/ Татьяна Нохсорова

Мал, да удал сельский бизнес

Маленькие уютные магазины со свежим хлебом, «рынки» с одеждой и хозтоварами, прилавки с местным кефиром, сливками, небольшие пилорамы и заводы – без этого невозможна жизнь обычного сельчанина. А все начиналось с развалом крепкого, казалось бы, Союза, тягот в ожидании заработной платы и чьей-то смелой идеи податься в «челночники» с клетчатыми баулами, продавать пирожки и масло собственного приготовления. Бизнес на селе прижился.

«Бизнес» – далеко не первое слово, которое приходит на ум при упоминании сельской местности. Однако без малого и среднего бизнеса, наверное, сегодняшние поселки и деревни выглядели бы совсем иначе.

О  нелегком, но ностальгическом пути в новый век, о том, как приживались рыночные отношения на непривычную почву и о будущем сельского предпринимательства – в материале «Наш университет» (№17 (160) от 25 сентября 2015 года).

По пути челночников

Семен Тумусов из Верхневилюйского улуса стал предпринимателем в 1994 году. Все начиналось с маленького продуктового магазина, где продавалось все необходимое для жителей района. В непонятную эпоху, когда и денег не хватало каждой семье, и изобилия товаров не было в улусных магазинах, небольшая лавка под названием «Забота» стала настоящим спасением. Через пару лет магазин «вырос», превратившись в сельпо с филиалами в соседних наслегах, затем и в «рынок» в самом Верхневилюйске. Сегодня предприниматель уже сам сдает торговые места 20 предпринимателям в торговом комплексе и содержит магазин.

«В какой-то момент надоели постоянные задержки зарплаты мужа, дети были маленькие, пособий не хватало. Мы с мужем рано поняли, что возврата к старому государству не будет, а когда новое встанет на правильный путь – непонятно. Решились на первую поездку «за товаром» – поехали в Китай. Путь был долгий, временами брали усталость и страх, но первые товары разошлись быстро – соседи купили яркие колготки, заколки детям, женщины разобрали цветные халаты. У самих не было больших денег, чтобы сразу привозить дорогие товары», – вспоминает Татьяна Н. из заречного улуса. Поездки стали частыми, покупатели постоянными, появилось место на рынке, затем построили свой магазин, где в основном продается одежда, игрушки, хозяйственные товары. За товарами Татьяна с мужем часто ездят в Новосибирск, но привозит их уже транспортная компания. Магазин ее имени работает до сих пор – небольшой сельский магазин, где женщины находят вечерние, летние и деловые наряды, а перед Новым годом – маскарады для детей и подарки.

Эти истории, наверное, характерны для многих предпринимателей. Отсутствие определенных ограничений в новом государстве, возможность выживать своими силами, возможно, создали благоприятную почву для робкого зарождения предпринимательства. Сельчане – не горожане, особых изысков не требовали, поэтому и товарами выступали вещи первой необходимости и то, чего раньше не было в достатке – например, та же одежда. Западные эксперты пишут, что главным условием развития бизнеса в России 1990-х годов стала молодость: в то время, как советская власть поощряла пожилых людей, постсоветский бизнес оказался наиболее благоприятен для родившихся в 70-е годы.

Как пишут исследователи из Юго-Западного государственного университета (г. Курск) Ярослав Авилов и Елена Шергунова, в 1980-1990-е годы были первые законодательные акты в области предпринимательства: «Об индивидуальной трудовой деятельности», «О кооперации», «О собственности в СССР» и другие. «Помимо наиболее острых проблем, самыми распространенными трудностями были частые изменения в законодательной базе, отсутствие информации о законодательной базе, высокие банковские проценты, отсутствие страхования предпринимательских рисков. Это можно объяснить, с одной стороны, неумением значительной части предпринимателей работать с информационной системой, с другой – несовершенством и запаздыванием ввода в нее оперативной информации со стороны государственных органов», – считают юристы-исследователи.

Сложности у предпринимателей будут всегда, считает индивидуальный предприниматель из Сунтарского улуса, владелица известной сети магазинов «Татыйыына» Нина Герасимова. «В 1996 году я переехала из села Эльгяи в Сунтар, зарегистрировалась в качестве частного предпринимателя и начала свое дело. Сравнивать то время или современность, я думаю, не совсем правильно: трудности были тогда, есть и сейчас, как, впрочем, и преимущества. Если говорить о том времени, то всем известен «беспредел 90-х». Ярким же примером сегодняшних проблем является то, что социальный или страховой взнос в один момент государство переложило на плечи предпринимателей: он повысился в два с лишним раза. А теперь делают предложение: «Не хотите ли кредит за 25% годовых?», – рассказывает предприниматель. По ее мнению, сельскому бизнесмену важно быть патриотом и работать на развитие родного места.

Реализовать все задуманное не получается. Всегда не хватает ресурсов, времени, денег и людей. Особенно катастрофически не хватает времени, оно уходит очень быстро и ее не вернуть. Надо учиться ценить его смолоду и использовать его максимально эффективно. Переезжать в город не собираюсь – мне здесь достаточно комфортно и интересно. Я родилась, выросла и живу в Сунтарском улусе. Здесь для меня все дорого: и люди, и земля, и воздух Нина Герасимова, владелица сети магазинов «Татыйыына»

Не продавать, а производить

Организовать производство, конечно, сложнее, чем заниматься торговлей. И в этой сфере есть примеры, которые остались на плаву и здравствуют сейчас. Житель Алданского района Игорь Егоров нынче строит деревянные дома «под ключ», осваивают новые программу и участвуют в электронных торгах. «Начинали мы, как и многие, в 1990-х годах. В семье было трое маленьких детей, первым занятием было заготовка древесины. Постепенно дети подросли, стали помогать, бизнес расширился. Сейчас поставляем материал предприятиям и частным лицам», – говорит мастер.

Поддержка государства стала ощутимо чувствоваться с 2000-х годов, когда руководство страны начало поддерживать развитие малого и среднего предпринимательства, признаются опрошенные нами представители. «В 2013 году мы получили субсидию части затрат на лизинг и обновили свой автопарк. Купили самосвал и погрузчик. В этом году большими усилиями открыли собственную современную пилораму», – рассказывает Игорь Егоров.

Деревенское молоко, сливки, мясная продукция всегда в фаворе не только у горожан, но и самих сельчан: не все имеют возможность содержать коров. В более поздний период, но все равно на закате девяностых – в 1999 году семья Неустроевых из Чурапчинского улуса решили создать свое фермерское хозяйство. «До начала 2000-х я работал кадровым охотником. Был большой семейный совет, где было решено самим содержать хозяйство и производить. Начинали хозяйство с десяти дойных коров, сейчас у нас 50 коров, в целом, 130 голов крупного рогатого скота. На 30 гектарах выращиваем зерновые культуры», – делится глава семейства Николай Неустроев. Сложности у семьи были – фермерство покорилось не сразу.

«Дети были маленькие, их надо было обучать, водить в школу. У нас не было ни денег, ни техники, иногда не знали, какие проблемы встретятся завтра. Сейчас условия ведения сельскохозяйственного бизнеса стали лучше, есть много структур, которые готовы оказывать поддержку начинающему предпринимателю. Есть две большие проблемы – высокие процентные ставки кредита у банков и сложности с оформлением земли в собственность», – сетует фермер.

Сейчас фермерское хозяйство Неустроевых производит сметану, творог, мясо, овощные соленья, варенья – покупатели довольны. Со своей продукцией семья участвовала в выставке «Продовольствие» в Якутске, где представила свой богатый ассортимент.

Государство помогает?

Говоря о проблемах, многие предприниматели упоминают именно проблемы с оформлением документов, в частности, на землю. По данным Центра поддержки предпринимательства РС(Я), гражданам, ведущим свой бизнес, предоставляются субсидии на лизинг, субсидии для сферы бытового обслуживания в арктических улусах, для предприятий, занятых в области ремесел и народных художественных промыслов, на социальное предпринимательство и другие виды. Всего этого, разумеется, в 1990-х не было. Но есть проблемы, которые остаются нерешенными или решаются очень медленно.

Банковские кредиты – больной вопрос для многих бизнесменов, особенно сельских жителей. Но коммерческие банки преследуют свой интерес – кризис их только подстегивает. Это подтверждает глава другого фермерского хозяйства — «Эгдээт» из Намского улуса – Марфа Оконешникова. В интервью журналу «Предприниматель Якутии» она рассказала: «Если бы у нас была своя техника, мы могли бы поставлять свою продукцию в близлежащие наслега и город Якутск. Сейчас, конечно, предусмотрены льготные программы по приобретению сельскохозяйственной техники, но мы с мужем боимся оформлять кредиты в силу своего возраста. И детей не хочется обременять». Фермерское хозяйство Оконешниковых также зародилось в 1999 году, они выращивают картофель, овощи и зерновые культуры – продукция пользуется спросом в улусе.

Только смелым покоряются горы

Девяностые называют временем, когда отчаявшиеся мужчины легли на диван, а отчаянные женщины взяли главенство на себя и вышли работать – везти товар с челноками, встать за прилавок, доить коров и продавать молоко. Но только ли отчаяние было стимулом предпринимателей абсолютно новой страны?

«Но стереотип такой о предпринимателях как о жуликах и бандитах в российском обществе был. Имидж предпринимателя до сих пор в процессе формирования. На Западе добившихся успеха бизнесменов называют self-made-men – людьми, которые сделали себя сами. Думаю, этот образ потихоньку дойдет и до нас. Дело в том, что в нашей стране несколько раз кардинально менялись «правила игры». В советское время частное предпринимательство было вне закона. В 90-ые годы не было четкой законодательной базы, даже новоиспеченное слово «предпринимательство» никакого юридического статуса еще не имело. Открывать бизнес и сейчас довольно рискованное дело, а вы только представьте, какой смелостью надо было обладать, чтобы решиться на это в те времена?» – говорит известный предприниматель Флида Габбасова,основавшая сеть магазинов «Айгуль» в Нерюнгри.

Нина Герасимова считает, что самоцель бизнеса – не зарабатывание денег, а превращение их в инструмент. «Есть два типа людей. Первые – транжиры: тратят на развлечения, на себя, на одежду, влезая в кредит, добывая его любым путем. Вторые: «плюшкины», которые заняты тем, что бессмысленно копят деньги – их во всей полноте описал писатель Николай Гоголь. На самом же деле предназначение денег – быть инструментом для развития экономики, общества в целом. А торговля – это сосуды или вены для их движения», – говорит она.

Семья Неустроевых с фермерским хозяйством уверена, что без веры в свои силы у них бы ничего не получилось ни в те годы, ни сейчас. Николай и его супруга Александра признаются, что им пришлось учиться многому и заново, перестроиться на условия рыночной экономики. Бизнес – это непрерывный процесс учебы, считает Николай. «Это не только возможность зарабатывать, а прежде всего здоровье и счастье наших детей. Когда живешь и работаешь на земле, невозможно измерить ту энергию, которую вкладываешь в свое производство. Мечты, которые были у нас в начале пути, мы воплотили и продолжаем развиваться», – говорит глава хозяйства.

Есть ли будущее?

Опыт предпринимателей, работающих на селе, за эти двадцать лет показал, что развивать бизнес в условиях небольшого рынка можно. Но есть ли за этим будущее, когда сельчане все равно обращены в сторону городов? Кто-то переезжает в крупные центры за лучшей жизнью, кто-то не находит себе применения, молодежь старается после учебы закрепиться в столице.

Первый заместитель министра сельского хозяйства и продовольственной политики республики Николай Попов считает, что село будет продолжать кормить город – современный человек стал уделять больше внимания своему здоровью, питанию, следовательно, он старается выбирать экологически чистую продукцию: свежую мясную, молочную продукцию. «Большинство людей, которые в той или иной степени занимаются сельским хозяйством, являются индивидуальными предпринимателями, они работают во всех сферах сельского хозяйства. Я бы не сказал, что на Севере нет бизнеса. В северных и арктических районах республики предприниматели активно занимаются и табунным коневодством, и рыболовством, и оленеводством. Другое дело, что им действительно приходится работать в весьма суровых климатических условиях, под открытым небом», – сказал замминистра в одном из интервью.

Чтобы бизнес в сложных, отдаленных улусах развивался, нужно прежде всего пережить собственно процесс «выживания», считает уполномоченный по делам предпринимателей в Якутии Айталина Соколова. «Бизнес на Севере – это необходимость для населения и предпринимателя. Ограниченность рынка порождает высокие цены, а это в свою очередь почва для недовольства со стороны населения. Предприниматель Крайнего Севера является заложником между населением и муниципалитетом, высокие цены на транспортные расходы, коммунальные услуги ставят предпринимателя в неравные условия по сравнению с предпринимателями даже в Якутске. Здесь нет административных ограничений, и проверки здесь не так критичны для бизнеса», – говорит она.

В профильном министерстве, курирующем предпринимателей региона, сообщают, что быть предпринимателем на селе станет удобнее и доступнее: на местах создаются бизнес-школы, обучающие на курсах мастеров по ремонту бытовой техники, руководителей гостиничного хозяйства, пекарей, кондитеров и других мастеров. Создаются центры бытового обслуживания, где в одном месте будут объединены несколько предпринимателей, оказывающих населению бытовые услуги. Подразумевается, что они необходимы в особенности арктическим улусам.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии

Чтобы оставить комментарий,