/ Игнат Алексеев

Университет или богадельня?

Современный студент – избалованный ребенок, а университет потворствует ему во всем. Так ли это на самом деле?

Трудно ли в учении?

Особенно эта проблема касается образовательного процесса. «В настоящее время в нашем университете работа со студентами носит характер чрезмерной опеки, по существу продолжается школьный подход к обучающимся, — поднимает проблему завкафедрой ФЭИ Наталья Чиряева. — В действительности, их нужно ориентировать на более серьезные цели и задачи, чтобы они смогли быстро приспособиться к новым условиям, где все стремятся быть лучше и успешнее других».

Директор Института зарубежной филологии и регионоведения Ольга Мельничук видит причину такого отношения к студентам в инфантилизации населения. «Если мы резко перейдем на тот уровень работы, который наблюдается в зарубежных вузах и в ведущих российских, то мы можем потерять половину студентов, поскольку не все смогут выдержать процесс адаптации, — говорит профессор. — Дело еще в том, что, во-первых, в зарубежных вузах студенты старше по возрасту и более социализированные, чем наши, и меньше нуждаются в опеке; во-вторых, родителей такая опека вполне устраивает».

В качестве примера доктор филологических наук приводит студентов китайского отделения, обучающихся по программе двойного дипломирования. «Они обучаются три года у нас и два года в китайском вузе, — рассказывает Ольга Алексеевна. — На родительском собрании родители высказывали претензии, начиная с того, что в Китае их детей никто не курирует (а там это и не принято) и заканчивая тем, что в общежитии влажные простыни. Я когда-то четыре года училась в Ленинграде, где очень влажный климат, мне и в голову не приходило жаловаться родителям на влажные простыни».

Схожее мнение и у кандидата философских наук Валерия Надькина. «Необходимо отказываться от патерналистского подхода к студентам, — считает преподаватель. — Инфантилизм современных студентов объясняется рядом причин. С одной стороны, в студенческую группу приходят молодые люди 16-17 лет. Еще лет двадцать назад в студенческих аудиториях сидели и слушали профессоров люди разного возраста. Я сам учился в такой группе. Мы на друг друга влияли благотворно. Вчерашние школьники быстрее взрослели. Более старшие — молодели. Сегодня человек 22-25 лет скорее пойдет на заочное отделение, но не в «очку». Вот молодежь и подпитывает друг друга инфантильностью».

Как отмечает Валерий Надькин, опека и попечительство над студентами вызваны реалиями современной жизни: «К нам приходят дети, а не студенты. Они капризны, зачастую социопатичны, эгоистичны и малоорганизованны. Это данность. Процесс обучения не может ждать, когда кто-то повзрослеет. Вот и подгоняем. Но с другой стороны, как они повзрослеют, если их все время опекать?»

«Прежде всего необходимо повысить планку требований, предъявляемых к современному студенту, — считает доктор биологических наук Михаил Черосов. — По нормам СанПиН, нагрузки для нынешних студентов составляют в неделю всего 30 часов. Это очень мало. Когда мы учились, у нас было не меньше четырех пар в день, в субботу тоже. Студентов, не желающих заниматься, нужно отсеивать сразу».

«Сегодня в нашем университете найден, по-моему, хороший инструмент социализации — балльно-рейтинговая система, — считает Валерий Надькин. — Эта система заставляет студентов работать индивидуально и ответственно. Через несколько лет балльно-рейтинговая система должна дать первые хорошие результаты».

Не так оптимистично на западную модель образования смотрит доцент Института математики и информатики Алена Егорова. «Проблема в том, что мы сейчас находимся на промежуточном этапе перехода на Болонскую систему — считает она. — До конца новые стандарты не восприняли ни студенты, ни преподаватели. Нам, в первую очередь необходимо поменять тип мышления студентов — они должны перестать быть «обучаемыми» и стать «обучающимися», то есть научиться учиться самим. Балльно-рейтинговая имеет свои недостатки, но при правильном ее использовании можно добиться необходимых результатов».

Здравоохранение надо?

Много споров и вокруг вопроса: должен ли университет заботиться о здоровье своих студентов?
Казалось бы, ответ очевиден: «В здоровом теле, здоровый дух». Ан нет, на конференциях самых разных уровней находится уважаемый профессор, который уверен в обратном. Логика «белых ворон» от высших школ такова: «университет – это образовательное учреждение и ничем кроме образования заниматься не должен». Как пример можно привести позицию ректора Российского университета дружбы народов Владимира Филиппова. Несмотря на то, что РУДН имеет весьма солидную здравоохранительную базу, руководитель вуза отметил, что перед вузами не должна ставиться цель сделать студента за период обучения здоровее, чем он был при поступлении. «Университет, по моему мнению, должен следить лишь за тем, чтобы уровень здоровья студента за время обучения не ухудшился», — высказался он.

В СВФУ мнение Владимира Филиппова не разделяют. Как и в большинстве государственных вузов, здесь действует программа по оздоровлению обучающихся. «Мы готовим кадры, которые завтра будут определять развитие республики, Дальнего Востока и всей страны, — говорит директор НИИ здоровья СВФУ Вадим Кривошапкин. — И очень важно уделять внимание здоровью студентов. Мало давать знания по специальности, необходимо еще и значительно улучшить здоровье студента за период обучения. Необходимо привить культуру здорового образа жизни, чтобы и после окончания обучения вуза человек следил за своим здоровьем. Особенно актуально это у нас, на Крайнем Севере».

Хорошо ли поощрение?

Не секрет, что размер стипендии СВФУ очень высок на фоне «студенческого жалования» других образовательных заведений республики, да и всей страны. Хорошисты и отличники получают академическую стипендию выше 4 500 рублей. Есть еще и повышенная стипендия в 10 000 рублей, не говоря уже о социальных и почетных. Так, не приучает ли столь большие суммы студента к легким деньгам?

«На самом деле, стипендия — это отнюдь не легкие деньги, — уверен заведующий кафедрой экономической теории Анатолий Попов. — Стипендия — это поощрение за успехи в учебе, в науке, в различных соревнованиях, за активное участие в общественной жизни. Мы должны понимать, что студенчество — это поворотный момент в жизни молодого человека, когда он отходит от«нравственно-соседского» типа общения и привыкать к «нравственно-культурному». Проще говоря, это период, когда человек взрослеет, становится менее зависимым от родителей, прежде всего финансово».

Тут роль стипендии, действительно, трудно переоценить. Какие другие источники денег имеются у студента? Это или родительский карман, или подработка. Понятно, что, клянча у родителей деньги, независимым не станешь. А подработка в большинстве случаев становится помехой в учебе. «Руководство нашего вуза систематически повышает размер стипендии, — продолжает бывший директор Финансово-экономического института. — Я считаю, что это — не проявление чрезмерной опеки и не блажь, а грамотная политика, направленная на повышение качества образования. Будь стипендии ниже, студенты были бы вынуждены подрабатывать или выпрашивать деньги у родителей».

Не стоит еще забывать о том, что материальное положение большинства жителей республики весьма «шаткое», и зачастую содержать студента многим просто не по плечу. Так что хорошая стипендия — это подспорье не только для самого студента, но и всей его семьи.

Итак, вопрос, вынесенный в заголовок, в конце концов, упирается в принцип «золотой середины». Где грань между «чрезмерной опекой» и «созданием лучших условий для обучения»? Ответ на этот вопрос, наверное, останется открытым, но университет не может стоять на месте, наиболее подходящий курс уже взят.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.