/ Игнат Алексеев

Экология и экономика: возможен ли консенсус?

В Мегино-Кангаласском районе возводится газохимический завод, ввод в эксплуатацию которого сулит большую экономическую выгоду как населению, так и бюджету республики. Но экономические дивиденды грозят невосполнимым уроном природе Якутии, а именно реке Лене. Во всяком случае такой сценарий предрекают некоторые общественники. В социальных сетях уже вовсю идет кампания против строительства завода.

Вот выдержка из размещенной на сайте change.orgпетиции: «Завод по производству метанола, карбамида и СПГ планируется разместить в трех-четырех километрах от реки Лена и речки Мыла, впадающей в реку Лена, из-за шаговой доступности от железной дороги Томмот – Кердем – Нижний-Бестях и магистрального газопровода Хатассы – Павловск – Нижний-Бестях – Майя. При этом не учитываются хрупкая экологическая система района, отсутствие прецедента строительства газохимического завода на вечной мерзлоте. При возможных нарушениях технологического режима, неисправности оборудования, которые не рассчитаны для работы в условиях особо низких температур республики, не исключены аварии. Ущерб от взрыва и от выброса вредных веществ в атмосферу будут необратимы и непредсказуемы, поскольку вокруг завода расположены крупные населенные пункты района, сенокосные угодья и пастбища».

Петицию уже подписали 4 400 человек (по состоянию на 10.03.15). Естественно правительство Якутии не могло оставить такую озабоченность населения без внимания. В конце февраля глава республики Егор Борисов обратился в региональную Торгово-промышленную палату с просьбой дать объективную экспертную оценку проекту газоперерабатывающего завода в Заречье. Насколько реальны угрозы экологии в случае реализации проекта, оставим решать экспертам. Мы попытаемся ответить на вопрос, выведенный в заголовок.

Экономика перевешивает экологию

Ситуация с газохимическим заводом не первый случай протеста против реализации в Якутии крупных промышленных проектов. Общественность у нас в этом плане довольно активная. Например, несколько лет назад в Якутске прошла серия акций под лозунгом «Сохраним Лену» против проведения трубы Восточная Сибирь – Тихий океан по дну главной реки республики. Любопытно, что по первоначальному проекту ВСТО планировалось прокладывать по другому маршруту ‒ вблизи от озера Байкал. Однако общественники Иркутской области развернули такую грозную кампанию в защиту природного памятника, что маршрут трубы был пересмотрен, и ее решено было пустить по участку Усть-Кут (Иркутская область) – Ленск (Якутия) – Тында (Амурская область). Наши общественники повторить успех иркутян не смогли: ВСТО через Лену все-таки пошел.

Экологи и общественники редко выходят победителями в схватке со сторонниками масштабных проектов. Если точнее, практически никогда. Почему это происходит? Тут у сторон, как это всегда бывает, кардинально противоположные мнения.

Позиция промышленников

Классическую позицию властей хорошо иллюстрирует тот же случай с ВСТО. Главным организатором акции «Сохраним Лену» выступал центр экологического просвещения «Эйгэ». Приведем отрывок одного из материалов, опубликованного в июне 2011 года – время, когда проект был на финальной стадии реализации – на одном из дальневосточных порталов: «Местные СМИ быстро «раскопали», что акции якутских экологов, направленные против строительства объектов ВСТО в республике, финансируются структурами, близкими к Государственному департаменту США. Об этом осенью 2008 года написали сразу несколько якутских газет.

Журналисты нашли партнеров природоохранной организации «Эйгэ». Оказалось, что спонсорами защиты Лены выступили такие организации, как Фонд «Новая Евразия», который финансируется Агентством США по международному развитию (USAID), «Институт устойчивых сообществ» (также поддерживается USAID), Тихоокеанский центр охраны окружающей среды (PERC, США), Всемирный Фонд защиты дикой природы (WWF). Среди спонсоров компаний-партнеров «Эйгэ» также фигурировал Фонд Сороса, осуществляющий программы «распространения демократии» в сотрудничестве с Государственным департаментом США. Поскольку строительство нефтепровода ВСТО, ориентированного на рынок АТР, противоречит геополитическим интересам США, неудивительно, что действия экологов были направлены на задержку и срыв сроков реализации проекта».

Позиция экологов

«С мнением экологов (притом надо различать, кто эти экологи: инспектора или сотрудники, допустим министерства охраны природы, просто инициативные граждане или общественные организации) считаются строго по закону. То есть только тогда, когда закон это строго обязывает. А такие случаи после масштабного изменения федерального законодательства имеют место быть очень редко – государственную экологическую экспертизу проектанты должны проводить в довольно ограниченных случаях. К сожалению, пока налицо тот факт, что законодательство все еще повернуто лицом к промышленникам, а не к природе. Также стоит отметить то, что при проведении обсуждений и слушаний по тем или иным промышленным проектам организаторы, казалось бы, фиксируют все предложения, комментарии, высказанные заинтересованной и обеспокоенной публикой, только потом непонятно, что из них учли, что нет и почему. Но здесь претензии не только к организаторам слушаний, а и к публике. По-настоящему радеющий за экологию должен не просто пару раз выступить на собрании, но иметь выдержку и настойчивость, чтобы своевременно делать запросы на все надлежащие решения и прочую информацию. А зачастую этого население не делает. А ведь это в наших правах»Екатерина Евсеева, член организации, консультант НКО, менеджер по связям с общественностью

.

Может ли экономика гармонировать с экологией?

То, что страны в своем развитии должны учитывать вопросы экологии, подчеркивается повсеместно – от летучек в муниципалитетах до сессий ООН. Но, соглашаясь с необходимостью мер по грамотному природопользованию, редко их придерживаются от «А» до «Я».

«Самым важным, глобальным документом в сфере защиты окружающей природы является так называемая Декларация Рио, – рассказывает профессор Финансово-экономического института,кандидат биологических и доктор географических наук Евдокия Бурцева. – Декларацию, содержащую основные принципы экологического права, приняли на конференции Организации Объединенных Наций по окружающей среде и развитию в июне 1992 года в Рио-де-Жанейро. С 27 принципами экологически корректного поведения мирового сообщества, оговоренными в ней, согласились 178 стран. Работает ли она? Нет». Корни этого профессор видит в противоречии между экономическим и экологическим развитием: с одной стороны, экономика должна развиваться, с другой стороны, это развитие порождает пагубные для окружающей среды последствия. «Страны делятся на развитые и развивающиеся, у них разные географические и климатические условия, религии, политические устройства. И между ними всегда идет определенная гонка. Ожидать того, что они все будет придерживаться единой политики в области экологии, идиллия».

Однако, консолидация человечества относительно этого вопроса неизбежна, считает Главный научный сотрудник лаборатории экологического нормирования и рекультивации НИИ прикладной экологии Севера СВФУ Светлана Миронова. Хотят они этого или нет, страны вынуждены будут прийти к консенсусу между экономикой и экологией. Потому что в противном случае сбудутся самые апокалиптические прогнозы из отчетов экологов и голливудских блокбастеров.

«В переходный период социально-экономического развития возникает серьезная опасность ухудшения экологической ситуации вследствие разрушения стабильных хозяйственных связей, использования низкокачественных и некондиционных видов топлива, финансовых трудностей субъектов хозяйствования, ограничивающих возможности природоохранной деятельности, недостаточности бюджетного финансирования экологической сферы и т.п. – говорит доктор биологических наук. – Многие специалисты считают, что «чисто рыночная» экономика является наиболее опасным для природы способом хозяйствования, поскольку частный собственник в условиях слабо регулируемого рынка в погоне за максимальной прибылью стремится к сокращению своих непроизводительных расходов, к которым в первую очередь и относят затраты на экологию. А это, конечно же, приведет к ухудшению экологической обстановки».

«Сценарий скорого конца света исключен. Взять хотя бы основную потенциальную причину – глобальное потепление. Мы должны понимать, что этот термин не подразумевает сиюминутного кардинального повышения температуры. Это медленный процесс, длящийся десятилетиями и столетиями. Еще со школы каждый знает, что климат Земли непостоянен, он цикличен. Наша планета переживала как очень теплые периоды, так и ледниковые. Просто сейчас идет период потепления. Правда, стоит признать, что этот цикл отличается от предыдущих. Дело в нарастающем влиянии негативного характера, которое человечество оказывает на природу. Ни одно живое существо не наносило столько вреда окружающей среде. Человеческая деятельность может внести определенные коррективы в законы природы». Трофим Максимов, доктор биологических наук, заведующий лабораторией биогеохимических циклов мерзлотных экосистем Института биологических проблем криолитозоны СО РАН

Ожидание перемен

Если говорить насколько близок этот консенсус, то, как считают экологи, мы еще только в самом начале пути. Большинство экспертов склоняется к мнению, что законы нуждаются в «настройке». «Ключевые документы для охраны окружающей природы у нас в стране – природоохранные законы, ГОСТы, – отмечает Светлана Миронова. – В практике же они не всегда соблюдаются. Например, при проведении рекультивации по ГОСТу требуется отсыпка плодородного слоя до мощности 0,5-1 метра. Но откуда взять в условиях Севера такой слой, если у нас и в природе его нет? Или контролируемые параметры (ПДК) при загрязнении окружающей среды. В специфических условиях Якутии нужны свои ПДК, а их невозможно выделить, так как ГОСТы были определены при СССР и до настоящего времени не изменяются по регионам. Для этого требуется большая работа экологов, химиков, промышленников и других специалистов. Россия ‒ огромная страна, у всех регионов разные условия, и законы должны это учитывать».

«Всем странам в ближайшие десятилетия предстоит трудный путь ‒ реализовать то, о чем много говорится уже сейчас: рациональное природопользование и экологизация экономики. Пусть и медленно, мы к этому должны прийти», – подытоживает Евдокия Бурцева.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.