/ Татьяна Нохсорова

Ни рыба, ни мясо. Почему нам не хватает местной продукции?

Мы есть то, что мы едим. На полях Якутии пасутся стада коров и лошадей, но на наших столах привезенные из Южной Америки мясо и курица, китайская картошка, а на десерт заморские йогурт и сливки. Почему ставшая расхожей фраза «Природа Якутии богата дарами» не подтверждается на деле? Хватает ли обычным горожанам и сельчанам местных продуктов?

100% местной продукции – миф?

Каждый горожанин, имеющий родственников в селе, питает весьма романтичное представление об их быте: каждое утро на столе свежее молоко, взбитые сливки, а мяса и масла навалом. Иногда, приезжая к родне, я испытывала разочарование – к чаю подавали сухое молоко, а вместо желтого сливочного масла обычный «Молочный дождик» или, того хуже, маргарин. Это не потому, что люди скупые или скот не дает молока – наверное, вся продукция шла не на стол, а на переработку. Иногда для сельчан это единственный или главный способ заработка. Но почему, если все молоко и мясо они сдают поставщикам, то и в городских супермаркетах трудно найти местную продукцию?

По данным Министерства сельского хозяйства и продовольственной политики РС(Я) за 2014 год, 63,6% картофеля, 61,7% молока, 29,2% мяса, купленного и потребленного среднестатистическим якутянином – местная продукция. Доля фруктов и ягод ничтожно мала – 0,2%. Как видим, показатели достаточные, но не стопроцентные.

Галина Даянова, кандидат экономических наук, заведующая отделом социально-экономического развития села Якутского научно-исследовательского института сельского хозяйства отмечает, что в России ни один регион пока стопроцентно не обеспечивает себя местной продукцией. Даже теплые края, где круглый год лето и коровы могут пастись на поле длительное время, часть продукции закупают в других регионах или импортируют.

В чем же проблема? «Сейчас у нас система государственных закупок выглядит следующим образом: учреждения объявляют конкурс, его выигрывает фирма, предложившая оптимальную цену. То есть средства из бюджета государства уходят, к примеру, на закупку дешевого привозного картофеля, в то время как местные производители не могут найти господдержку. Необходимо будет изменить законодательство в сфере госзакупок, чтобы преференции давать местным производителям», – считает ученый. Она предлагает перенять опыт Соединенных Штатов Америки: государство может закупать у товаропроизводителей молоко, картофель, мясо и другую продукцию и распределять по сети общественного питания: школам, больницам, социальным учреждения, а также по талонной системе малоимущим гражданам. Но есть два фактора риска, отмечает Галина Даянова. Во-первых, это будет возвращение к не совсем еще забытой талонной системе, во-вторых, есть опасения, что местная продукция не сможет выйти на рынок – объемы производства невелики, и продукты могут не дойти до обычного потребителя. «Но я думаю, можно найти разумное решение этой проблемы, как, например, выводить на торги не весь объем товаров – только определенный процент. Но прежде всего, если мы начнем переход на новую систему, то необходимо грамотно выстроить логистическую систему», – добавляет она.

Наука и хозяйство

Учеными ЯНИИСХ составлена примерная схема проблем сельского хозяйства. О ней можно сказать коротко: замкнутый круг. Отмечен низкий уровень объемов и качества кормов, семян, удобрений. Это приводит к низкой продуктивности, производительности труда. Следовательно, и продажи сельхозпродукции понижаются. Сельскохозяйственные предприятия, если говорить по показателям, получают низкие доходы, а значит, некредитоспособны. Все эти факторы, а также нехватка оборотных средств приводят к торможению инвестиционных проектов.

«О том, что работники этой сферы получают низкую зарплату, о том, что молодежь не хочет закрепляться на селе, – известно всем. От ученых, руководителей предприятий, министерства требуются меры, чтобы разорвать этот замкнутый круг», – считает Галина Даянова.

Как складываются цены?

Некоторые эксперты соглашаются с мнением скептиков о том, что занятие сельским хозяйством никогда не будет прибыльным делом в Якутии. Большие расходы на содержание коров, переработку и прочее рождают высокие цены. А покупатель, как известно, голосует рублем. Если денежный вопрос для него насущный, то он предпочтет более дешевое молоко, сметану или овощи.

Посмотрим, как складывается цена одного килограмма мяса в Якутии. Себестоимость одного килограмма, по расчетам ЯНИИСХ, стоит 303 рубля. К этому добавляется по 10 рублей на килограмм – это расходы по сбыту. Для прибыли на каждый килограмма продукции производитель добавляет еще 50 рублей. Получается примерная отпускная цена – 363 рубля. То есть, когда мы покупаем говядину по 350-400 рублей, это вполне оправданная цена. А перекупщики не останавливаются на этом – в магазинах мясо с наценкой может стоить до 472 рублей.

Стоимость молока высчитывается по такой же схеме – к изначальной стоимости в 5,4 рублей за литр сырья добавляются расходы на переработку, сбыт, прибыль, в итоге отпускная цена переработчика доходит до 48 рублей за литр. До момента, когда мы берем пачку молока в супермаркете, цена повышается в полтора-два раза.

«Сейчас самая главная опасность идет от вступления во Всемирную торговую организацию, потому что закупаемое Россией мясо поставляют в Якутию из стран дальнего зарубежья по цене 124 рубля за килограмм. А производимое нами мясо стоит 300 рублей, – говорит доктор экономических наук, профессор Финансово-экономического института СВФУ Николай Тихонов. – В год Россия должна потреблять 88-90 тысяч тонн мяса, а производит всего 24 тысячи тонн. Получается, что почти 70 тысяч тонн мясной продукции завозят из зарубежья. Поэтому государство обязано заменить хотя бы часть привозного мяса на местную продукцию и покупать мясо по такой цене, которая бы позволила поддержать местного производителя, чтобы он не работал себе в убыток».

Нельзя сказать, что государство не поддерживает сельхозпроизводителей. Трудно сказать, сколько бы стоила вся эта продукция, не будь субсидий и дотаций из бюджета для фермеров. Вот и недавно министр сельского хозяйства России отметил: «Ситуация в молочном животноводстве – непростая. Перед нами стоит задача – шаг за шагом отвоевывать отечественный молочный рынок. Данная форма господдержки является одним из инструментов его стимулирования». Для поддержки молочного рынка республики на переработку молока федеральный бюджет выделил дополнительно 15,4 миллиона рублей.

Есть ли перспективы?

Но, возможно, условия жизни и бизнеса меняются вместе со временем. В СВФУ недавно прошел молодежный экономический форум. Бизнес-тренер Анна Бочарова, выступая перед студентами и молодыми экономистами, отметила, что сельское хозяйство вполне может стать опорой для бизнеса и инноваций.

«Приоритетными направлениями развития предпринимательства в вашей республике могут стать сельское хозяйство, биотехнологии, обустройство. Я советую стремиться к снижению зависимости от других производителей в повседневной жизни. Местное производство в любом случае гораздо более рентабельно, кроме того, оно обеспечивает стабильную занятость местного населения», – высказала свое мнение эксперт.

С ней не согласен эксперт Николай Тихонов. «Сельское хозяйство на Севере при существующей аграрной политике – занятие убыточное. Оно не имеет шансов базироваться на самофинансировании. В настоящее время каждый рубль, требующийся на развитие сельского хозяйства, взимается в пользу других отраслей. Анализ современного потенциала крестьянских хозяйств позволяет утверждать, что возможностей стать определяющей формой хозяйствования в регионе у них мало. Личные подсобные хозяйства, имеющие, к примеру, 1,5 головы рогатого скота, 0,5 головы лошади и 0,2 приусадебного и менее 3 га сенокосных участков, вряд ли станет ощутимым резервом в фермеризации сельского хозяйства», – считает профессор.

Опытный производственник, директор ООО «Сахаконсервпродукт» Сергей Харченков предлагает посмотреть на проблему с другой стороны. Он считает, что в свежем виде трудно доставить до каждого жителя республики местную рыбу, мясо, ягоды. Консервирование без использования искусственных добавок может не только решить продовольственную проблему, но и обеспечить сельчан доходом и рабочими местами.

«В каждом районе можно создать центры по сбору продукции – например, в летнее время жители села могут собирать и сдавать ягоды, которые станут основой для варений и джемов. Население будет в этом заинтересовано – они могут заработать дополнительный доход, и для нас будет регулярное поступления сырья», – говорит Сергей Харченков.

Замкнутый круг

«Якутия должна иметь большое сельхозпроизводство, чтобы разделить его по улусам. Предположим, каждый район, для того чтобы стать полноправным хозяином определенного производства, должен увеличить его объем. А сейчас республика производит всего 24 тысячи тонн сельхозпродуктов в год вместо положенных 88 тысяч. Если разделить на все районы, то не наберется и тысячи тонн. Вот поэтому конкурировать им не с кем. Считаю, что районное сельское хозяйство нужно поддержать, чтобы производство выросло до солидных размеров», – считает Николай Тихонов.

Но пока все упирается в финансы – мы возвращаемся к той схеме замкнутого круга, упомянутого в начале текста. Главная проблема сельских жителей – нехватка средств, в частности, на ГСМ, считают ученые. Как следствие, они перестают выезжать в дальние сельхозугодия, получают меньше сена, кормов для скота. Все это влияет на условия содержания, качество и количество продукции.

Справка:
По данным Министерства сельского хозяйства и продовольственной политики РС(Я) за 2014 год, в республике работают 719 организаций сельского хозяйства. Их совокупная рентабельность составляет коэффициент 2,6, общая выручка достигла 3 миллионов рублей. Остается проблемным вопрос заработной платы сельхозработников.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.