/ Редакция

Конец света отменяется: рост «Батагайки» ограничен

На днях в Якутск вернулась группа ученых Северо-Восточного федерального университета с англо-германо-российской экспедиции, исследовавшая древние экосистемы термоэрозионной котловины «Батагайка» в Верхоянском районе Якутии. Первые новости от участников экспедиции навели в обществе шороху: ученые объявили, что котловина ежегодно увеличивается на 15-20 метров.

При детальном рассмотрении вопроса оказалось, что это явление опасности не представляет даже для ближайших поселков Батагай и Эге-Хая. Рост котловины действительно зафиксирован, однако ограничен распространением ледового комплекса: по словам старшего научного сотрудника НИИ прикладной экологии Севера Северо-Восточного федерального университета Петра Данилова, который работает в составе экспедиции, «Батагайка» в итоге просто «упрется» в гору, у подножия которой она находится. Северная часть котловины уже перестала увеличиваться, склоны здесь гораздо более пологие, начала появляться растительность.

Уникальное образование в научных кругах известно давно – впервые о нем заговорили в 60-70-х годах прошлого века. Пальма первенства в исследовании котловины и ее окрестностей принадлежит компании «Янгеология», уже более 60 лет работающей в Северо-Восточной Якутии. Тогда, в середине 60-х годов, нынешняя огромная котловина была небольшим оврагом глубиной около пяти метров и шириной в метр. Причина его появления – антропогенное воздействие на экосистемы деятельности человека: вырубка леса и нарушение почвенного покрова тяжелой техникой. Чем больше в нем льда, тем быстрее происходит оттаивание. Сейчас максимальная глубина «Батагайки» – около 100 метров. В ширину котловина больше 900 метров.

Что общего между Батагайкой и алаасами

Несмотря на впечатляющие размеры «Батагайки» и ее быстрый рост, исследователи НИИ прикладной экологии Севера СВФУ называют котловину «обычным термокарстовым процессом». Подобные образования, по словам Петра Данилова, вообще характерны для Центральной Якутии. Поляны – алаасы, как их называют по-якутски – имеют такое же происхождение, что и котловина в Верхоянском районе. Они, кстати, тоже растут, но это происходит не так стремительно, как у «старшего брата» с северной части Якутии. Их борта не так ярко выражены, и ту стадию роста, на которой сейчас находится «Батагайка», они уже прошли.

Есть и другие примеры вертикального обнажения котловины, но относительно небольшой мощности. Такое наблюдается на правом берегу реки Колымы, в местности Дуванный Яр. Обнажение давно исследуется группами ученых из Института физико-химических и биологических проблем почвоведения РАН, который находится в подмосковном городе Пущине. Исследователи института работают здесь уже с 1979 года, создана научная база данных.

Аналогичных термокарстовых котловин, как «Батагайка», больше в мире нет. Это связано с наличием и распространением ледового комплекса Якутии: в других регионах России и в других странах он обычно небольшой мощности, объясняет Петр Данилов.

Другой актуальный вопрос, который поднимается при исследовании котловины в Верхоянске, — различные бактерии и споры, которые появляются при обнажении краев. «Вся биота криоконсервирована, и говорить о них пока рано. В 60-метровой толще термоэрозионной котловины представлен временной интервал в 100-150 тысяч лет», – рассказывает Петр Данилов. В плане у НИИ прикладной экологии Севера СВФУ, в том числе, исследования в этом направлении. Работа проводится совместно с зарубежными коллегами с Университета Сассекс (Великобритания) и Института Зенкенберг (Германия). В этом году во время экспедиции, помимо древних отложений и почв, начали изучать воды, которые поступают при таянии льда в котловину и далее попадают в русло ручья Батагайка, правого притока реки Яна. Расщелина находится на левом берегу родника.

Здесь находят и остатки древних растений, и древних почв, и мамонтовую фауну. Не редкость здесь и охотники за бивнями мамонтов. Гигантский разрез в восьми километрах от поселка Батагай не огорожен, и попасть сюда может любой желающий. Именно так, местными жителями, в 2009 году были найдены останки детеныша бизона и мумия древней лошади.

Уже спустя год в «Батагайке» был открыт научный стационар НИИ прикладной экологии Севера СВФУ. Положа руку на сердце, стационар пока существует только на бумаге – на стройку научных объектов денег пока нет, и исследователи работают в палаточном городке. Средства на осуществление проектов в бюджете университета отдельно не предусмотрены, однако, как показывает опыт, пока подразделение не обделяют. В этом году деньги на поездку выделили из Эндаумент фонда университета.

Как и чем живет НИИ

«Батагайка» – не единственный проект НИИ прикладной экологии Севера СВФУ. Осенью ученые собираются Нюрбинский район Якутии – для проведения там по заказу местной администрации экологический мониторинг.

Сейчас НИИПЭС СВФУ ведет переговоры с «Янгеологией» о совместном бурении скважин на территории котловины. Это позволит получить доступ ко всем слоям (горизонтам) толщ и детально изучить и опробовать образцы. На одно только бурение на две колонки глубиной по 100 метров потребуется сумма более девяти миллионов рублей – а ведь еще нужно учесть остальные расходы. В СМИ этот проект называют совместным, но «Янгеология» в случае реализации будет лишь исполнителем, который за деньги пробурит скважину.

Чтобы реализовать проект, Петр Данилов и его коллеги планируют принять участие в зарубежных конкурсах на грант. «Такие фонды есть в Великобритании, например. Они, в основном, направлены на палеогеографические исследования», – говорит представитель НИИ прикладной экологии Севера СВФУ.

В этом году на «Батагайке» работает сразу несколько экспедиции: первая группа, в состав которой вошли зарубежные ученые из Великобритании и Германии, уже вернулась. Вторая – это школьники, которые под руководством заведующего лабораторией Музея мамонта НИИ прикладной экологии Севера СВФУ Семена Григорьева проходят палеонтологический курс. Третья – команда из шести магистрантов СВФУ. Они находятся на «Батагайке» с учеными из Москвы и Южной Кореи. Последние ищут в Верхоянском районе биоматериал для клонирования из числа животных мамонтовой фауны.

Исследователи с других регионов и стран приезжают сюда не из праздного интереса – изучая «Батагайку», они могут узнать больше о причинах глобального изменения климата различных времен и составить прогноз на будущее. Для этого, объясняет мотивы коллег Петр Данилов, ученым нужно знать, что было раньше – какие были колебания климата и в целом экосистем. И огромный разрез на севере Якутии может дать ответы на их вопросы.

Читайте нас в Telegram

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.