/ Евгений Онуфриев

Почему подростки просят помощи у алкоголя

Именно потребляя алкоголь в возрасте 15-17 лет, подросток автоматом принуждает себя пить в будущем. Многие проблемы от того, что детям сегодня уделяется недостаточно внимания со стороны здравоохранения, о них забывают собственные родители. Как это влияет на уровень смертности в Якутии и что стоит инвестировать в детское здоровье?

Сквозь годы потребления


В конце девяностых российские подростки пили алкоголь не только по праздникам, а практически каждую неделю – что в городах, что в селах. Такой вывод можно поставить, исходя из исследований Центра мониторинга вредных привычек среди детей и подростков РФ. Для полноты картины ознакомимся с работой центра подробнее.

Организация провела шесть широкомасштабных исследований, которые затронули практически все территориально-экономические регионы России. «Каждое исследование представляет собой обследование от 16 до 22 тысяч подростков в возрасте 15-17 лет», – отмечает доктор медицинских наук, профессор, руководитель центра Елена Скворцова.

По мнению профессора, 15-17 лет – это тот возрастной период, когда полностью формируется тип потребления психоактивных веществ. «Когда человек начнет потреблять в этом возрасте, то он и продолжит делать это в будущем, – уверена Елена Скворцова. – Поэтому нам важно знать, что мы имеем на выходе у молодого человека перед его совершеннолетием».

Для исследований было выбрано три группы несовершеннолетних – городские, сельские и те подростки, что обучаются в профессиональных технических училищах

Результаты среди городских детей оказались ошеломляющими. «1997-ой – это тот год, когда пиво считалось пищевым продуктом, полученным естественным брожением – «алкогольные» регламенты на него не распространялись, – резюмирует профессор. – Исследования показали, что в тот период из каждых 100 подростков девочек 90 потребляли алкоголь, а среди мальчиков – 88».

За десять лет цифры «городских употребляющих» упали практически на четверть – в 2011 году потребление алкоголя среди девочек стало 67%, а среди мальчиков 65%. При этом тенденция превалирования девочек над мальчиками в городской среде сохранилась.

Руководитель центра добавляет, что при исследованиях также учитывалась подгруппа подростков, которая «потребляла алкоголь часто», а именно от двух раз в месяц и чаще. В 1999 году в эту группу входил каждый пятый городской подросток – и мальчик, и девочка. К 2011 году опасная группа уменьшилась на треть.

«Согласно исследованиям французской академии наук, алкоголь выводится из организма человека только через две недели. Выходит, если наш подросток потребляет алкоголь два раза в месяц, то его мозг практически никогда не бывает трезв – именно эта группа в будущем будет «поставлять» больных алкоголизмом и считаться пьяницами».Елена Скворцова, доктор медицинских наук, профессор, руководитель Центра мониторинга вредных привычек среди детей и подростков РФ

В 2006 году среди учащихся в профессиональных училищах алкоголь потребляли 83% девочек и 80% мальчиков. «Снижение в 2011 году произошло практически на четверть – 63% девочек и 59% мальчиков, – делится руководитель центра. – Тяжелая ситуация была в группе часто потребляющих – 40% мальчиков и 37% девочек потребляли алкоголь более двух раз в месяц. К 2014 году эти цифры сократились практически на половину».

На наблюдение за сельскими школьниками ушло 15 лет, и, по итогам исследований, в этой группе по сравнению с остальными произошло наиболее существенное снижение. «В девяностые годы цифры были очень близки как к учащимся в городских школах, так и в профессиональных училищах – 80% девочек и 75% мальчиков», – рассказывает Елена Скворцова. Тем не менее, к 2017 году снижение потребления алкоголя в селах среди подростков произошло практически на половину: «Сегодня из 100 мальчиков пьют 34, а среди девочек – около 40. В разы снизилось частое потребление – если в 2001 году часто алкоголь пили треть мальчиков и четверть девочек, то в 2016-17 годы статистика снизилась в четыре раза», – добавляет руководитель центра.

«Сегодня происходит реальный доказательный тренд снижения употребления алкогольных напитков»

«Это произошло не спонтанно, и наши мальчики и девочки, а также их родители не образумились в один момент. Спаду потребления алкоголя среди молодежи способствовали специально введенные государством законы», – поставила вывод Елена Скворцова.

«Закон №171»



171-ый закон о государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции, а также ограничивающий ее потребление продукции, был принят в 1995 году и изменил все. К 2017 году федеральный закон претерпел множество редакций и поправок, существенно изменив регулирование многих аспектов производства, оборота и розничной продажи алкоголя и пива.

«Наиболее интенсивное приобщение подростков к алкоголю в 2000 году приходилось на 13-14 лет. Сегодня мы наблюдаем тенденцию пика приобщения уже на 15-16 лет»

Самое главное, что было сделано благодаря закону, отмечает профессор Елена Скворцова – это регламентировано место и время продажи алкогольных напитков, а также введен возрастной ценз на продажу с 18 лет. «Кроме того, пиво, хоть и только в 2010 году, все-таки было приравнено к алкогольной продукции, и все ограничения, касающиеся алкоголя, распространились и на него», – добавляет Скворцова.

Еще одним основным моментом стало введение лицензирования и аккредитации всего производства продажи алкогольных напитков. «Это позволило убрать несанкционированную торговлю, которая была абсолютно во всех уличных палатках и киосках», – делится профессор.

Помимо 171-го, свою роль также сыграл закон о запрете рекламы алкогольной продукции – теперь нарушителей ждут штрафы и уголовная ответственность. «Все это вместе позволило получить тот результат, что мы имеем на сегодняшний день, – отмечает в заключении Елена Скворцова. – Но глубина действия законов не безгранична. Мы подошли к черте, когда важны не законы, а воспитательные меры. Именно это существенно снизит потребление психоактивных веществ среди подростков».

В Якутии, если смотреть в целом, положительную роль в профилактике алкоголизма среди населения сыграла так называемая антиалкогольная политика. Как отмечает глава республиканского управления Госалкогольконтроля Матвей Лыткин, с ее принятием с 2010 года по настоящее время количество торговых объектов, реализующих алкогольную продукцию, сократилось на 38%, а заболеваемость алкоголизмом в республике снизилась на 37,5%.

На данный момент антиалкогольные меры поддерживают 64% населения Якутии. Против политики – 18% респондентов, и столько же затруднились ответить

Смертность в Якутии хуже, чем в статистике


«Выпил и умер», «выпил и убил» – именно такими словосочетаниями пестрят заголовки новостей, связанных с чрезмерным потреблением алкоголя. Уровень смертности якутян от несчастных случаев, травм и отравлений всегда сопряжен с распространенностью алкоголизма среди населения, уверена доктор медицинских наук, профессор кафедры анестезиологии, реаниматологии и интенсивной терапии с курсом скорой медицинской помощи Медицинского института СВФУ Альбина Иванова.

«По официальной статистике среди девяти регионов Дальневосточного федерального округа Якутия отличается вполне благополучными цифрами – у нас самый высокий уровень рождаемости, естественного прироста населения и наиболее низкая смертность», – перечисляет Альбина Иванова, добавляя, что республика была единственным регионом на Дальнем Востоке, сохранившим положительный естественный прирост населения в тяжелые для страны девяностые годы.

«Стоит обратить внимание на общий коэффициент смертности – 8,4 на 100 тысяч населения – это в два раза меньше показателя Российской Федерации»

Но успокаиваться не стоит. Профессор отмечает, что настоящая картина смертности якутян на самом деле иная и для действительно корректного сравнения исследователям следует применять стандартизованные показатели смертности, которые нивелируют разницу в возрастной структуре населения на сравниваемой территории.

По словам Альбины Ивановой, смертность мужчин Якутии по стандартизованным показателям на 3% выше, чем в среднем по Российской Федерации, в том числе больше на 7% от болезней систем кровообращения и на 23% от внешних причин.

Печальная ситуация касается и женской части населения Якутии. Так, стандартизованный коэффициент смертности выше на 3%, чем в среднем по России, причем спектр основных классов смертности следующий: смертность от новообразований среди женщин Якутии ненамного (на 0,4%) выше, чем в среднем по РФ; смертность от болезней системы кровообращения выше на 5%; смертность от болезней органов дыхания больше на 19%; от внешних причин – на 16%.

«Если смотреть в динамике, то убыль населения республики с 1990 года, когда численность якутян составляла больше миллиона человек, к концу 2016 году приравнялась 13% – то есть за эти годы мы потеряли более чем 140 тысяч человек, – отмечает профессор. – Конечно, стоит учитывать и то, что в свое время негативную роль сыграл очень мощный миграционный отток населения за пределы республики в девяностых годах. Но ведь здесь одновременно наблюдался и рост смертности и снижения рождаемости».

С 1990-го по конец 2016 года рождаемость населения Якутии снизилась на 18%, смертность повысилась на 25%. Итог – коэффициент естественного прироста населения снизился на 41%

«Одной из региональных особенностей смертности населения республики является высокий уровень преждевременной смертности – то есть в молодых возрастных группах, куда входит смертность среди детей и трудоспособного населения», – отмечает Альбина Иванова. Так, по данным 2016 года смертность в возрасте от 0 до 17 лет на 13,5 выше, чем в среднем по России. Иногда проценты выше, чем в целом по Дальневосточному федеральному округу.

Проблема высокой смертности детей и трудоспособных лиц является основной причиной низкой продолжительной ожидаемой жизни, уверена эксперт

Особое внимание профессор уделяет смертности от внешних причин. «Долгое время, в течение практически 20 лет, в структуре данных причин лидирующее место занимают самоубийства, которые по данным 2016 года составляют 22%, – делится Альбина Иванова. – На втором месте убийства – почти 15%, далее идут все транспортные травмы – 8%, а также случайные отравления алкоголем – почти 7%».

«В течение 25 лет уровень насильственной смертности в регионе имеет чрезвычайно высокий показатель, и это превышение сохраняется и по сей день, – добавляет доктор медицинских наук. – По данным 2016 года уровень самоубийств в Якутии в два раза выше, чем в среднем по Российской Федерации, а уровень убийств – в 2,5 раза».

Сомнений, что среди основных причин крайне негативного явления является распространение алкоголизма на территории региона, нет, добавляет профессор. «По данным МВД Якутии, 90% убийств и 42% самоубийств совершаются в состоянии алкогольного опьянения», – приводит статистику Альбина Иванова.

Инвестировать в здоровье подростков


Сегодня среди молодежи часто встречаются одинокие и психологически беспомощные люди, которые утратили связь со старшим поколением, отмечает доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой общественного здоровья и здравоохранения, общей гигиены и биоэтики Медицинского института СВФУ Надежда Саввина. Многие из них находят утешение в алкоголе.

«Чтобы решить эту проблему, профессиональные группы лиц, работающие с подростками – а это учителя, школьные психологи и другие специалисты – нуждаются в выработке совершенно нового подхода по взаимодействию со своими подопечными. Это необходимо для того, чтобы обучить их новым формам поведения, сформировать стрессоустойчивую личность, которая будет ответственно строить свою жизнь».Надежда Саввина, доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой общественного здоровья и здравоохранения, общей гигиены и биоэтики Медицинского института СВФУ

До сих пор профилактическая работа строилась для всех одинаково, считает заведующий кафедрой общественного здоровья и здравоохранения, общей гигиены и биоэтики МИ СВФУ. «В современной психологии существуют технологии, которые прежде всего учитывают возраст и группу людей, и это важный аспект, который специалистам необходимо принять «на вооружение», – отмечает Надежда Саввина. – Ведь все согласятся, что группа школьников 15 лет отличается от группы подростков, учащихся в училищах начального профессионального образования. Подход к ним должен быть разный».

«Один из факторов защиты от риска употребления психоактивных веществ – семейная стабильность, куда входит адекватное воспитание и теплые отношения с членами семьи»

«Недавно проведенное анкетирование показало, что на сегодняшний день для многих родителей основная цель поддержать семью – это заработать как можно больше денег, из-за чего они целыми днями пропадают на работе. Итог: современные дети чувствуют себя одинокими», – ставит проблему Надежда Саввина.

В Якутии нет подросткового центра, куда несовершеннолетний мог бы обратиться за квалифицированной помощью. «В стране считается, что до 18 лет он должен ходить в детскую поликлинику, но данные анкетирования говорят о том, что подросток не хочет ходить туда, где на приеме находятся груднички. Им нужен отдельный центр», – объясняет доктор медицинских наук.

Сейчас в республике насчитывается 148 «трезвых сел», в которых проживает больше 80 тысяч человек. По статистике, в таких районах уровень смертности и преступности на душу населения заметно ниже. «Тем не менее, мы не должны забывать, что у нас есть депрессивные районы, где до сих пор продолжают очень много пить и многим необходима помощь специалиста», – призвала Надежда Саввина, отметив в заключении, что здоровому образу жизни на Дальнем Востоке и в стране в целом нужен ребрендинг.

Фото: Мичил Яковлев, из архива редакции корпоративных медиа СВФУ

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.