/ Айал Яковлев

Отходный бизнес: выгодно ли в Якутске заниматься «мусорным бизнесом»?

В Якутске в скором времени может появиться мусоросортировочный завод, о чем упоминается в указе главы республики о социально-экономическом развитии столицы региона до 2022 года. Из текста документа не ясно, на каких принципах планируется организовать работу этого объекта. Пока же мы обсудили с экспертами наиболее перспективные варианты, которые бы открыли возможность горожанам зарабатывать на ликвидации отходов.

Якутск – самый динамично развивающийся город Дальнего Востока. Темпы роста населения здесь наивысшие по федеральному округу. Естественно, что в таких условиях остро встают вопросы инфраструктуры. В первую очередь, это касается вывоза, сортировки и переработки мусора.

Власти республики и города уже давно пытаются решить эту проблему – свалка, расположенная по Вилюйскому тракту, признана неподходящим местом для размещения отходов трехсоттысячного населенного пункта. В рамках указа главы Якутии Егора Борисова по социально-экономическому развитию Якутска до 2022 года, обозначены планы по строительству не только нового мусорного полигона, но и мусоросортировочного завода.

По мнению научного руководителя учебно-научной лаборатории рационального природопользования «Экотехнополис» кафедры экологии Института естественных наук СВФУ Марии Слепцовой, именно путем государственно-частного партнерства можно достичь эффективности и рентабельности бизнеса по переработке отходов.

«Государственно-частное партнерство в этой области является основой для успешной работы. Мировой опыт показывает, что частники самостоятельно не могут заниматься переработкой мусора. Здесь очень много составляющих: здание, территория, подведение коммуникаций, оборудование. В небольших деревнях еще можно создавать свой небольшой бизнес, который будет занимать узкую нишу», – отметила она и привела пример Швеции, где у многих состоятельных граждан имеется дело, связанное с вторичной переработкой сырья. Текстиль, древесина, металлолом, использованные аккумуляторы – все это можно собирать в масштабах села и реализовывать в городах при наличии сбыта.

Другое дело – пластик и резина. Их переработка должна проходить при наличии определенных технологий, требующих больших мощностей с которыми не справится отдельный предприниматель

«Причем у государства тут может появиться отдельный интерес, – добавляет Мария Слепцова. – Пластик – это, прежде всего, очень хороший материал для покрытия автомобильных дорог». В Северной Америке и Западной Европе, по словам ученого, асфальтобетонное покрытие примерно на десять процентов состоит из измельченной пластиковой и резиновой крошки. Это придает дорогам прочности и долговечности, не дает асфальту разрушаться. При этом сырье не нужно перерабатывать, а просто измельчать и промывать. Такой способ мог бы повысить качество дорожного покрытия. Тем более что в Якутске довольно остро стоит проблема переизбытка автомобильных покрышек. «Любой специалист скажет, что при наших климатических условиях у резины через определенное время теряются почти все полезные свойства – происходит распад структуры материала. Пустить ее на дороги было бы правильным решением», – уверена руководитель лаборатории.

Профессор-исследователь кафедры экологии Института естественных наук СВФУ Парасковья Гоголева добавляет: основной проблемой, с которой сталкиваются все предприниматели, приходящие в «мусорный» бизнес, является невозможность сбора мусора по отдельным категориям. «Мы изучаем этот вопроса уже около десяти лет. Пришли к выводу, что рентабельности предприятий не будет, пока должным образом не организуют раздельный сбор мусора: пластик отдельно, стекло, макулатура, сухие и пищевые отходы. Чтобы приучить общество к подобному, необходимо приложить хорошие усилия. Даже в просвещенной Европе очень долго учились подобному методу. Той же Германии понадобилось семь лет, чтобы приручить население к выбросу мусора по отдельным фракциям», – подчеркнула она.

Согласен с этим и предприниматель со стажем Владимир Николаев, досконально изучавший вопрос на протяжении ряда лет. По собственному признанию, он не готов вкладываться в эту отрасль, пока нет должной поддержки государства именно по части сортировки мусора.

«По сути, сбор вторсырья выгоден для государства — это своего рода импортозамещение. Вторичные материалы обычно дешевле, а качество подчас такое же, как и первичное, если говорить о пластике. Но без поддержки государства этот процесс сильно буксует», – заметил предприниматель, когда мы обратились к нему в ходе подготовки материала. Вход на рынок, делится он мнением, достаточно затруднителен: первичная инфраструктура сбора — это очень затратная история. К примеру, когда добывают нефть, этим занимаются одни компании, а перерабатывают уже другие. Сбывают бензин потребителям уже другие лица. Получается своеобразная цепочка, где у каждого свое дело. Когда бензоколонка начнет сама качать нефть, она займется непрофильным видом деятельности и понесет убытки на этом деле. Так же и предприниматели, занимающиеся сбором отходов, заготовкой, сортировкой и переработкой, будут вынуждены сильно тратиться.

«Сейчас желающие заняться «мусорным» бизнесом выходят на заведомо убыточные территории, хотя в идеале должны совместно действовать три элемента: общество, государство и бизнес. Ждем, когда государство начнёт реагировать на проблему», – рассказывает предприниматель.

«Вектор» на местное производство

Пока же в Якутске очень редки случаи успешной деятельности предприятий, специализирующихся на переработке. Одним из тех, кто не побоялся наладить производство, стал предприниматель Дмитрий Солдатов. В 2014 году он открыл общество с ограниченной ответственностью «Вектор». Компания специализируется на производстве утеплительной эковаты.

Эковату получают из переработанной бумаги, она используется при теплоизоляции зданий. Материал отличается многими положительными свойствами, уже известен в народе и активно скупается. Местная эковата отличается от привозной только ценой – производителям удалось снизить себестоимость таким образом, что их продукция выглядит привлекательнее для якутян. Один мешок эковаты весом 15 килограмм обходится покупателям в 550-700 рублей в зависимости от объема заказа.

Сырье для производства ООО «Вектор» получает от поставщиков в лице типографий и полиграфических компаний. Директор предприятия отмечает, что все еще ощущаются сложности при сборе макулатуры. «Мы были первопроходцами в этой области, и нам пришлось налаживать все это дело с нуля. Преодолеваем проблему постепенно и, можно сказать, пока еще не вышли на полные производственные мощности. Прибыль имеется, но минимальная. Основные перспективы видим в будущем. Естественно, нам бы очень помогло, если бы сбор отходов был организован должным образом», – делится насущным Дмитрий Солдатов.

Поддержка от властей, рассказывает бизнесмен, имеется со стороны министерства инвестиционного развития и предпринимательства республики, однако касается не сбора сырья, а производственного процесса. «У нас на стадии согласования находится договор с министерством ЖКХ Якутии, который должен многое решить. Это результат наших инициатив, которые нашли отражения в связи с годом экологии», – поделился наш собеседник. В целом он отметил постепенный прогресс в понимании сути дела у руководства региона и города.
«Якутск – не город-«миллионник». Сравнительно небольшое количество населения не позволяет нашей отрасли развиваться такими же быстрыми темпами, как в крупных мегаполисах», – сетует Дмитрий Солдатов. Его опыт показал, что якутяне в вопросах сортировки и переработки отходов недостаточно информированы. Тем, кто хочет вступить в бизнес по переработке мусора, предприниматель советует хорошенько подумать, прежде чем решиться: «Переработка – это веяние времени. Рано или поздно кому-то нужно этим заниматься, но тут необходимо выкладываться по полной, чтобы появилась прибыль», – предупреждает он будущих коллег.

«Открывать магазины уже не прибыльно…»

Потенциально прибыльным может оказаться не только сухой мусор, вроде бумаги, пластика или же металла, но и жидкий. Речь идет о пищевых отходах, которые сейчас просто сливаются в канализацию или же гниют на свалке. Жидкие органические отходы, по словам Парасковьи Гоголевой, могут быть использованы для минерального удобрения почвы на сельскохозяйственных угодьях или же пойти на корм для скота. К примеру, в Хатасский свиноводческий комплекс. «Пока для фермерских хозяйств не допускается поставлять отходы исходя из санитарных ограничений. Но при желании свинокомплекс мог бы заключать договора с проверенными детскими учреждениями, чтобы им поставляли остатки еды. Они при ферме подвергали бы эти отходы переработке для дальнейшего использования в качестве корма», – рассуждает кандидат биологических наук.

Ее коллега Мария Слепцова уверена: уже рентабельным является дело по ликвидации медицинских отходов. Схема организации подобного бизнеса довольно проста. Ликвидация медицинских отходов прибыльна потому, что медицинские учреждения хорошо платят за утилизацию. Здесь не нужно привлекать большое количество работников или закупать дорогостоящее оборудование. Достаточно поставить печь, которая стоит в пределах миллиона рублей, заключить договора с учреждениями, забирать оттуда отходы на машине и в небольшом отдельном здании осуществлять ликвидацию.

Предприимчивые люди могут, по словам ученого, обратить свое внимание и на проблему сточных вод, которая в скором времени станет одной из основных из-за массового подведения коммуникаций для благоустройства к частным секторам в пределах города и пригородах. В лаборатории давно разработали метод, который должен помочь справиться с потоком нечистот, сливаемых в реку. «Всего-то нужно поставить маленькую станцию биологической очистки. Не надо строить дорогущие заводы по очистке воды – я уже ознакомилась, какие суммы хотят привлечь для этого. Нужны лишь огромные ванны, в которых живут бактерии», – объяснила исследователь.

В поселке Кангалассы уже 35 лет стоят две такие ванны и спускают в Лену на 99% чистую воду. Все потому что бактерии питаются отходами и веществами, содержащимися в сточных водах

«В Кангалассах из-за этого собирают очень хороший урожай», – добавляет Мария Слепцова. Эти бактерии реализуются администрацией поселка. Недавно партию продали Октемцам, но те не смогли обеспечить необходимый температурный режим, и все бактерии погибли. При должном соблюдении правил этот метод может стать превалирующим на территории Якутии.

По словам заведующего лаборатории «Экотехнополис», в сфере ликвидации отходов тоже вполне можно эффективно работать, обходясь без гигантских мусороперерабатывающих заводов. Несколько небольших предприятий, расположенных на одной территории, вполне могут справляться с объемами, поступающими из Якутска. «Город хотел построить мусороперегрузочную станцию, где происходит сортировка мусора и потом его развозят по местам дальнейшей переработки. Я считаю, что мы психологически не готовы к сортировке. Все должно быть в одном месте – город у нас не очень большой и достаточно поставить небольшие заводы с печами. Эти печи можно еще и использовать как дополнительный источник отопления, что помогало бы решать вопросы с экономией теплоэнергии», – добавила она.

Даже если власти, следуя плану социально-экономического развития города до 2022 года, построят на 26 километре Вилюйского тракта мусоросортировочный объект, то внутри следует ожидать размещения нескольких частных предприятий, поскольку только один единственный государственный исполнитель не сможет эффективно справляться со всеми функциями по сбору, транспортировке, сортировке, переработке и ликвидации отходов.

«Многие чиновники пугались расстояния до этого проектируемого нового полигона. Но 26 километров – не так уж и далеко. Кроме того, это расстояние дает возможность другим частникам зарабатывать на транспортировке мусора. Пока же все обязанности по этой части несет муниципалитет», – добавила ученый. И Мария Слепцова, и Парасковья Гоголева уверены: первый шаг в направлении к чистому Якутску может сделать федеральный университет. Для этого в кампусе вуза необходимо ввести правило по раздельному выбрасыванию мусора.

«Мы бы могли стать примером для остального города. В кампусе наши студенты должны доказать, что даже в наших условиях вполне возможно правильно вести сортировку мусора. Это могло бы вызвать сильный подъем у населения города и республики. При инициативе со стороны администрации все могло бы получиться. Пока же горожане и жители районов еще не понимают, что такое возможно», – заметила Мария Слепцова. Чиновники в муниципалитетах к мнению ученых прислушиваются, но оправдываются тем, что денег нет. Заведующий лаборатории «Экотехнополис» уже подсчитала стоимость модернизации – обставить кампус университета ящиками для мусора стоит 90 тысяч рублей.

Парасковья Гоголева добавила, что желающих вступить в «мусорный бизнес» было бы гораздо больше, если бы Якутск не был городом-потребителем. «Ничего у нас своего нет. Мы всегда против того, чтобы в Якутске было хоть какое-то производство. Те же электронные товары вполне можно успешно разбирать на составляющие и отправлять на повторное производство, но у нас это совершенно невыгодно. Если отправлять в другие регионы, то транспортные расходы существенно скажутся на себестоимости, а у нас своих заводов по созданию электронной продукции не имеется», – констатировала она.

В конце концов, отметили эксперты, мусорный вопрос станет настолько острым, что проигнорировать его, как это сейчас делают многие в республике и стране, уже не будет возможным. В Москве и некоторых регионах остро озаботились переработкой и ликвидацией отходов. Так, при строительстве новых микрорайонов предусматриваются маленькие мусоросортировочные пункты. Там же можно заметить мусоросжигающие печи, которые к тому же способствуют экономии теплоэнергии для граждан.

«Продавать вещи сейчас уже невыгодно. Посмотрите – множество магазинов внутри торговых центров закрываются. Переработка мусора на этом фоне кажется более перспективным путем. Главное, чтобы руководство понимало: рано или поздно встанет необходимость принимать какие-то решения, связанные с мусором. В идеале все страны мира должны прийти к сортировке отходов, если мы хотим и дальше жить на этой планете», – подчеркнула руководитель лаборатории «Экотехнополис» Мария Слепцова.

Фото: Светлана Павлова, редакция корпоративных медиа СВФУ

Читайте нас в Telegram

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.