/ Татьяна Нохсорова

Кажется, что в мире цифр и денег сосуществуют несколько параллелей. Пока статистика воспроизводит одну картину, реальные бумаги с канцелярских небес на землю. Редакция и эксперты выясняют, почему зарплата среднестатистического якутянина в отчетах и его кошельке – это две большие разницы, и стоит ли пытаться прожить на прожиточный минимум.

Эксперты:
Геннадий Толстых, кандидат исторических наук, заведующий отделом социальных проблем Института региональной экономики Севера СВФУ;
Николай Бурцев, кандидат физико-математических наук, доцент Финансово-экономического института СВФУ.

Дано: Средняя зарплата жителя Якутии, как озвучила в январе 2013 года председатель правительства РС(Я) Галина Данчикова, составила 40 тысяч рублей.

Николай Бурцев:
Представим простого работника, получающего в месяц на руки 18-20 тысяч рублей в месяц. Эту сумму мы и считаем зарплатой: он может распоряжаться этой суммой, покупать различные товары потребления. В проводимых исследованиях социального положения населения, научных и псевдонаучных, граждане приводят именно эту цифру – зарплату, которую они получили «на руки». Она, действительно, своей округлостью впечатления не производит. Однако в бухгалтерии работодателя стоит другая, более аппетитная цифра – 21-24 тысяч рублей! Это – начисленная зарплата, она заметно выше, чем количество денег, которые получаем на руки. Если вы попросите свою бухгалтерию выписать справку НДФЛ-2, то убедитесь в том, что зарплата уж не такая маленькая, как вам кажется. С начисленной суммы отнимают налоги, другие сборы и удержания – как-то надо «сброситься» на общенародные нужды – на «бесплатные» медицину, образование, оборону, правопорядок, науку.

Уважаемая Галина Иннокентьевна не случайно и не с потолка озвучила эту цифру. О государственной статистике говорят не очень лестные слова, но в плане зарплаты ей можно верить на все 100%. В самом деле, так оно и есть – в I квартале прошлого года, по данным Госстатистики, она уже составляла 39 825 рублей. Это при том, что данном периоде средняя месячная зарплата по экономике ДВФО составляла 33 876 рублей, а по России в целом – 27 339 рублей.

С изменением покупательной способности рубля изменяется соответственно и «цена» нашей заработной платы. Поэтому все-таки нам правильнее руководствоваться так называемой реальной заработной платой, на которую мы можем реально купить на жизненные нужды. На одинаковую зарплату жители села и города или центра и удаленного региона страны могут купить не одинаковое количество товаров и услуг. Становится понятным, что кажущаяся по вышеприведенным цифрам благополучность республики по зарплате является на самом деле мнимой – Республика Саха (Якутия) считается одним самых дорогих регионов страны.

Геннадий Толстых:
Вопрос зарплаты неизменно волнует всех. Но, говоря о разнице между статистикой и жизнью, стоит вспомнить старый анекдот о средней температуре по больнице: у кого-то 36 градусов, у кого-то – 40, но в целом все нормально. Есть отрасли народного хозяйства, где работники получают достаточно высокую зарплату. К примеру, добыча полезных ископаемых, где заняты компании «АЛРОСА», «Алмазы Анабара», «Сургутнефтегаз» и другие. Но в то же время работники сельского, лесного хозяйства, сферы рыболовства, у которых часто сезонный характер работы, получают зарплату, едва достигающую уровня прожиточного минимума.

У нас наблюдается высокая дифференциация доходов. На мой взгляд, причина этого кроется в несовершенстве тарифной системы оплаты труда. Современная система пришла к нам от социализма, где господствовали административно-командные рычаги управления. Реформа идет очень медленно. Ученые работают над совершенствованием тарифной модели, говорят и об эффективности почасовой оплаты труда, но ломать уже устоявшуюся систему сложно. Профессор Российской академии госслужбы при Президенте РФ Николай Волгин предлагает дифференцировать финансовые надбавки по регионам. Допустим, шахтер в Якутии получает 70 тысяч рублей в месяц. Ту же сумму получает, скажем, водитель автобуса в Москве, но условия его жизни гораздо комфортнее. Нашему шахтеру на эти 70 тысяч нужно пережить долгую зиму, обеспечить семью теплыми зимними вещами. Волгин предлагает дифференцировать надбавки по регионам, исходя от условий жизни. Главное, реформа должна быть нацелена на улучшение условий жизни работника.

Дано:Пропасть между бедными и богатыми стремительно растет.

Геннадий Толстых:
В экономике есть понятие «децильный коэффициент неравенства доходов»: сопоставление доходов 10% самой богатой части населения и доходов 10% бедного населения. Безопасным для экономики и жизни считается коэффициент, когда эта разница не превышает 4-5 раз. У нас в России она достигает до 17,5 раз. В благополучной стране Швеции законодательство и экономику выстроили таким образом, что разница между доходами самых богатых и самых бедных не превышает коэффициента 1,5.

Рядовой работник или уборщица крупного предприятия получают 12 тысяч рублей в месяц, а представитель руководства – 2-3 миллиона рублей. Как сопоставить их доходы, учитывая, что им приходится в одних условиях? Здесь речь заходит о социальной справедливости. Пришлось вмешаться президенту страну Владимиру Путину: он начал наводить порядок с так называемых «золотых парашютов»: когда при уходе с поста руководителям крупных предприятий, холдингов выплачивают солидные премиальные. И не всегда их размер говорит о результативности их работы.

Николай Бурцев:
Доля работников с заработной платой ниже прожиточного минимума по РС (Я) в 2013 году составил 9,3%. Для сравнения: в РФ – 7,8%, ДВФО – 8,5%. Налицо ухудшение положения и по официальным данным. Как полагают эксперты, если этот процесс пустить на самотек, действительно возникнет ситуация, когда около 10% населения овладеет всеми средствами производства, а вся остальная часть будет работать на них в качестве наемных работников.

Считается, что население страны условно делится на три слоя: бедные, средний класс и богатые. Попытка создать средний класс преимущественно из предпринимателей может потерпеть крах: из-за завышенного налогового бремени предприниматели предпочитают уйти в теневую экономику. По кривой Лаффера экономисты выявляют оптимальную налоговую ставку для бизнеса: чтобы и доходы в бюджет равномерно поступали, и бизнесменам было нетрудно оплачивать налоги. Государство должно применять именно такую ставку.

Дано: На прожиточный минимум можно прожить.

Николай Бурцев:
Минимальный размер оплаты труда, минимальная потребительская корзина, прожиточный минимум все же больше зависят от уровня бюджета государства и его возможностей. Например, международная организация по охране труда считает, что государство может полностью обеспечить свое население, если оно может предоставить в составе потребительской корзины не менее 250 товаров и услуг. В нашей минимальной корзине – 11 товаров и услуг, и основной упор сделан на продукты и товары первой необходимости.

Геннадий Толстых:
В России именно в 90-х годах появился такой слой людей, который проживал ниже черты бедности, прожиточного минимума, тем не менее они были работающими. Прожиточный минимум не учитывает очень многие составляющие жизни, это всего лишь финансовый инструмент. Недавно один из глав районов, кажется, Ставропольского края, решил провести эксперимент и прожить на эту сумму. Не смог. Так что стоит понимать, что это просто цифры. К сожалению, какая-то часть населения вынуждена жить на этот минимум.

Дано:Кто хорошо зарабатывает, тот хорошо работает.

Николай Бурцев:
Работник и работодатель – это два субъекта экономики. Заключая договор о трудоустройстве, они фактически осуществляют договор купли-продажи рабочей силы. Государство и работодатель смотрят на работника по-прежнему как на обычный «фактор производства», пусть даже самый главный, но все равно только как трудовой ресурс. Отсюда и определения функции зарплаты: рекреационный, то есть зарплата должна обеспечивать восстановление рабочего ресурса, стимулирующий – чтобы зарплата как можно больше «выжимала» этот самый ресурс у человека. Работодателю не выгодно платить ему высокую зарплату – ему важнее заплатить меньше, а получить больше. Такое отношение к человеку не дает ему никакой надежды на «достойный», как принято говорить среди экономистов, уровень жизни как полноправному гражданину общества. Исходя из этого, отношение к зарплате тоже терпит всякие искажения.

Исследования финансового состояния предприятий различной формы собственности, в частности и в Якутии, привели к появлению термина «засилье наемных менеджеров» – людей, которые дорвались до финансовых и других ресурсов. Напрашивается вывод, что прошедшие экономические реформы так и не смогли сформировать институт эффективных собственников, которые, борясь за рентабельность производительных сил, смогли бы выработать механизмы оптимального использования труда граждан. А они должны были бы быть основаны на адекватности вознаграждения за труд и вернули бы свой истинный экономический и правовой смысл зарплаты – плату за труд.

Геннадий Толстых:
Человек никогда не будет доволен своей зарплатой. Но главное для него и работодателя, чтобы результат труда и оплата были сопоставимы. Я приводил в пример получателей «золотых парашютов» – работали ли они столь эффективно, чтобы получать, скажем, 200 миллионов рублей в месяц?

Чем выше оплата труда, тем лучше для экономики и населения: повышается уровень жизни работника и его так называемых иждивенцев: детей, пожилых родителей, улучшаются их питание, условия жизни.

Дано: Если человек не удовлетворен своей зарплатой, ему стоит поменять работу.

Николай Бурцев:
На мой взгляд, у нас не сильно развит рынок труда. Человек работает, получая пусть и небольшую зарплату, сознавая, что в другом месте он будет получать примерно столько же. Следовательно, не развит и рынок зарплаты – картина сильно искажена, особенно у тех, кто работает у частных предпринимателей. Хозяин – барин, и он диктует условия оплаты труда. Тот же государственный служащий никогда не станет богатым – государство ему платит столько, сколько считает нужным.

Геннадий Толстых:
Не совсем согласен с этим мнением, но отмечу тревожную тенденцию: региональный рынок труда нуждается в защите государства. Посмотрите на стройки – кто там работает? Неужели нам своих строителей, плотников, бригадиров не хватает? Но застройщик заинтересован в дешевой рабочей силе, обходе каких-то социальных выплат. А проигрывает обычное население, так как наемники работают по принципу «после нас хоть потоп», мы видим эти огрехи в новых домах. Это непроизводительная, неквалифицированная рабочая сила. Были сокращены квоты на привлечение иностранных работников через Федеральную миграционную службу, но очевидно, что должны быть дополнительные законодательные ограничения.

Посмотрим на региональную биржу труда – количество вакансий, представленных работодателями, примерно равно количеству безработных. Значит, людям нужно больше, чем просто рабочее место, им нужны определенные условия. Они еще не столкнулись с таким явлением, которое было, например, в Америке 30-х годов, когда приходилось хвататься за любую работу.

Дано: Если искоренить бедность, жизнь станет лучше.

Геннадий Толстых:
Нам бы хотелось этого. Но это утопия. Люди разные по способностям, по характеру: есть трудолюбивые, есть те, кто работает спустя рукава. А кто-то просто довольствуется малым. Всегда будут люди, которые оказываются в группе риска: например, одинокая мать с двумя детьми, работающая медсестрой. Понятно, что уровень ее доходов будет низким. Государство оказывает социальную поддержку, но, на мой взгляд, поддержка должна стать адресной. Размер детского пособия для всех одинаков, но одни семьи только на него и живут, а в других, где родители хорошо зарабатывают, эта сумма незначительна. Если не применить дифференцированный подход, то вся наша социальная поддержка может быть похожа на решето.

Николай Бурцев:
В экономике есть такая закономерность: чем богаче территория, тем хуже живет народ. Так получается потому, что страны, у которых нет природных богатств, вынуждены внедрять эффективные экономические системы. Так живут Объединенные Арабские Эмираты, Швеция, Швейцария и другие. У нас же происходит дифференциация территорий, появляются зоны издержки и зоны прибыли. Регионы условно разделяются на три зоны: где идет добыча, переработка, продажа. Добывающие регионы становятся зоной издержки, так как для того, чтобы все добыть, нужно затратить огромные ресурсы. Регион, где реализуют готовую продукцию, оказывается в зоне прибыли. В советское время госплан балансировал эту разницу, но сейчас все нарушено. А если верить социологам, 7% населения всегда, при любой экономической системе, при любых доходах государства, будет жить бедно. Это практически как закон природы.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.