/ Евгений Онуфриев

Пенсионная реформа в России – последствие нерешенных дел?

С самого начала к предстоящей российской пенсионной реформе, предусматривающей постепенное повышение пенсионного возраста для большинства граждан со следующего года, было много вопросов. Почему государство пришло к решению повышения пенсионного возраста и как реформа может сказаться на жителях Дальнего Востока?

По данным Росстата, сегодня средняя продолжительность жизни на пенсии составляет 25,8 года для женщин и 16,1 года для мужчин. Эксперты считают, что по окончанию пенсионной реформы она составит 17,8 и 11,1 года, если продолжительность жизни не будет расти. Но даже если продолжительность жизни увеличится на 1,5-2 года, общая потребность в пенсионных выплатах сократится очень значительно, более чем на 24%.

Директор Информационно-аналитического центра «Эксперт» при Институте региональной экономики Севера СВФУ не соглашается с цифрами Росстата, отмечая, что они от лукавого. «Средняя продолжительность жизни в России сейчас рассчитывается из предполагаемого возраста дожития родившихся в этом году детей, а эта цифра непредсказуемая и зависит от многих факторов, в том числе независимых от условий и образа жизни людей, например, эпидемий, войн, стихийных бедствий и так далее, – отмечает Юрий Данилов. – По итогам первого полугодия 2018 года средняя продолжительность жизни в России составила 72,4 года. Однако фактом остается то, что на сегодняшний день половина мужчин в России так и не доживают до пенсионного возраста 60 лет».

По мнению старшего преподавателя экономики и финансов Финансово-экономического института СВФУ Марины Мординовой, повышение пенсионного возраста – самое очевидное последствие не проведенной полностью в течение двух десятилетий пенсионной реформы в Российской Федерации. «Думаю, за этот период в нашей стране была возможность перейти от распределительной пенсионной системы, когда выплаты пенсионерам осуществляются за счет взносов работающих поколений, к настоящей накопительной системе», – отмечает Марина Мординова.

Пример с других стран


Была ли государства возможность подготовить более рациональную реформу, возможно, взяв за пример практику европейских стран, в которых процесс повышения пенсионного возраста более мягкий и растянутый?

Как отмечает Марина Мординова, в европейских странах действует именно накопительная пенсионная система, поэтому сравнивать принципиально разные системы очень сложно

«Во многих странах Европы поэтапное увеличение пенсионного возраста стартовало в 2012-2014 годах на основе законов, принятых, например, в Германии в 2007-ом, – объясняет эксперт. – В нашей стране эти годы были так называемыми «сытыми» за счет очень высоких цен на нефть. Поэтому нынешнее решение, на мой взгляд, несколько запоздалое, как ответ на сложившую ситуацию с дефицитом Пенсионного Фонда России».

Практика европейских стран не может быть примером, поскольку государственные пенсии выплачивают только госслужащим из отдельного государственного пенсионного фонда, считает директор Информационно-аналитического центра «Эксперт» при Институте региональной экономики Севера СВФУ Юрий Данилов. «Остальные граждане вольны распоряжаться своими накоплениями как захотят, – добавляет он. – Таким образом, если в России пенсионный возраст повышают для того, чтобы старики не доживали до него, то в развитых странах, чтобы чиновники не работали до наступления маразма».

Обойтись без Дальнего Востока



Пенсионная реформа не должна коснуться Дальнего Востока, делится мнением председатель комитета Госдумы по региональной политике и проблемам Севера и Дальнего Востока Николай Харитонов. По его словам, население региона в нынешнем году сокращается вдвое быстрей, чем в прошлом. Как пенсионная реформа скажется на населении Дальнего Востока, в частности, на якутянах – будут ли с ее вводом уезжать из региона еще больше?

По словам старшего преподавателя экономики и финансов Финансово-экономического института СВФУ Марины Мординовой, жить и работать дольше в регионе с экстремальным климатом, дороговизной и низким качеством жизни действительно становится все менее привлекательнее, особенно для молодых поколений с высокой квалификацией.

Директор Информационно-аналитического центра «Эксперт» при Институте региональной экономики Севера СВФУ Юрий Данилов в свою очередь отмечает, что отток населения из регионов Дальнего Востока вряд ли будет связан с пенсионной реформой

«Дело в том, что пенсионные льготы введены как раз для того, чтобы население не уезжало из региона. Отток населения связан с другим фактором – тем, что ипотечные кредиты стали более выгодными, а цены на жилье на материке – доступными», – добавляет эксперт.

Беспокоиться ли «северянам»?


Один из основных вопросов пенсионной реформы, который волнует жителей арктических территорий – это северные льготы. Некоторые эксперты считают, что совсем не повышать пенсионный возраст на Севере не совсем корректно по отношению к другим регионам, так как Россия – это общая страна.

«В последнем варианте законопроекта с внесенными изменениями для жителей Крайнего Севера, к которым относятся якутяне, льготы по пенсионному возрасту сохраняются, – подчеркивает Юрий Данилов. – Пенсионный возраст будет рассчитываться по отношению к новому пенсионному возрасту. Для мужчин пенсионный возраст составит 60 лет, для женщин – 58».

Причины непривлекательности жизни не только в повышении пенсионного возраста, их больше и они гораздо глубже, отмечает Марина Мординова

«Как я уже говорила, усилится отток наиболее конкурентоспособных молодых поколений, – добавляет старший преподаватель экономики и финансов Финансово-экономического института СВФУ. – По моему мнению, жителям северных регионов нужны не послабления, а мотивации. В стране должна быть выстроена логичная и прозрачная накопительная система пенсионного страхования. Может быть, государство, используя доходы от природной ренты, может делать дополнительные взносы на накопительные счета людей, работающих на северных территориях».

Фото: из открытых источников, из архива редакции корпоративных медиа СВФУ

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.