/ Евгений Онуфриев

Тайны якутской земли

В 2016 году исследователи СВФУ представили 37 проектов для участия во второй якутской комплексной экспедиции, инициированной Главой республики. Направления затрагивают практически все сферы жизнедеятельности Якутии. «Наш университет» узнал, как изменились условия жизни на Севере, каким образом планируют рекультивировать якутские месторождения и о чем могут поведать останки мамонта.

Вопросы качества жизни

Освоение Севера занимает существенное место в планах развития народного хозяйства и в общей экономике страны, из-за чего изучение медико-демографической и медико-социальной ситуации в республике затрагивает многие научные проекты в рамках комплексной экспедиции. «Якутия относится к регионам с экстремальными природно-климатическими условиями для жизни и труда, – рассказывает инженер-исследователь Научно-исследовательской лаборатории клеточных технологий и регенеративной медицины Клиники МИ СВФУ Иван Троев. – Активная урбанизация северных регионов ставит задачу по детальному изучению механизмов адаптации человека к факторам, системно воздействующим на организм, к которым можно отнести как климатогеографические факторы, так и образ жизни».

Исследование качества жизни населения республики включает в себя организацию и проведение сложных и комплексных мероприятий. «В целом, мы занимаемся изучением медико-демографических и медико-социальных показателей с генетической паспортизацией», – добавляет эксперт.

Всего в рамках проекта было охвачено пять территорий – Аллаиховский, Оленекский, Амгинский, Верхневилюйский и Алданский районы. Количество респондентов составило 2 000 человек.

«Сравнив показатели жизнедеятельности в районах, мы выяснили, что длительные изменения гомеостаза стали причиной ряда таких заболеваний, как ожирение, сердечно-сосудистые болезни, сахарный диабет, проблемы с органами дыхания и ряд других недугов. Это только начальный этап исследований, так что картина заболеваемости не является полной и требует полноценного эпидемиологического исследования».Иван Троев, инженер-исследователь Научно-исследовательской лаборатории клеточных технологий и регенеративной медицины Клиники МИ СВФУ

Еще одно интересное наблюдение: патологические состояния и заболевания у детей в нашем регионе возникают не только из-за недостатка, но иногда и избытка микроэлементов. «Детям, проживающим в алмазодобывающем регионе, рекомендована оздоровительная программа, направленная на профилактику хронических неинфекционных заболеваний», – рассказывает Иван Троев.

Первый этап исследований дал много показателей, которые до сих пор подвергаются обработке. Последующие этапы предполагают серьезные лабораторные исследования, многофункциональные и междисциплинарные экспедиционные исследования в отдаленные регионы республики.

Из-за чего болеют малые народы

В продолжении темы также упомянем проект по изучению оптимизации адаптационного процесса населения субарктики и Арктики в условиях изменения экологии при промышленном освоении Крайнего Севера. Первый этап комплексной экспедиции прошел в 2016 году в Анабарском и Оленекском улусах – исследователями проведено предварительное определение адаптационного потенциала у 347 обследованных эвенков и долганов. «В целом, ситуация постепенно сводится к тому, что при дальнейшем промышленном освоении заболеваемость населения Якутии продолжит ухудшаться», – подмечает заведующий кафедрой защиты в чрезвычайных ситуациях Горного института СВФУ Надежда Киприянова.

«В настоящее время, в отличие от южной части республики, арктические территории начали промышленно осваиваться, возможно, поэтому за последние пять лет у коренных малочисленных народов Севера стали наблюдаться изменения в состоянии здоровья. Состояние организма стало зависеть от воздействия социальных факторов, то есть на изменение жизнедеятельности северных народов Якутии в основном повлияли такие факторы, как смена образа жизни, питания, отход от традиционного хозяйствования», – объясняет Надежда Киприянова.

При дальнейшем промышленном освоении Крайнего Севера заболеваемость населения Якутии продолжит ухудшаться

«Адаптационный потенциал у коренных малочисленных народов Севера снижается, – отмечает заведующий кафедрой защиты в чрезвычайных ситуациях ГИ СВФУ. – У женщин снижение адаптационного потенциала затрагивает среднестатистические 50-60 лет, у мужчин – 60-69 лет. По России эти цифры выше: 60-70 лет как у мужчин, так и у женщин». Эксперт добавляет, что влияние на состояние здоровья многих социальных и техногенных факторов в Якутии будет усиливаться и исследователям еще предстоит выяснить возможность увеличения продолжительности периода активной жизнедеятельности и адаптационного потенциала населения северных районов Якутии.

«По итогам экспедиции нам необходимо сформулировать, какие меры необходимы для поддержания безопасности жизнедеятельности коренного и приезжего населения субарктики и Арктики в условиях промышленного освоения территорий. При этом очень важно разработать программу для освоения месторождений с научно- обоснованными мерами профилактики. К примеру, мы знаем, что в Оленьке в полную мощность будет осваиваться Томторское месторождение, которое в будущем кардинально повлияет на экологическую составляющую всего северо-запада региона».Надежда Киприянова, заведующий кафедрой защиты в чрезвычайных ситуациях Горного института СВФУ

О чем не думают природопользователи


Ситуация с месторождениями полезных ископаемых заслуживает отдельного вопроса. С проектом разработки и обоснования параметров экологически безопасных технологий разработки месторождений в условиях криолитозоны выступил директор Горного института СВФУ Борис Заровняев.

«Проект направлен на создание инновационных экологически безопасных технологий при открытой разработке месторождений, в частности россыпных и угольных с последующей рекультивацией нарушенной поверхности, – объясняет директор горного института. – Учитывая Стратегию социально-экономического развития Якутии до 2030 года, в которой приоритетной целью как раз-таки является разработка новых месторождений, создание экологически безопасных технологий – вопрос актуальный».

Как добавляет Борис Заровняев, из новых осваиваемых территорий сейчас на слуху разработка железорудных месторождений на юге Якутии, Нежданинского золоторудного месторождения, освоение Кючюсского месторождения золота. Также разведаны несколько крупных месторождений золота в Оймяконском районе, например – Хангаласское месторождение золота. «Помимо этого стоит отметить небезызвестное Томторское месторождение ниобия, против которого активно выступает местное население, – делится директор горного института. – Люди опасаются, что его разработка приведет ко второму Нерюнгри по экологическим нарушениям».

«После извлечения полезных ископаемых нарушенные земли должны быть рекультированы. Поэтому наши исследования направлены на научное обоснование экологически безопасных технологий, подходящих для разработки россыпных и пологозалегающих угольных месторождений. Обзор и анализ похожих технологий, которые используются на производстве в России и за рубежом, проведены – подчеркну, что их существует совсем немного».Борис Заровняев, директор Горного института СВФУ

«Что касается подземной разработки месторождений, это направление экологически более безопасно, чем открытые горные работы, – объясняет Борис Заровняев. – И все-таки, там могут возникать всевозможные провалы, образуются отвалы и терриконы пустых пород, проблема захоронения агрессивных, кислотных подземных вод».

Помимо золота и железной руды, в Якутии в будущем планируется разработка урановых и апатитовых месторождений. «На мой взгляд, природопользователи забегают вперед с введением их в эксплуатацию – при разработке химических месторождений риск порчи территорий, на которых они будут установлены, велик еще больше, поэтому при вводе таких месторождений мы хотим разработать и предложить добывающим организациям свои технологии, которые смогут работать в экологически щадящем режиме».

После извлечения полезных ископаемых нарушенные земли должны быть рекультированы, а для этого необходимы соответствующие технологии

«Также мы планируем добычу топливно-энергетического сырья в арктических районах. Например, местное население Верхоянского района сегодня необходимо обеспечить топливом, – рассказывает Борис Заровняев. – Проблема в том, что дров там нет, а уголь привозят через Северный морской путь, что в два-три раза дорого по транспортным расходам. При этом на территории района имеются крупные месторождения торфа и несколько пластов угля, но для их добычи нет подходящих и экологически безопасных технологий, а наша технология как раз подходит под такие условия». Эксперт подчеркивает, что эта проблема касается практически всех северных улусов, поэтому он не исключает возможности, что технологии смогут тиражироваться и на другие районы.

Экологически безопасные технологии сейчас находятся на стадии разработки и при успешном завершении исследований могут быть использованы на предприятиях АК АЛРОСА, угольных компаний, старательских артелях. «Благодаря Программе развития СВФУ нам удалось приобрести лазерный сканер, георадар, а также лабораторное оборудование для физико-механических и теплофизических испытаний, – рассказывает руководитель проекта. – Если проблем с финансированием не будет, мы надеемся, что результаты исследований будут через два года».

Изучить мамонта


Перейдем от технологий к палеоэкологическим и археозоологическим исследованиям. Известно, что экспедиции в известный бассейн реки Яны ежегодно приносят сенсационные результаты, которые публикуются в ведущих мировых рецензируемых журналах. Сотрудничество ученых из Якутска со многими ведущими специалистами всего мира создает уникальную возможность комплексного исследования тайн якутской земли.

Каждый год проекты, которые курирует Музей мамонта им. П.А. Лазарева НИИПЭС СВФУ, меняются. «К примеру, наш прошлогодний проект по палеоэкологическим и археозоологическим исследованиям бассейна реки Яна был подготовлен для первого года работы комплексных научных исследований в Якутии, в этом же году мы будем изучать другие регионы», – делится заведующий лабораторией-музеем Семен Григорьев.

«Для изучения бассейна реки Яны мы объединили усилия всех якутских специалистов по мамонтовой фауне, – рассказывает он. – Помимо Музея мамонта, в исследованиях задействована Академия наук РС(Я), в котором функционирует целый отдел по изучению мамонтов, а также Институт геологии алмаза и благородных металлов СО РАН, где наши коллеги-палеонтологи работают в Геологическом музее этого института».

В случае с прошлогодним проектом, одной из проблем являлось его финансирование. «Хоть его идея разработана еще в 2015 году, и заявка подана сразу, вопрос о том, поддержат ли проект финансово, оставался неясным практически до старта самой экспедиции, – делится Семен Григорьев. – Наши исследования напрямую связаны с северной Якутией – ни одна наша экспедиция не обходится без поездок большим составом в арктические районы, а это, как известно, очень дорого».

Так, прошлогодняя экспедиция на реку Яна была полностью проспонсирована американской телекомпанией Travel Channel в рамках съемок программы Expedition Unknown, в которой члены съемочной группы путешествуют по всему миру по самым неизведанным местам планеты. «Бассейн реки Яны является для нас модельным регионом – именно в ее бассейне и прилегающих территориях за последние 10-15 лет была найдена большая часть уникальных находок ископаемых остатков животных мамонтовой фауны, представляющих огромную научную ценность», – рассказывает заведующий лабораторией-музеем Семен Григорьев.

Сотрудничество ведется как с ведущими специалистами российских научных центров, так и с зарубежными коллегами, отмечает эксперт. «Взаимодействие в нашем деле очень важно – все аспекты в этой сфере наш маленький коллектив все равно не может охватить, поэтому мы привлекаем для экспедиций в наш проект микробиологов, генетиков, специалистов по клеточным технологиям и других ведущих ученых по различным областям науки».

В 2016 году в СВФУ было создано семь проектов САЕ – стратегических академических инициатив, среди которых стоит отметить исследовательский проект под названием PaleoMIR. «В данной стратегической единице объединены возможности всех наших коллег в университете, занимающихся изучением древности, – объясняет Семен Григорьев. – Кроме палеонтологов в проекте задействованы археологи, медики, специалисты вузовского 3D-центра, коллеги из физико-технического института и другие».

Сегодня на Дальнем Востоке только в СВФУ одновременно изучаются клетки и ДНК древних животных

Как отмечает руководитель проекта, в первую очередь для исследований привлекаются коллеги из родного университета. «Если в вузе нет нужного специалиста, мы ищем их в других регионах страны, а если поиски не увенчаются успехом, поиск переходит на международный уровень, – объясняет Семен Григорьев. – Отмечу, что сегодня предложений о сотрудничестве поступает много, особенно после недавней находки останков мамонта с острова Малый Ляховский – сейчас для нас это самый важный объект для исследований».

«Благодаря генетическим исследованиям мы можем узнать много новой информации о биологии и эволюции тех или иных групп животных. Если раньше мы работали только с костями, то сейчас подход углубился до уровня сравнения генома – продолжая изучение, мы сможем установить, к примеру, родственные связи мамонтов Якутии с их сородичами из других северных регионов планеты, узнать время появления тех или иных таксонов, их болезни, в каком состоянии находились популяции и многое другое».Семен Григорьев, заведующий лабораторией-музеем «Музей мамонта им. П.А. Лазарева НИИПЭС СВФУ»

Эксперт также добавляет, что в настоящее время особое внимание палеонтологи уделяют изучению содержимого желудка трупных остатков древних животных – благодаря полученным данным ученые могут узнать, чем питался в то время, например, мамонт по сохранившимся остаткам пыльцы, спор и семян в желудочно-кишечном тракте. «Еще один интересный момент – как известно, каждая местность имеет свой радиоактивный фон, поэтому в будущем с помощью специальной радиоактивной карты у нас есть возможность выяснить, где проходили пути миграции стад мамонтов», – рассказывает Семен Григорьев.

В области изучения мамонтовой фауны также возможны и медицинские открытия, отмечает руководитель проекта. «В тушах мамонта могут находиться жизнеспособные микроорганизмы – микробиологи неоднократно получали живые культуры древних бактерий из замороженных туш древних животных из нашей коллекции. Сейчас наши коллеги из Мединститута СВФУ, Северо-Западного государственного медицинского университета имени Мечникова вместе с французскими и голландскими учеными проводят исследования свойств этих бактерий, чтобы выяснить, какие из них могут иметь свойства антибиотиков, которые могут быть более эффективнее, чем существующие», – рассказывает эксперт.

Фото: Мичил Яковлев, редакция корпоративных медиа СВФУ, из архива Музея мамонта им. П.А. Лазарева НИИПЭС СВФУ

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.