/ Игнат Алексеев

В трудное для народа время необходимы люди, способные мыслить широко, не испытывающие страха перед делами, сколько бы ни сложными и опасными они ни были. Идти наперекор сильным, борясь с равнодушием слабых. Лидеры нужны для развития любого общества ‒ это ответ на требования эпохи. Если в темное время у народа не появляется лидер‒ он обречен на стагнацию и последующую деградацию. Таким человеком для народа саха на заре ХХ века, вне всяких сомнений, стал Алексей Кулаковский

Wake up, Yakutia…

Якутия в то время была отсталой окраиной огромной империи, и хоть какое-нибудь социальное развитие «тюрьмы без решеток» вряд ли сильно заботило последних представителей императорского дома Романовых. Политика царизма по отношению к дальней, заснеженной провинции, если не являлась колониальной, то очень сильно напоминала таковую. Природа присоединения Якутии к Российской империи, добровольная или насильственная, − давний предмет спора ученых. Не станем заострять на этом вопросе внимание, отметим лишь то, что признаки колониализма на территории тогдашней Якутии, несомненно, наблюдались, да и мода на агрессивную экспансию среди европейских держав еще не сошла на нет.

Исследователи Дарон Асемоглу, Саймон Джонсон из Массачусетского технологического института и Джеймс Робинсон из Университета Калифорнии в Беркли выявили типичные сценарии колонизации на примере политики европейских стран прошлых веков. Там, где климатические и эпидемиологические условия были благоприятными, европейцы основывали поселения и создавали стабильные политические институты, как, например, в Австралии или Новой Зеландии. Там, где смертность была высока, европейцы старались не селиться: эти регионы интересовали их лишь как источник полезных ископаемых. Соответственно, здесь создавалась репрессивная система управления, а политические институты не развивались. Кроме того, экономика, ориентированная на экспорт природного сырья, стала идеальной основой для формирования коррумпированных режимов.

Исходя из этой теории, Якутии с ее 50-градусными морозами вряд ли светила судьба Австралии. Неудивительно, что в тогдашнем якутском обществе наблюдалось резкое социальное неравенство. Как отмечает доктор исторических наук Василий Иванов, «преобладающее большинство улусного населения почти всю жизнь вело полуголодное существование; его низкий жизненный уровень обусловливался двойной системой эксплуатации». Кроме уплаты ясака и различных податей государству, якуты вынуждены были удовлетворять запросы местного тойоната. Ситуацию усугубляла еще и нестабильная политическая ситуация в Российской империи – в стране вовсю разгоралось революционное движение. Это условие делало Якутию лакомым куском для других стран, по мнению Кулаковского, на якутские земли давно положили глаз «проснувшийся от многотысячного богатырского сна» Китай, «уже поколотившая нас однажды» Япония и «начавшая спаивать чукчей спиртом» Америка.

На вопрос «Что же делать якутам?» при таком печальном раскладе Кулаковский дает решительный ответ: «… единственным рациональным средством является культивизация и слияние с русскими». Якутии, как, впрочем, и всей России, необходимо «проснуться ото сна» и побыстрее вступить в культурную и технологическую гонку с другими нациями – именно такой посыл, если выражаться коротко и прямо, несет в себе «Письмо якутской интеллигенции». Судя по всему, Кулаковский считал, что при удачном стечении обстоятельств, «догнать и перегнать» их было делом вполне реальным. Во всяком случае, в своем «Письме» он отмечает быстроту развития современных ему «малых» государств по сравнению с долгим цивилизационным путем «левиафанов». Он пишет: «понятна быстрота цивилизации нынеш¬них народов: ведь, прогресс передовых государств по¬тому совершался медленно – веками и тысячелетиями, что тогда человечество, не имея уже спелых плодов нау¬ки и опытов, шло на ощупь, наугад, с оглядками и за¬стоями… А современным «варварам» стоит только проснуться от вековечной летаргии и сознательно отнестись к своему положению в мире, и им совершенно легко идти хоть вскачь, по готовому уже колейному руслу цивилизации».

Как известно, в начале ХХ века в российском обществе широко обсуждалась идея переселения огромных человеческих масс в Якутию. Алексей Кулаковский выступал с острой критикой подобной политики. Он предупреждал: «правительство, заселяя Сибирь, и в частности, нашу область, мнит убить с одного выстрела сразу трех зайцев:
1) избавиться от того избытка населения, которого ему девать некуда (что весьма важно при том жгучем и обостренном положении земельного вопроса, какое там ныне господствует);
2) заселяет и культивирует дикий пустынный край с целью извлечения пользы для государства эксплуатацией его природных богатств и
3) колонизировать свои окраины в видах охраны их от алчных и страшных соседей, вроде Америки, Японии и Китая. (…) Будут повторяться те же истории, которые имели место при отбирании земель у прочих инородцев, которых гнали прочь целыми деревнями и наслегами… Тогда-то мы запоем свою «лебединую песню!».

Завет I: упор на образование

«Культурный человек, вооруженный знаниями, почерпнутыми из наук, легче извлекает все полезное из окружающей природы, тогда как дикарь этого не в состоянии делать: он может пользоваться готовыми, видимыми благами природы, которые с размножением людей иссякают, дикарь погибает, говоря короче, последний не может выдержать «борьбы за существование». В силу этой аксиомы мы, якуты, должны вымирать и вымираем». Алексей Кулаковский.

Уровень образованности повышался в республике в ХХ веке стремительно. Ключевую роль в этом процессе сыграла Советская власть. Советы сразу взяли курс на ликвидацию безграмотности, и грамотная идеологическая работа и политика очень скоро дали хороший результат. Ленинское «Учиться, учиться и учиться» выполнялось беспрекословно. «Если в дореволюционное время Якутский край отличался почти абсолютной безграмотностью населения, то спустя полвека республика стала одним из передовых регионов Советского Союза по количеству людей, получивших неполное и полное среднее образование», ‒ говорит академик Академии наук РС(Я) Дмитрий Саввинов. ‒ Кроме развития образовательной базы в республике, были созданы все условия для того, чтобы местное население могло получить образование в других регионах».

После развала СССР образовательной системе республики рассыпаться не дали. Велика в этом заслуга первого президента Якутии Михаила Николаева. Несмотря на не самые легкие времена он смело взял курс на всеобщее высшее образование. «Через 10 лет мы должны стать высокообразованным регионом России, ‒ сказал он в недавнем интервью, уже в статусе депутата Госдумы РФ. ‒ Сегодня каждый пятый с высшим образованием, а мы хотим, чтобы был каждый второй. Эта задача сложная, но реальная».
«В вопросах образования важно не только дать знания, но и научить оперировать ими, извлекать из них пользу, ‒ говорит доктор педагогических наук Дмитрий Данилов. ‒ К сожалению, на сегодняшний день нельзя сказать, что эту важную задачу мы выполняем хорошо. Образовательная политика ‒ это инвестиции, от которых должна быть ощутимая выгода». Действительно, якутяне не попадают ни в список номинантов на престижные научные премии, ни зарабатывают миллиарды в IT-сфере. За сто лет мы, можно сказать, выполнили этот завет Кулаковского, но не пора ли поднять планку повыше?

На сегодняшний день в республике действуют 654 школ, 32 ССУЗов и 6 вузов (количество указано без филиалов).

Завет II: улучшение демографии

Самое наше больное место, фактор, мешающий «включиться в большую гонку», – малая численность и неутешительные демографические показатели. Доктор исторических наук Василий Иванов приводит следующие данные: если в 1897 году в Якутской области проживало 248 тысяч человек, то к 1917 году во всех пяти ее округах числилось более 264 тысяч. «Как видим, за 20 лет общая численность населения выросла только на 16 тысяч человек, что являлось неблагоприятной тенденцией», – резюмирует профессор Иванов. «Индивиды человечества на «юге» действительно рас¬плодились до невозможности и мрут от тесноты (ина¬че – от голода), как мухи, – пишет сам Кулаковский. – Например, в 1897 году в Индии умерло с голоду 4 100 000 человек, то есть такое количество, которое превосходит число якутов в 16,4 раза».

В современной Якутии демографический вопрос всегда ставился и ставится во главу угла. И при Николаеве, и при Штырове, и при Борисове. На решение демографических проблем нацелены программы республиканского и государственного калибра, президентские указы, концепции развития и многое другое. Так к каким результатам привела эта работа? Можно ли считать важнейший завет Кулаковского выполненным?

«В Якутии численность населения сократилась с 1 109 000 жителей в 1989 году до 947 000 в 2002 году. Некоторый положительный сдвиг отмечен в 2010 году, когда нас стало 950 тысяч. А за последние годы наблюдается и некоторый прирост жителей», – отметил на своей недавней пресс-конференции заместитель председателя правительства Якутии Александр Власов. По словам зампреда, сейчас республика может смело похвастаться существенным преобладанием рождаемости над смертностью. Планка едва было не опустившаяся до самой критической точки, выровнялась, и начала потихоньку ползти вверх ‒ у нации есть будущее.

Но младенцы не будут спускаться в шахты, огранять алмазы и добывать нефть. Для всего этого нужны квалифицированные специалисты ‒ прямо сейчас.

Между тем отток работоспособного населения с Дальнего Востока, который острее всего наметился в кризисные 90-е, продолжает оставаться кровоточащей раной экономики региона. А наша республика ‒ один из лидеров со знаком минус по этому показателю: по официальным данным, Якутию за минувший 2012 год в поисках лучшей доли покинуло более 10 000 человек. Чуть «подсластили» эту цифру показатели по прибывшим: ежегодно в республику приезжает из других регионов РФ и ближнего зарубежья около 4 500‒5 000 тысяч человек. Но не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что и эта «сладость» на самом деле имеет горький привкус. Достаточно посмотреть на качество уезжающих и приезжающих кадров. Бывший спикер Госсобрания (Ил Тумэн) Виталий Басыгысов отмечает: «Самое страшное то, что отток происходит в основном из промышленных регионов. А ведь это стратегические районы, где добывают алмазы и золото, уголь и нефть, газ и олово. Конечно, во время кризиса первое, от чего отказывается человечество, ‒ это бриллианты, и последнее, что начинает покупать потом, ‒ тоже бриллианты. Но кризис рано или поздно проходит, а вот вернуть сюда квалифицированных специалистов, да еще адаптированных к местным условиям, будет очень трудно».

Вот и получается, что живем будто бы по заветам Кулаковского: и детьми обзавелись, и образование всем дали, − но не можем сделать так, чтобы они остались трудиться на родной земле, хотя работа вроде бы ведется.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.