переговорам стала ситуация на Украине.

«В связи с ожидаемыми санкциями от наших зарубежных «партнеров» из-за ситуации вокруг Крыма и восточной Украины Российская Федерация вынуждена искать новые способы сохранять свою экономическую стабильность. Одним из очевидных путей стало укрепление отношений с нашим давним азиатским партнером – с Китаем. Наши страны имеют долгий опыт межгосударственных отношений в разных сферах. Стоит отметить не только экономическое сотрудничество, но и военное, вспомним Шанхайскую организацию сотрудничества и БРИКС. И Россия, и Китайская Народная Республика уже не один год сотрудничают в рамках этих организаций, – отмечает политолог Андрей Данилов. – Кризис в отношениях с западными партнерами заставил руководство России обратить более пристальное внимание на страны азиатского региона и их рынки сбыта.

Учитывая, что экономики этих стран развиваются высокими темпами, им необходимы энергетические и сырьевые ресурсы: нефть, газ, уголь, другие полезные ископаемые. Не стоит забывать и проблемах, возникших с платежными системами Visa и Mastercard. Российские власти задумались о создании отечественной платежной системы, а также о превращении рубля в свободно конвертируемую валюту и осуществлении международных денежных операций с его помощью.

Во всех этих начинаниях Россия видит своим стратегическим партнером Китай. В области военных технологий сотрудничество ведется давно. Многие образцы военной и гражданской техники Китая скопированы с российских и советских прототипов, либо производятся по лицензиям, купленным у СССР или у России. В качестве одного из самых ранних примеров можно привести пассажирский самолет Ан-24 и его китайский аналог Xian Y-7, который выпускается в Китае с 1984 года».

Энергетическая сверхдержава или сырьевой придаток?

Российская сторона оценивает перспективы газового контракта как очень перспективные. Президент России Владимир Путин подчеркнул, что достигнутые договоренности позволят России провести диверсификацию трубопроводных маршрутов поставок газа, которые составят альтернативу западным маршрутам, а Китаю — снизить дефицит энергоносителей в своей экономике.

По словам председателя правления «Газпрома» Алексея Миллера, благодаря контракту мы заработаем за 30 лет 400 миллиардов долларов, потратив всего-навсего 55. Однако некоторое беспокойство у экспертов вызывает тот факт, что стороны не оглашают стоимость, по которой будет экспортироваться в Китай российский газ, и в «Газпроме», и в CNPC на этот счет отмалчиваются, говоря лишь, что цена «взаимовыгодная». Европейские аналитики воспринимают российско-китайский газовый контракт скорее как вынужденную меру, а не выход двустороннего партнерства на новый уровень. По разным прогнозам цена российского газа для Китая может колебаться от $350 до $390. Для сравнения, средняя цена, по которой российский газ поставлялся в страны Европы в 2013 году, составляла $380 за 1 000 кубических метров.

«Думаю, что газовый контракт с Китаем, способен возместить России возможные убытки от международных санкций и сокращения западного рынка сбыта лишь частично, – считает профессор кафедры политологии СВФУ Ирина Сосина. – Здесь можно говорить о двух аспектах проблемы: в плоскости политической — заключение контракта развивает азиатско-тихоокеанский вектор российской внешней политики и будет способствовать дальнейшему укреплению связей именно в этом направлении, оставляя западное направление на втором плане.

В экономической – долговременный характер контракта и необходимость значительных финансовых вложений, несомненно, потребуют времени для его успешной реализации. Инфраструктура будет развиваться как необходимое условие реализации проекта, и бюджетные затраты в любой форме могут стать весьма существенными.

В любом случае быстрой отдачи ждать не приходится. Также не исключается использование Китаем того факта, что он станет крупнейшим потребителем российского газа, как некого механизма давления, хотя не думаю, что этот фактор сможет стать определяющим для внешней политики России».

О плюсах и минусах

Первоначально рассматривалось два возможных маршрута поставок российского газа в КНР – «западный» и «восточный». Первый вариант предусматривал прокладку газопровода «Алтай» с месторождений Салехарда и Нового Уренгоя через Томск, Новосибирск и Барнаул. Второй вариант делал упор на Чаяндинском нефтегазовом месторождении в Якутии и Ковыктинском в Иркутской области. Оттуда протянется газопровод «Сила Сибири» через Сковородино, Благовещенск и Хабаровск до Владивостока. В конечном итоге был утвержден «восточный» вариант.

Газопровод «Сила Сибири» пока находится на стадии проектирования, на строительство его первой очереди планируется привлечь около 12 000 человек, еще 3 000 специалистов будут задействованы непосредственно на его эксплуатации. В «Газпроме» отмечают, что строительство газопровода даст серьезный импульс к развитию многих населенных пунктов в Якутии и Иркутской области, создаст новые рабочие места, привлечет крупные инвестиции в регионы Восточной Сибири.

«Чаяндинское нефтегазовое месторождение является базовым для реализации инвестиционного проекта «Газпрома», который определил это месторождение как Якутский центр газодобычи. Думаю, участие республики в таком приоритетном проекте повысит ее статус на федеральном уровне, – говорит Ирина Сосина. – Между «Газпромом» и республикой уже подписаны и действуют Соглашение о сотрудничестве и Договор о газификации. Создание и развитие Якутского центра газодобычи предполагает привлечение высококвалифицированного персонала. В связи с этим «Газпром» поддержал решение о создании специализированного отделения в нашем Северо-Восточном федеральном университете. Форсирование разработки месторождения, вероятно, может стать основанием для привлечения дополнительных инвестиций, что также должно положительно сказаться на развитии республики. Хотя обратной стороной вопроса могут стать экологические и социальные проблемы».

Освоение газовой залежи Чаяндинского месторождения планируется начать уже в 2015 году, как и строительство первой нитки газопровода «Сила Сибири». Согласно расчетам экспертов Чаянда даст первый газ в конце 2018 года, а еще через год начнутся прямые его поставки в Китай.

К рискам газового контракта отдельные эксперты, например банк UBS, относят то, что в долгосрочной перспективе он рискует понести значительные убытки из-за высокой стоимости инфраструктуры, которую еще только необходимо построить – газопровод, заводы по сжижению газа и т.д. Как показывает практика, конечная стоимость таких масштабных строительных проектов всегда оказывается выше проектной. «Здесь мы имеем дело с тем случаем, когда стремительно развивающиеся политические факторы могут существенно осложнить экономическую ситуацию. Однако, что касается экономической эффективности проекта, думается, что российские экономисты, участвовавшие в его подготовке, учитывали наличие всех озвученных рисков», – резюмирует Ирина Сосина.

О торговле и обороне, или То, что осталось за кадром…

Помимо газового контракта в ходе визита Путина в КНР был достигнут ряд других договоренностей по иным направлениям двустороннего сотрудничества, вынужденно оставшихся в тени «сделки века» между «Газпромом» и CNPC. Речь идет об удвоении товарооборота между Россией и Китаем, запланированным к 2018 году, и сотрудничеству в военно-технической сфере. Стороны планируют создать совместный дальнемагистральный пассажирский самолет и выпускать в Китае по лицензии российский транспортный вертолет Ми-26.

«Учитывая то, что Россия сама испытывает трудности в создании широкофюзеляжного дальнемагистрального самолета, говорить о серьезности таких намерений не приходится, ведь даже ближнемагистральный авиалайнер «Sukhoi Superjet 100» отечественные конструкторы смогли создать только в международной кооперации с США и странами Европы. А теперь мы должны учитывать и возможные санкции со стороны запада, – говорит эксперт портала «Военный паритет» Андриан Николаев. – В Китае по части самолетостроения дела идут тоже не гладко. Особенно у них большие проблемы с двигателями. Ни Европейский Союз, ни США делиться с Китаем технологиями моторостроения не будут, это факт. Что касается производства в Китае тяжелых вертолетов Ми-26, то оно вполне реализуемо.

Этот вертолет серийно производится в Ростове-на-Дону с 1979 года. Дело только в передаче имеющихся технологий. Но есть проблема с двигателями Ми-26 – они производятся на Украине. В России альтернативных силовых установок для вертолетов тяжелого класса попросту нет. Поэтому последние события на Украине являются причиной головной боли и у самой российской Объединенной авиастроительной корпорации».

Сейчас Россия занимает лишь девятую строчку в рейтинге торговых партнеров КНР, общий российско-китайский товарооборот составляет $89 млрд. Для сравнения, Китай ежегодно торгует с одними только США на $521 млрд. Российский экспорт в Китай ограничивается двумя основными пунктами: это необработанное сырье (нефть, лес и т.д.) и оружие. В то же время РФ импортирует из Поднебесной в основном бытовую продукцию и технику (электронику, одежду, обувь, игрушки и т.д.).

«Что касается обилия китайских товаров на российском рынке, то это вполне закономерно. Многие страны уже вывели свое производство с целью его удешевления в Китай, на сегодня эта страна является мировой фабрикой, – считает политолог Андрей Данилов. – Кстати, многие российские фирмы тоже производят там свои товары, к примеру, автомобильные аксессуары, инструменты и запчасти. Это партнерство принесет нам экономическую выгоду, а расширение рынков сбыта для нашей сырьевой экономики только на руку. В отношении же совместных проектов в области технологий остается надеяться на то, что возможная экономическая изоляция России от запада станет реальным толчком к модернизации».

Великий экономический союз, объединивший двух гегемонов Евразии, официально оформлен. По крайней мере, на бумаге. Но что он принесет для нашей страны? Процветание и взаимовыгодное партнерство или же это снова будет игра в одни ворота, когда за нефть, газ и военные технологии с нами будут расплачиваться низкокачественным ширпотребом? Покажет время. А пока все, что остается, – это прилагать все усилия для экономического развития Дальневосточного региона, который уже сейчас отстает от бурнорастущего южного соседа.

Чаяндинское нефтегазоконденсатное месторождение расположено в Ленском районе Якутии, открыто в 1989 году. Его запасы оцениваются в 1,2-1,4 триллиона кубометров газа и примерно 80-90 миллионов тонн жидких углеводородов.

Китайская национальная нефтегазовая корпорация (CNPC) – крупнейшая государственная нефтегазовая компания Китая (доля участия государства – 100%) и одна из ведущих интегрированных нефтегазодобывающих компаний в мире. Ежегодный оборот корпорации составляет порядка $85 млрд.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.