/ Евгений Онуфриев

Супербактерии и антибиотики

Бактерии, устойчивые к антибиотикам, превращаются в реальную угрозу для человечества. Чрезмерное использование препаратов привело к тому, что при лечении они теряют свои свойства. «Наш университет_онлайн» узнал, откуда берутся супербактерии и почему антибиотики могут стать бесполезными, если продолжать их неправильно применять.

В начале этого года стало известно, что в США был зафиксирован первый в мире случай смерти от устойчивой к 26 антибиотикам супербактерии – у 70-летней женщины, вернувшейся из отпуска в Индии, обнаружили инфекцию, вызванную супербактерией под названием Klebsiella pneumoniae. Из-за развития у больной сепсиса, вызванного бактерией, пациентка умерла – спасти женщину не удалось из-за того, что бактерия оказалась устойчива к 26 антибиотикам, доступным в Америке.

Этот пугающий случай напомнил миру о существовании проблемы устойчивости бактерий к антибиотикам. Как отмечает доцент кафедры гистологии и микробиологии Медицинского института СВФУ Яна Ахременко, к 2050 году резистентность к антибиотикам имеет все возможности стать в медицине проблемой номер один. «Антибиотикорезистентность – не совсем управляемое явление, в основном из-за того, что сегодня бактерии размножаются гораздо быстрее, чем создаются препараты для борьбы с ними, – считает доцент курса микробиологии. – Это проблема глобального масштаба, и даже если завтра антибиотики в аптеках будут отпускать населению исключительно по рецепту – это не станет единым решением».

Откуда берутся супербактерии?

Для начала обратимся к истории. До эры антибиотиков главными врагами и убийцами человека были такие бактерии, как кокки – стафилококки, стрептококки. Смертность от банальной скарлатины, вызываемой данными бактериями, доходила до 30%. Кардинально изменило картину открытие пенициллина.

«Сегодня, например, ревматизм – заболевание, развивающееся вследствие стрептококковой инфекции – диагноз крайне редкий, – объясняет доцент кафедры педиатрии и детской хирургии Медицинского института СВФУ Татьяна Дмитриева. – Вскоре на смену коккам пришли палочки, против них пенициллин работал плохо. Затем были созданы новые антибиотики и против этой флоры. Но позже на смену им пришли и простейшие вирусы».

О супербактериях говорят уже довольно давно, отмечает Татьяна Дмитриева: «Еще в середине девяностых годов американцы много писали о негемолитическом стрептококке, – рассказывает эксперт. – Единственным способом борьбы с этой раневой инфекцией тогда считали… ампутацию. Сейчас появились другие бактерии-убийцы. Сказать, что сейчас ситуация кардинально хуже, чем была в прошлом, я не могу. Это естественный отбор».

Человек находится в изначально более худшей позиции, чем микроорганизмы

Как на свет появляются антибиотикорезистентные штаммы бактерий? «Если в бактерии происходит какая-то неблагоприятная мутация в геноме, то эта бактериальная клетка погибает, но если, к примеру, мутация выгодна для нее, то, соответственно, все признаки закрепляются и штаммы начинают быстро размножаться, – объясняет доцент кафедры гистологии и микробиологии Яна Ахременко. – В большинстве случаев бактериальная клетка делится раз в 15-20 минут, а это значит, что за сутки она может образовать в питательной среде видимые колонии. Представьте, что будет за год-два?»

Наиболее резистентными и опасными считаются внутрибольничные штаммы бактерий. «В условиях больниц применяется множество антибиотиков, в них проходят постоянные дезинфекции с использованием химических соединений и ультрафиолетовое облучение – все эти факторы сопутствуют отбору наиболее резистентных к антибиотикам штаммов, так как в этих условиях выживают наименее прихотливые к условиям обитания вездесущие микроорганизмы – рассказывает Яна Ахременко. – Эти штаммы наиболее опасны для людей, ослабленных оперативными вмешательствами, тяжелыми хроническими заболеваниями, находящимся на искусственной вентиляции легких, лучевой и химиотерапии».

«Сегодня по всему миру выявляются носители резистентных штаммов, за рубежом разработаны специальные тесты, с помощью которых можно выявить этих носителей во время массовых медосмотров», – добавляет Яна Ахременко.

В России 20-50% всех бактерий отличаются резистентностью, то есть устойчивостью к антимикробным препаратам, делится статистикой врач, клинический фармаколог высшей квалификационной категории Центра персонализированной медицины Республиканской больницы №3 Нюргуяна Попова. «В первую очередь невосприимчивость к антибиотикам проявляется из-за изменений самой бактерии и всех ее механизмов защиты, – объясняет клинический фармаколог. – В том числе, из-за нарушения проницаемости клеточной стенки бактерий, из-за чего действие антибиотика может попросту измениться».

«У якутских бактерий нет глобальной резистентности в силу малого населения республики и распространенности здесь более мощных антибиотиков, – считает Нюргуяна Попова. – У нас нет большого количества клиник, онкологических центров с тяжелобольными, сложными диагнозами, поэтому наши бактерии в основном остаются чувствительными к препаратам. Тем не менее, если брать весь мир, то уровень чувствительности сегодня стремительно падает».

Предпосылки к созданию высокой резистентности создает само общество, подчеркивает Нюргуяна Попова. «Моющие средства в виде кремов, мыла, многие пищевые продукты, такие как овощи, фрукты – все они обрабатываются антибиотиками, поэтому, можно сказать, мы с самого рождения впитываем в себя все эти антибиотические вещества, – объясняет клинический фармаколог. – В итоге даже у детей, никогда не принимавших антибиотики, могут выявляться бактерии, не чувствительные к антибиотикам».

Проблемные антибиотики


Одной из проблем современной фармакологии является то, что сегодня производителями создается много антибиотиков, а также дженериков – воспроизведенных препаратов, среди которых встречаются и некачественные изделия.

«К достоинствам дженериков можно отнести низкую стоимость, которая возможна за счет отсутствия затрат на разработку, лицензионных выплат, а также уже существующие результаты клинических испытаний и уже накопленный опыт практического применения лекарственного средства в виде оригинального препарата, который дженерик копирует», – объясняет Нюргуяна Попова.

«Из недостатков: отсутствие клинических испытаний самого дженерика, не стопроцентное соответствие оригинальному препарату по фармакокинетике и по эффективности, а экономия на конечной цене обычно выливается в экономию на качестве производства, что приводит к отличию самих дженериков по качеству», – рассказывает Нюргуяна Попова.

Клинический фармаколог добавляет, что на рынке сегодня распространены антибиотики, быстро теряющие свою эффективность. «Есть препараты, которые могут быть эффективны на протяжении 20 лет, а есть те, что через 5-10 лет уже теряют свои свойства – в основном, это зависит от химической структуры самого препарата», – объясняет Нюргуяна Попова.

Доцент кафедры педиатрии и детской хирургии Татьяна Дмитриева считает, что с использованием антибиотиков в России ситуация обстоит лучше, чем во многих странах, в том числе и развитых, а вся проблема в том, как люди относятся к препаратам. «Нужно принять, что антибиотики – это часть нашей жизни. Это та реальность в которой мы живем и будем жить дальше, – отмечает Татьяна Дмитриева. – Во всех аннотациях указаны четкие показания к применению. Если вы их не соблюдаете, то кто виноват? Нужен жесткий контроль за их применением, как и за всеми лекарственными средствами. Еще Гиппократ говорил: все может быть лекарством или ядом, в зависимости от дозы».

Неправильное самолечение

В ослаблении антибиотиков виновата неграмотность населения, отмечает клинический фармаколог Республиканской больницы №3 Нюргуяна Попова. «Родители сами часто выпрашивают у врачей антибиотики, не зная об их правильном применении, или бесконтрольно лечат своих детей препаратами в домашних условиях, – рассказывает клинический фармаколог. – Ситуация усугубляется тем, что из-за такого вмешательства у больного может развиться устойчивость к антибиотикам, из-за чего возникает опасность последующей полной резистентности к препаратам – лечить, другими словами, нечем».

Как советует Нюргуяна Попова, антибиотики не будут терять своей эффективности, если их перестанут выписывать при любой болезни. «Во-первых, в современной медицине часто антибиотики выписывают даже при тех болезнях, когда их использования можно избежать, – отмечает клинический фармаколог Республиканской больницы №3. – Во-вторых, бывает, что назначаются антибиотики в маленьких дозировках или с рецептом ниже рекомендуемого курса, к примеру, чтобы якобы сберечь здоровье ребенка – в итоге бактерии, находящиеся в организме больного, получают минимальную дозу антибиотиков, человек попросту привыкает к препарату и он теряет свои противомикробные свойства».

Назначая самому себе антибиотик больной только усугубляет себе ситуацию

«В нашей стране антибиотики находятся в открытом доступе по типу «пошел и купил», – отмечает доцент кафедры гистологии и микробиологии медицинского института Яна Ахременко. – Многие люди при обычном кашле сразу покупают себе сильнодействующие препараты и неправильно их используют: например, у антибиотика обозначен четкий курс, а человек, попользовавшись им пару дней, прекращает его пить, так как ему якобы полегчало – это в корне неверно, так как при отмене курса у инфекции возможен рецидив».

Доступность лекарственных средств и страсть к самолечению среди россиян – это действительно проблема, считает доцент кафедры педиатрии и детской хирургии медицинского института Татьяна Дмитриева. «Только я хотела бы напомнить, что согласно нормативным документам Министерства здравоохранения РФ, антибиотики аптеки должны продавать только по рецептам, – подчеркивает доцент кафедры педиатрии и детской хирургии Медицинского института СВФУ. – Когда пойдете в аптеку в следующий раз покупать «что-нибудь от простуды», имейте в виду – вы нарушаете закон».

«Ставить диагноз и назначать лечение должен только врач, а не мать, соседи или продавец в аптеке, – добавляет Татьяна Дмитриева. – К сожалению, именно продавец – большинство так называемых «аптек» у нас это магазины по продаже аптечных товаров. В настоящих аптеках должны работать провизоры и фармацевты, которые занимаются изготовлением лекарственных форм».

Как решить проблему?

В случае с появлением резистентных штаммов, терапию пришлось модифицировать – к примеру, комбинирование антибиотиков сегодня является вполне стандартной в медицине процедурой, которая используется по всему миру. «20-25 лет назад такого не было – многие врачи отмечали, что единственно верной будет оставаться практика монотерапии, где используется только один антибиотик, – отмечает доцент кафедры гистологии и микробиологии Яна Ахременко. – Но после сравнения методов использования монотерапии и комбинирования антибиотиков, выяснилось, что правильная комбинация снижает смертность больных на несколько процентов».

«Сейчас в микробиологических лабораториях определяют не только вид микроорганизма, но и его механизм резистентности, – объясняет заведующий кафедрой анестезиологии и реаниматологии и интенсивной терапии с курсом скорой медицинской помощи Медицинского института СВФУ Александр Потапов. – Зная его, мы можем подобрать антибиотики, а выбор антибиотиков сейчас огромный».


Старые лекарства и возможность их комбинировать, соблюдая все принципы правильного применения антибиотиков – способ действенный, но наиболее эффективный способ противостоять на сегодняшний день супербактериям – это создание новых антибиотиков, считает врач Центра персонализированной медицины Нюргуяна Попова. «Препарат обязательно должен создаваться с учетом всех механизмов резистентности», – отмечает клинический фармаколог. Стоит отметить, что сделать это не так просто, так как создание новых препаратов – это очень дорогой и требующий времени вариант.

Еще одним способом не превратить проблему в медицинскую катастрофу, в частности в регионах, может быть создание паспорта резистентности, в котором бы прослеживалась локальная чувствительность к антибиотикам, объясняет клинический фармаколог. «По всему миру, в России и Якутии чувствительность микробов к препаратам разная, – отмечает Нюргуяна Попова. – К примеру, наши микроорганизмы могут быть нечувствительны к тем препаратам, которые применяются в центральной России и за рубежом, и чтобы это регулировать – необходимо следить за так называемой «локальной чувствительностью» микроорганизмов к антибактериальным препаратам.

«Мы берем у наших больных до получения антибиотиков биоматериал, выделяем оттуда микробы и определяем их чувствительность к антибиотикам в лабораторных условиях, таким образом мы получаем представление, к каким препаратам возбудитель чувствителен, а к каким – нет», – рассказывает Нюргуяна Попова.

С целью предупреждения, отмечает Нюргуяна Попова, также используется такая тактика назначения антибиотиков, как временная замена того или иного антибиотика на другой препарат при какой-нибудь отдельной бактериальной нозологии. «Это могут быть клинические рекомендации, либо изменение схемы лечения в пределах одного медицинского учреждения или отделения стационара, о так называемой ротации антибиотика, когда в лечебных учреждениях ограничивается применение определенного препарата из-за потери к нему чувствительности, – объясняет фармаколог. – Этот же антибиотик может вернуться в список рекомендованных препаратов через определенное время, когда бактерии снова приобретут к нему свою природную чувствительность».

Фото: Мичил Яковлев, Светлана Павлова, из архива редакции корпоративных медиа, из открытых источников

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.