/ Евгений Онуфриев

Борьба за окружающую среду

2017 год в России официально объявлен Годом экологии – следующие 365 дней будут посвящены улучшению экологической безопасности страны. Для Якутии, известной своей обширной территорией и богатством ресурсов, вопрос охраны природы – один из самых насущных. «Наш университет_онлайн» узнал, какие экологические проблемы в Якутии нужно решать в первую очередь.

Как было отмечено на Госсовете РФ по вопросам экологического развития, прошедшем в конце декабря прошлого года, вопросов по охране природы накопилось много, и откладывать их решение нельзя: загрязненный воздух в регионах страны, повсеместные свалки, плохое качество питьевой воды – эти экологические проблемы помимо урона природной сфере приносят весьма ощутимый ущерб экономике.

«Все вышеуказанные проблемы, безусловно, касаются и территории нашей республики, – отмечает главный научный сотрудник НИИ прикладной экологии Севера СВФУ Василий Иванов. – У нас очаги напряженной экологической ситуации, в основном, возникают в отдельных участках разработки месторождений полезных ископаемых, где в течение нескольких лет природная среда сменяется природно-техногенными образованиями, которые по своим характеристикам совершенно отличаются от естественных экосистем».

От полезных ископаемых – до экологических проблем

В настоящее время и в обозримом будущем в Якутии основными природопользователями останутся недропользователи – предприятия, занимающиеся разработкой месторождений полезных ископаемых, объясняет Василий Иванов. «Уже сейчас на территории республики работы ведут такие крупные российские компании, как «Роснефть», «Транснефть», «Сургутнефтегаз», «Мечел» и другие». В планах предприятий – освоение крупнейших месторождений угля, железа, редкоземельных, апатитовых и урановых руд, цветных металлов, а также строительство горно-обогатительных, горно-химических комбинатов и нефтеперерабатывающих заводов.

«Уже сейчас имеются очаговые территории напряженного экологического состояния, образованные непосредственно вокруг зон деятельности действующих крупных горнодобывающих предприятий, – добавляет главный научный сотрудник института. – При расширении недропользования, вовлечении все новых месторождений в эксплуатацию произойдет наложение негативных последствий деятельности на прилегающие территории».

В России насчитывается около 300 предприятий наивысшей категории экологической опасности, на которые приходится до 60% процентов всего негативного воздействия на природу страны

Ситуация, по словам эксперта, получается действительно рискованной. «Например, те же выбросы загрязняющих веществ в воздух от разных источников могут расширить зону воздействия во много раз, а накопление тонкодисперсных продуктов ветровой и водной эрозии негативно отразятся на состоянии почвенно-растительного покрова, водных объектов и представителей животного мира», – говорит Василий Иванов.

Заведующий кафедрой экологии Института естественных наук СВФУ Михаил Черосов отмечает, что любой вид недропользования, каким бы оно ни было, нарушает баланс в природе. «После него нарушаются определенные условия проживания для организмов, растений, животных, – объясняет Михаил Черосов. – Государство это понимает, но причина в том, что устойчивое развитие страны невозможно без промышленности».

В Якутии территории с мощными производствами достаточно изолированы, добавляет заведующий кафедрой экологии. «В Нерюнгри, например, к угольному разрезу, где ведутся взрывные работы и осаждается пыль, доступ закрыт. Золотодобывающие технологии, которые могут по-влиять на здоровье человека – все они ограниченного доступа. Просто так туда не попадешь. Но там, где есть производство – есть, само собой, и экологический риск», – отмечает Михаил Черосов.

Правотворческое несовершенство

По мнению главного научного сотрудника НИИ прикладной экологии Севера СВФУ Василия Иванова, современная нормативно-правовая база не учитывает в случае экологической составляющей многие моменты – до сих пор не отражаются и не нормируются параметры состояния элементов экосистем с учетом их региональных особенностей, например, экосистем севера, зон распространения многолетней мерзлоты.

«В первую очередь необходимо обратить внимание на критерии оценки состояния экосистем с учетом их региональных особенностей и выявление их экологической емкости, – предлагает Василий Иванов. – Эти параметры должны быть изучены до освоения определенной территории, с тем, чтобы при разработке проекта хозяйственной деятельности, природоохранных мероприятий все это учитывалось». Эксперт добавляет, что организация таких комплексных исследований требует значительного финансового вливания, так как подразумевает большой объем полевых работ, натурных экспериментов с участием специалистов разных направлений.

Любой вид недропользования нарушает баланс в природе

Региональные особенности природной среды должны учитываться и при разработке эффективных природоохранных методов, способов и мероприятий, считает эксперт. «Например, многие способы пылеподавления при горных работах, разработанные для условий умеренного климата, не могут найти у нас широкого применения в зимнее время из-за промерзания, смерзаемости горной породы, быстрого износа, – объясняет Василий Иванов. – То же самое с рекультивацией нарушенных земель. Самая большая проблема связана с острым дефицитом потенциально плодородных земель, определенный слой которого нужен для проведения биологического этапа рекультивации. В этом аспекте также необходимо проведение большого объема научно-исследовательских работ, искать способы ускорения зарастания поверхности нарушенных земель при минимальной мощности потенциально плодородного слоя или с заменой его другими материалами, проводить специальные опыты».

Бизнес не может в экологию

В охране природы особую роль должен сыграть бизнес, но, как оказалось, российские предприниматели не горят энтузиазмом заниматься борьбой с загрязнениями – слишком много нагрузки.

По мнению Василия Иванова, в этой ситуации препятствием становится опять же несовершенство нормативно-правовых документов. «Например, в настоящее время оценка воздействия на окружающую среду (так называемый ОВОС) не проходит государственную экологическую экспертизу, как было раньше, да и в проекте данный раздел изменен как мероприятия по охране окружающей среды и проходит главную государственную экспертизу в составе всего проекта, – отмечает Василий Иванов. – При этом экологическую экспертизу проходят только проекты объектов конечного размещения отходов, или из проекта выделяется только часть, касающаяся объектов конечного размещения отходов».

«Стоит отметить совершенно мизерные платы за нанесенный экологический ущерб, который в разы ниже затрат, которые бизнес вложит в природоохранные мероприятия, – продолжает эксперт. – В такой ситуации наряду с работой по совершенствованию нормативных документов, необходимо найти золотую середину, когда и общественность, и бизнес станут заинтересованы в комплексном освоении территории. Со стороны бизнеса нужно участие в социально-экономическом развитии региона или отдельного муниципального образования, а со стороны общественности – объективная оценка деятельности предприятий. При этом наука должна быть подключена для разработки вариантов сбалансированного природопользования».

Доцент кафедры экологии ИЕН СВФУ Галина Васильева объясняет, что еще одна причина, из-за которой бизнес не может пойти на экологические уступки, стара как мир – это недостаточность финансовых возможностей. «Около 60% российских предприятий до сих пор работают на оборудовании советского периода, и большинство из них уже на полном износе – эту ситуацию необходимо менять, – делится мнением доцент. – Сложность в том, что переоборудование средне-статистического предприятия всегда будет выливаться в огромные затраты в виде замены станков и печей – инвестиции такого масштаба потянет не каждая компания».

Тем не менее, глава Российского союза промышленников и предпринимателей Александр Шохин в декабре прошлого года заявил, что российские компании не будут уклоняться от работы по улучшению окружающей среды: «55 предприятий уже заключили экологические соглашения с Минприроды РФ», – отметил глава РСПП.

Застройка как экологическое бедствие

Перейдем к локальным проблемам. Столица республики – город Якутск – не может похвастаться званием экологически чистого города – по данным ежегодного рейтинга Минприроды по экологическому управлению городов России в таких категориях, как «Воздушная среда», «Транспорт», «Обращение с отходами», столица республики заняла в десятке лидеров восьмое место.

По мнению доцента Галины Васильевой, основная проблема плохого экологического состоянии столицы республики кроется в ее неудобном расположении. «Испокон веков долину Туймаада очищала циркуляция воздуха в атмосфере, но с плотной застройкой столицы всевозможными кварталами ситуация дошла до того, что мы собственноручно засыпали одно «легкое» столицы, – объясняет Галина Васильева. – Якутск перестал самоочищаться, воздуху было некуда идти и, естественно, все загрязнения начали оседать в котловине, где мы находимся. Обстоятельства будут только ухудшаться – скажется постоянно увеличивающееся количество транспорта на итак небольшой территории».


Проблема загрязнения воздуха в Якутске существует, подчеркивает исследователь Василий Иванов. «Причин много: та же необустроенность улиц города, которая приводит не только к грязи, но и способствует запылению воздуха даже при небольших ветрах, – отмечает главный научный сотрудник. – Автомобильные выхлопы, недостаточное озеленение, задымленность от пожаров в летнее время, в том числе от городской свалки – от всего этого до сих пор спасает только относительно большая ширина долины».

С плотной застройкой столицы микрорайонами, Якутск попросту перестал самоочищаться, считают экологи

По мнению эксперта, застройка любого квартала должна предусматривать обустройство всей территории, включая озеленение улиц, межкорпусных площадей, асфальтирование дорог, покрытие тротуаров, устройство водоотведения, автомобильных стоянок, детских площадок. «А вот опыт застройки 202 квартала показывает, что участки озеленения совершенно отсутствуют, со временем это может негативно отразиться на состоянии среды не только микрорайона, но и города. Хотелось бы, чтобы строители учли это при освоении 203 квартала», – заключает Василий Иванов.

Отходы – предвестники эпидемии

Отдельная проблема – отходы, которые по сей день считаются главным камнем преткновения российской экологии. По статистике, озвученной президентом России Владимиром Путиным на декабрьском Госсовете по экологии, за год в стране накапливается 60 миллионов тонн отходов, из которых перерабатывается лишь малая часть – 4%.

«На территории города возникают несанкционированные свалки, содержащие разные виды отходов, в том числе и самые опасные: например, ртутьсодержащие, биоматериалы, – отмечает Василий Иванов. – При этом очень редко выявляются виновные, и то они отделываются смешными штрафами. Проблема может быть решена только при строительстве современного полигона, при его оснащении современным специализированным транспортом и оборудованием по утилизации особо опасных отходов».

В случае с опасным мусором до сих пор остро стоит вопрос медицинских отходов. К примеру, как отмечает директор фирмы «Эко-Партнер» Евгений Петров, в Якутске большая часть медотходов попадает на свалку без специальной обработки. «В них содержатся радиоактивные и токсичные вещества, в них можно обнаружить возбудителей различных инфекций и вредоносные организмы – такие отходы представляют серьезную опасность для жизни людей», – отмечает предприниматель.

Стоит отметить, что законодательством РФ категорически запрещено вывозить медотходы, которые в большинстве стран отмечены как «особо опасные», на общественные свалки, полигоны – за нарушение полагается административное наказание, в крайнем – уголовное. «Отходы такого типа – тема закрытая, сами лечебно-профилактические учреждения знают о проблеме, понимают ее последствия, но отходы все равно увозятся на свалку без переработки», – отмечает доцент кафедры экологии ИЕН СВФУ Мария Слепцова.

В итоге предпринимателем Евгением Петровым было заказано специальное пиролизное оборудование «Фортан-2», особенность которого в том, что у работающего с модулем специалиста нет прямого контакта с опасными отходами, а само устройство практически исключает выбросы в атмосферу во время работы. Как отмечает предприниматель, оборудование по утилизации медицинских отходов уже заказано, также внесены коррективы под якутские климатические условия – по плану оборудование уже будет запущено через 1-2 месяца.

Фото: Светлана Павлова, из архива редакции корпоративных медиа СВФУ