/ svfu

Вестернизация. Поклонение западу. Так ли плохо подражать?

В России на протяжении большей части XX века было традиционно негативное отношение к «загнивающему западу». Об этом неустанно твердила официальная пропаганда, но все равно Америка с ее джинсами, кока-колой и рок-н-роллом продолжала прочно ассоциироваться с красивой и беззаботной жизнью. С падением «железного занавеса» в страну хлынул поток зарубежных товаров, усилилось иностранное культурное влияние. Неудивительно, что современный человек стремится подражать западному образу жизни. Но что несет в себе «вестернизация» и так ли она безобидна?

Дефицит патриотизма

Раньше было принято считать, что все плохое приходит с запада, многие разделяют эту точку зрения и поныне.

«Лично я, как представитель старшего поколения, негативно отношусь к тому, что сейчас молодежь без оглядки «хватается» за любую приходящую моду. Мы выросли на совсем других традициях, – говорит председатель Совета ветеранов СВФУ Юрий Половинкин. – Когда мы были студентами, то ходили в походы, в кино, в театр, обсуждали добрые фильмы, интересные книги и даже газетные статьи. Современная же молодежь все больше общается и черпает информацию в интернете. Я не против прогресса, но в сети много негатива. А такая информация портит юную душу, по сути дела пропагандирует насилие, праздность и разврат».

Получается, что проблема усиливающего культурного влияния запада затрагивает не только молодежную аудиторию, на которую оно направлено в первую очередь, но и все общество в целом. Молодежь не считает вестернизацию чем-то страшным, напротив, видит в ней свободу самовыражения. Но некоторые считают, что она ведет к выхолащиванию чувства патриотизма.

«С патриотизмом сейчас у нас плохо, он обмельчал, – так считает бывший воспитанник военно-патриотического клуба «Скат» Александр Сандаков. – Люди ограничены привязанностью к своему родному селу, улусу, максимум – республике. Думаю, что в масштабах страны мало кто мыслит себя патриотом, и на государственном уровне это чувство практически не прививается. Было время, я ходил в военно-патриотический клуб, там мы занимались физподготовкой, ходили на марш-броски и походы, собирали-разбирали автоматы Калашникова. Но это была скорее начальная военная подготовка, не более того. Не считаю, что я стал более «патриотичным» после клуба, но для физического развития – это вполне нормально».

Глобализация – худо или благо?

Считается, что вестернизация идет рука об руку с глобализацией, по сути дела являясь одним из инструментов ее внешней экспансии. Этот процесс сближает и даже популяризирует массовые культуры некоторых стран по всему миру, к примеру, американскую культуру в лице голливудского кинематографа или японскую в виде аниме и манги. С другой стороны, существует риск, что они могут вытеснять и подменять другие национальные культуры.

«У процесса глобализации есть как внешняя форма проявления, выражающаяся в одежде, деловой среде, музыке и т.д., так и внутренняя, – рассказывает доктор социологических наук Ульяна Борисова. – Многие ведущие современные социологи, например немецкий ученый Ульрих Бек, сходятся в точке зрения, что глобализация, как таковая, не ведет к замещению этничности, а способствует ее актуализации и политизации. На данном этапе это неизбежный процесс, и он не несет в себе непосредственной угрозы, но для малочисленных народов сохранить свою культуру будет сложнее».

Таким образом, вырисовывается картина, при которой усиливаются внешние контакты национальных культур с западной, главным образом англо-американской, массовой традицией, под напором которой они претерпевают изменения. Глубина «американизации» определяется способностью исходной культуры адаптироваться и усваивать чужеродные вливания.

Не сотвори себе кумира…

Феномен вестернизации интересен не только как глобальное явление XXI века. Если рассматривать его с точки зрения психологии, то выявляется взаимосвязь между популярностью зарубежного поп-мейнстрима и существующими культурными пустотами.

«Серьезные изменения политической формации и социальной среды в России не могли не оказать влияния на психологические особенности людей, – говорит старший преподаватель Института психологии Виктория Шамаева. – В том, что молодежь начинает подражать западным субкультурам и поп-звездам, нет ничего удивительного, ведь они являются для подростков типичными референтными группами, то есть стандартами, на которые равняются».

Во что выливается такое абстрактное понятие свободы как полной вседозволенности можно наглядно убедиться на примере революций в Тунисе, Египте и Ливии, которые сделали «продвинутые» пользователи Facebook.

Получается, что в подростковом возрасте человек старается найти для себя образ, который можно условно назвать идеалом. В этот образ как раз вписываются стандарты западной поп- и субкультуры. Однако психологи предупреждают, что излишняя увлеченность ими может вылиться в патологические изменения психики.
«У молодых людей клиповое сознание, они стремятся быстро перенимать новое, зачастую не осознавая, что это может иметь негативные для них последствия, – продолжает Виктория Шамаева. – Если раньше воспитание молодежи имело целостную и поэтапную структуру в виде пионерии и комсомола, то сейчас очень не хватает позитивных образцов для подражания. Ведь старые советские идеалы были преданы забвению, а новых так и не появилось».

Вестернизация неизбежна?

Так в чем же секрет вестернизации? Почему она столь всепроникающая? Свою точку зрения на этот вопрос высказал доктор философских наук Виктор Михайлов: «Мир постепенно меняется, он становится гуманнее. Если раньше индивидуальность всячески подавлялась и нивелировалась, то теперь во главу угла встают интересы отдельного человека, его неотъемлемые права. В этом направлении наиболее продвинулись на западе, потому что капитализм как строй зародился именно там, и исходит он из приоритета индивидуальных усилий, частного права человека. Поэтому западная модель общества со всеми присущими ей свободами и правами стала столь привлекательна».

При этом во многих странах, особенно не относящихся к благополучной Европе, идет восприятие исключительно внешних атрибутов «свободного общества» – музыки, моды и потребительских товаров, а социокультурные ценности как были, так и остаются «за бортом». Во что выливается такое абстрактное понятие свободы как полной вседозволенности можно наглядно убедиться на примере революций в Тунисе, Египте и Ливии, которые сделали «продвинутые» пользователи Facebook.

Симбиоз как выход

У России богатый, насчитывающий не одно столетие, опыт культурного взаимодействия с западом. Его градус менялся от полного копирования европейского образа жизни, как при Петре Великом, до борьбы с «безродным космополитизмом» и самоизоляции за «железным занавесом» в XX веке. Как показала история, обе эти крайности ни к чему хорошему в итоге не привели. А это значит, что необходимо искать золотую середину, как это сделали японцы, сплетя воедино свою уникальную культуру и широкие возможности техногенной модернизации страны.

Чтобы не остаться на обочине мировой истории, необходимо не только усваивать общемировые тенденции, но учитывать и свои национальные особенности. Глупо критиковать людей за «преклонение перед иностранщиной» только из-за того, что они празднуют хэллоуин, слушают Леди Гагу или пляшут под «Gangnam style», ведь они от этого не станут меньше любить масленницу или ысыах. Живя с рождения в стране с редким культурным многообразием, постоянно обогащаясь от него духовно, человек уже не сможет «раствориться» в потоках зарубежной масс-культуры.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.