/ Татьяна Нохсорова

Кризис царицы наук?

Ученые мужи с подачи президента страны задумались о будущем математики: Министерство образования и науки РФ приняло концепцию развития математического образования в России. Вокруг документа уже ведутся споры, варианты концепции представили несколько именитых авторов. Не получится ли повторение басни с лебедем, щукой и раком? Нужно ли вообще начинать «реанимацию» математики?

Ученые мужи с подачи президента страны задумались о будущем математики: Министерство образования и науки РФ приняло концепцию развития математического образования в России. Вокруг документа уже ведутся споры, варианты концепции представили несколько именитых авторов. Не получится ли повторение басни с лебедем, щукой и раком? Нужно ли вообще начинать «реанимацию» математики?

Откуда растут корни
Несведущему человеку сложно понять: почему вдруг математика? Всю жизнь жили со знанием «дважды два — четыре», помнили про дифференциалы и интегралы.., казалось бы, что в ней могло измениться?
Но проблемы назревали давно. Российские математики считались одними из самых сильных в мире, школьники на международных олимпиадах показывали отличные результаты, но по «звездам» оказалось сложно судить о массах. Как отмечают в федеральном министерстве, знания обычных российских школьников по математике, уровень преподавания снижаются, средний балл Единого государственного экзамена не дотягивает и до 50. Чем это может грозить, понятно: из незаинтересованных «середнячков» трудно воспитать будущих Перельманов, а значит, будет снижаться уровень математической науки в целом. А без сильной фундаментальной науки не будет и других наук. В своем «майском» указе 2012 года президент России Владимир Путин поручил разработать концепцию развития математического образования.

Не по Крылову?
Арифметика самой концепции тоже впечатляет: трое ведущих ученых-авторов, более 20 разработчиков, почти год работы над документом. Эксперты Министерства образования и науки рассмотрели три варианта концепции: авторства академика РАН Алексея Семенова, лауреата Филдсовской премии Станислава Смирнова и профессорской группы МГУ. Как пишет gazeta.ru, в основу окончательного варианта легли идеи Станислава Смирнова и директора Московского центра непрерывного математического образования Ивана Ященко.
Автор Иван Ященко после рассмотрения концепции в ноябре отметил: «Я уверен, что многие конкретные важные предложения уже в ближайшее время позволят улучшить ситуацию. Среди них четкое выделение уровней требований к результатам математического образования, а также важные конкретные меры по науке, без которой немыслимо и математическое образование, и технологическое развитие России».
Авторы призывают решить три главные проблемы математики: во-первых, низкая мотивация школьников и студентов, причиной которых называют недооценку математического образования, устаревшее содержание учебных программ. Во-вторых, разработчики отмечают, что программы несовременны, они продолжают устаревать из года в год, остаются формальными и оторванными от реальной жизни. И, в-третьих, элементарно не хватает учителей и преподавателей математики, не говоря уже о качестве.

Проблемы федерального вуза
С мнением, что в математическом образовании наметился если не глубокий кризис, то по крайней мере застой, согласна директор Института математики и информатики СВФУ Вера Афанасьева:
— В советское время наша математика считалась лучшей в мире, конкурентоспособной. Но на примере выпускников школ, студентов мы наблюдаем, что качество образования в школах падает. Об этом говорят и наши коллеги из математических, механоматематических вузов.
Одна из ошибок образования в том, что ЕГЭ по математике общее для всех, то есть у ребенка, собирающегося выбрать гуманитарную профессию, и у будущего математика условия равные. Сейчас говорят о том, что ЕГЭ тоже должен быть уровневым – свои варианты должны быть у профильных математических, и у общеобразовательных школ. Но при принятии такого варианта возникнет риск: выпускники престижных физмат школ получат очень высокие баллы, а региональным, среднего уровня школам за ними не угнаться. В наш институт целенаправленно поступают выпускники с хорошими баллами, мы ежегодно повышаем планку показателей ЕГЭ, но общий уровень оставляет желать лучшего.

Учителю очень важно увидеть интерес вовремя, считает Вера Афанасьева. В третьем-четвертом классе школьники могут понять, что математика выходит за пределы задач учебников, проводятся интересные олимпиады. Но в силу разных причин: загруженности педагогов, большого количества учеников в классе, а, возможно, и равнодушного отношения к собственному предмету — в среднем звене этот интерес угасает…

Скептики тоже нужны
Едва утихла критика в адрес ведомства Дмитрия Ливанова после реформы Академии наук, поднялся шум по другому, математическому поводу. Но по уровню он намного тише и слышен лишь в узких кругах. Специалисты также высказывают скептические мнения о концепции:
Борис Давидович, заместитель директора школы №57 г. Москвы, считает, что многие идеализируют математику: «Да не поможет она никому жить, вернее, кому-то поможет, кому-то не поможет. На простом примере: в США три уровня математики, и там как-то им обучают. В России же берешь уровень меньший, сразу прикрепляют ярлык «дурак», «идиот». А родители, которые хотят, чтобы их ребенок получил «полноценное образование», тоже вряд ли будут рады такому делению. Поэтому не расписано самое сложное: как делить содержание математического образования? Будет очень сложно преодолеть обывательское представление, что такое «настоящее образование».
Очень может быть, что концепция останется формальностью. Но это деньги, и будут ли их выделять или нет, кто их будет «распиливать», – это уже от учителей не зависит. Но в любом случае концепция нужна, потому что математика – это определяющая экономику страны наука».
«Капитан Очевидность» – примерно так мог бы выразиться о документе Александр Абрамов, член-корреспондент Российской академии образования. Он считает: «Это никакая не концепция, это собрание полуправильных и неправильных идей. Здесь нет ни одной нетривиальной идеи. По сути, здесь сказано, что школьники и студенты должны хорошо учиться, учителя — хорошо учить, а школы должны быть хорошими.
Но это собрание благих намерений непонятно как реализовать. Надо было делать не концепцию развития, а программу действий. Каковы должны быть механизмы, чтобы все наши математические традиции работали сейчас. Легко предсказать, что будет, когда текст опубликуют. Математики – это люди, которые всю жизнь профессионально ищут ошибки в своих и чужих рассуждениях».

Не перескакивать ступеньки
В Якутии тоже отмечаются низкие баллы ЕГЭ по математике: в 2012 году, по данным Министерства образования РС(Я), средний балл равнялся 44,6. В 2013 году школьники показали результаты повыше: 48,7 баллов.
Преподаватели и молодые ученые Института математики и информатики СВФУ часто встречаются со школьниками, желающими связать свое будущее с царицей наук.
Евгений Шарин, замдиректора ИМИ, считает, что именно в школе вырабатывается интерес к математике: «С пятого класса можно заниматься математикой по усиленной программе. Совместно с ФДОП мы открыли центр математического образования, куда набираем школьников с 5-го класса. Математика ведь не только дает специальные умения и навыки, она учит человека думать, систематизировать и дисциплинировать свой ум».
Но те, кто учился в школе, вспомнят себя в детстве и могут возразить: кому в жизни (за исключением специалистов) пригодились синусы и косинусы, или хотя бы один логарифм? Возможно, поэтому и отмечают низкую мотивацию школьников, особенно старшеклассников: многие рано определяются с выбором профессии и на математику могут махнуть рукой: зачем учить ее, если баллы экзамены не будут иметь значения при поступлении?

Туманный Альбион
В концепции отражены хорошие идеи: поддерживать лидеров математического образования, развивать систему специализированных школ, о стимулировании индивидуальных форм работы с отстающими учениками и многое другое. Но туманностей больше: в документе говорится о делении математического образования на три уровня, но не говорится, как произойдет деление содержания программ по этим трем уровням. Пишут о стимулировании учителей, но как и каким образом будет оплачиваться дополнительная нагрузка, тоже не прописано. И таких недоделок в документе много, отмечают эксперты.
Недавно на заседании Совета по гуманитарному развитию СВФУ народный писатель Николай Лугинов, говоря о встрече Путина с литераторами, отметил: «Так уж повелось, что по политической воле первого лица у нас решается многое: появляются законы, о которых вчера никто не думал, возрождается давно забытое наследие». С подачи президента теперь займутся и развитием литературного процесса в стране. Обозначить проблему – это, наверное, 50% успеха. Самая главная часть работы только предстоит: учителям, преподавателям, родителям. Если все пройдет хорошо, то мы, обычные люди, наверно, и не ощутим этих результатов. Но печальные итоги обязательно почувствуем на себе: обилие неквалифицированных специалистов, слабую, неконкурентоспособную науку, школу в невнятной программой и слабыми учениками.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.