/ Андрей Лупанов

Запатентуй меня, если сможешь

За рубежом быть изобретателем очень престижно, и эта деятельность приносит солидные авторские вознаграждения. В России же ситуация пока не столь радужная, как в зарубежных странах, а процент от общего количества подаваемых заявок на изобретения и выдаваемых патентов у нас гораздо ниже, чем на западе. Традиция патентования только делает свои первые шаги после тотальной монополии государства в советский период и нестабильной эпохи 1990-х. Однако уже сейчас отечественные авторы могут приятно удивить нас своими разработками.

В Северо-Восточном федеральном университете вопросами регистрации патентов и защиты плодов интеллектуального труда ведает Центр интеллектуальной собственности при Арктическом инновационном центре. Недавно коллектив в составе заведующей кафедрой общей, аналитической и физической химии Института естественных наук, доктора химических наук Натальи Петровой и доцента кафедры высокомолекулярных соединений и органической химии, директора НОЦ «Геотехнологии Севера» Виктории Портнягиной получил американский патент на изобретение «Морозостойкая резина на основе пропиленоксидного каучука и природных бентонитов». Этот проект вошел в число «100 лучших изобретений России 2013 года» по версии Роспатента.

С чего начинается авторство?

Пропиленоксидный каучук впервые был синтезирован в Научно-исследовательском институте синтетического каучука имени академика С.В. Лебедева — в старейшем научном заведении, основанном в 1928 году. Этот вид синтетического каучука обладает уникальными свойствами морозостойкости, он может эксплуатироваться при крайне низких температурах без каких-либо потерь и деформаций.

«Еще в конце 1990-х годов опытно-промышленный синтез пропиленоксидного каучука был налажен на Стерлитамакском заводе синтетического каучука, – рассказывает профессор Наталья Петрова. – В те годы промышленность в России переживала не лучшие времена, поэтому его промышленное производство так и не было налажено. С тех пор мы вплотную занялись этой проблемой, потому что практическое использование таких уникальных материалов обосновано именно в наших суровых климатических условиях, а также в перспективе на всем российском севере и в Арктике. Даже на Аляске нет таких экстремально низких температур, как в Якутии, поэтому в каком-то смысле мы оказались монополистами в решении проблемы создания морозостойкой резины. За все годы у нас накопилось уже четыре патента в области применения пропиленоксидного каучука».

Действительно, раньше в Советском Союзе действовала специальная программа «Техника севера», многие научные учреждения работали в этом направлении, но после 1991 года они или развалились или сменили свою профильную деятельность, так как не было госзаказа на исследования морозостойких материалов.
«Кроме непосредственно преподавания я занимаюсь разработкой полимерных и эластомерных материалов. Это моя специальность. Специфика эксплуатации резин, в частности автомобильных шин, в условиях севера очевидна. Это и крайне низкие температуры, и особенно ее перепады, которые достигают 40%. Все это в совокупности отрицательно влияет на материалы, они быстрее «стареют». Для нашего региона разработка специальных материалов – это острая и насущная необходимость. Наша морозоустойчивая резина способна выдержать температуру до минус 74 градусов по Цельсию. Это максимально низкая температура, которая была зафиксирована в Якутии. Конечно, столь холодно в Якутии было в прошлом веке, но определенный запас прочности и надежности никогда лишним не будет», – улыбается Наталья Петрова.

Превратить мысль в деньги

Общеизвестно, от светлой идеи, посетившей голову ученого или изобретателя, до воплощения его замысла во плоти и внедрения его в производство лежит огромная пропасть. А до того момента, когда изобретение «встанет на конвейер» и начнет приносить реальную прибыль, и того дольше. Коммерциализация их научных разработок и изобретений давно стала больной мозолью для многих ученых.

«Патент на морозостойкую резину был получен нами в конце 2013 года, но мы пока еще думаем, что с ним делать. Основная проблема в том, что на территории республики нет крупных предприятий, которые бы занимались изготовлением резинотехнических изделий и были бы непосредственно заинтересованы в нашем изобретении. В Якутии есть только малое предприятие «Норд-эласт», образованное в 2004 году по программе Фонда содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере (Фонд Бортника), на его базе мы апробировали наши материалы, у нас имеется акт внедрения. Но варианты есть всегда», – рассказывает профессор Наталья Петрова.

Как говорит соавтор патента морозостойкой резины, доцент Института естественных наук СВФУ Виктория Портнягина, возможен поиск деловых партнеров за пределами Якутии: «Например, выиграв грант Фонда инфраструктурных и образовательных программ «Роснано», мы можем наладить контакты с Екатеринбургским заводом резинотехнических изделий. Либо — как вариант — существует вариант продажи лицензию, благо патент выдан в США. Если говорить исключительно с коммерческой точки зрения, то наиболее выгодна продажа лицензии во временное пользование, а не самого патента целиком».

По мнению специалистов, есть определенные проблемы при поиске необходимых в производстве решений. «В сентябре этого года в Санкт-Петербурге мы участвовали в работе III Съезда Центров поддержки технологий и инноваций, создаваемых Роспатентом по международному проекту Всемирной организации интеллектуальной собственности, где выступили с идеей создания единого портала на платформе Роспатента, где представители вузов, научных центров и ученые могли бы оперативно размещать информацию, касающихся изобретений, которые они готовы продать или лицензировать. Этот шаг позволил бы наладить постоянный канал для обмена передовыми разработками, – рассказывает директор Центра интеллектуальной собственности СВФУ Афанасий Винокуров. – В России каждый год регистрируется порядка 45 000 заявок на изобретения, из них патентные свидетельства получают 25 000-30 000. Производители постоянно ищут необходимые им технологические решения среди массы доступных предложений, но найти в этом потоке именно то, что нужно зачастую бывает затруднительно. Сейчас такой единой базы в России попросту нет».
Да и сама по себе коммерциализация изобретений достаточно сложное дело. Даже в США только 7-8% зарегистрированных патентных разработок переходит в коммерческую плоскость и приносит реальную прибыль, в России же, по данным Роспатента, коммерциализируется всего 0,4% изобретений. Все остальное либо становится основой для более совершенных разработок, либо лежит «мертвым» грузом.

Бентонит (назван по месторождению Бентон, США) – природный глинистый минерал, имеющий свойство разбухать при гидратации в 14-16 раз. При ограничении пространства для свободного разбухания в присутствии воды образуется плотный гель, который препятствует дальнейшему проникновению влаги. Это свойство, а также нетоксичность и химическая стойкость делает его незаменимым в производстве, строительстве и многих других сферах деятельности.

Патентное законодательство: у нас и у них

Если сравнивать законодательство Соединенных Штатов Америки и России на основе опыта патентования изобретений, то авторы отмечают, что в Америке существует множество юридических нюансов. «Мы рассчитывали, что все будет примерно, как и в России, но взгляд на само патентование у американцев совершенно иной. Например, если рецептура изобретения использовалась в каких-то аналогичных разработках, даже весьма отдаленно напоминающих ваш образец, то вам могут отказать, – объясняет Наталья Петрова. – Так в США придирались к ингредиентам, которые мы вводили в наши резиновые смеси. Приходилось выслушивать отказы, вести длительную переписку. Нам очень помог американский патентный поверенный, с которым сотрудничает Центр интеллектуальной собственности СВФУ. Он поведал, как в США относятся к изобретениям:

«Если вы создали пульт от телевизора, который также может открывать еще и ворота в вашем гараже, то это изобретением быть не может». Бентонитовые глины — достаточно известный компонент в полимерных материалах, но ведь своеобразие наших патентов как раз и заключалось в том, чтобы подобрать огромное количество ингредиентов, которые бы сочетались с морозостойким каучуком и давали оптимальную рецептуру, обеспечивающую способность выдерживать экстремально низкие температуры. Но американцы требовали доказательств буквально по каждому пункту патентной чистоты рецептуры изобретения, им было необходимо обосновывать, что это нечто новое. На российском уровне мы эти вопросы решали достаточно легко, обосновывали необходимость патентования по существу с научной точки зрения, для этого не надо быть юристом».

Патентное законодательство во всех странах разное, но оно имеет и единый общий стержень. В России вопросы интеллектуальной собственности прописаны в части 4 Гражданского кодекса. С 1 октября 2014 года в Гражданский кодекс РФ введены существенные изменения. В частности, при регистрации полезных моделей отныне обязательно должны быть представлены примеры его применения в различных прикладных областях. Раньше подобные требования не были обязательными по отношению к таким объектам, как полезные модели, в этом российское законодательство постепенно сближается с тем, что существует сейчас в ведущих странах мира.
«Российское законодательство в сфере регулирования патентных и авторских отношений требует серьезной доработки и упорядочения. Судите сами, ведь даже комментарии к соответствующим статьям зачастую разнятся в зависимости от автора, – считает директор Центра интеллектуальной собственности СВФУ Афанасий Винокуров. – Раньше не было единого свода, действовали отдельные законы и подзаконные акты, которые иногда противоречили друг другу. Из-за этого в судах часто возникали трудноразрешимые ситуации. У нас пока таких случаев не было».

На пути к успеху изобретателей поджидает немало подводных камней. Например, для того чтобы российские патентные изобретения действовали, необходимо ежегодно выплачивать пошлину. «Если этого не сделать, то патент перестает быть действующим и переходит в разряд «народного достояния», право пользования им, без согласия патентообладателя, получают все, кто захочет. Для сравнения, в США пошлина выплачивается всего три раза за все время действия патента», – отметил Афанасий Винокуров.

Оградить от посягательств

Каждое государство старается зафиксировать наиболее удачные изобретения у себя, а затем уже продавать его другим странам. Это территориальный принцип интеллектуального права. Интеллектуальная собственность — такой же объект рыночных отношений и источник дохода, как и любые другие ресурсы, это подтвердит вам любой изобретатель на западе. При этом каждый источник дохода нуждается в грамотной защите от незаконных посягательств. В России эту роль исполняет суд по интеллектуальным правам, который появился совсем недавно — в 2013 году. До этого решением патентных и авторских споров занимались арбитражные и мировые суды, которые зачастую были некомпетентны в данной сфере правоотношений.

«Наша главная задача – это обеспечение правовой охраны результатов интеллектуального труда ученых федерального вуза, – говорит директор ЦИС СВФУ Афанасий Винокуров. – Основная проблема в России сейчас – это низкая патентная грамотность. Да и откуда ей появиться, если в советский период был только один правообладатель – Советский Союз. Авторы изобретений тогда не имели прав самостоятельно распоряжаться плодами своего интеллектуального труда, это была прерогатива исключительно государства. Приведу пример. Уже были случаи, когда уважаемые и серьезные ученые публиковали свои работы в открытых источниках или выступали с ними на конференциях. Идеи были хорошие по содержанию и по новизне и могли, как говорится «выстрелить». Но если произошло обнародование научной работы, то патентные эксперты могут из-за этого отклонить вашу заявку на патент».

Как отмечают в Центре интеллектуальной собственности СВФУ, каждый патент действует только на территории страны, где он выдан. Но между государствами могут существовать договоренности о взаимном признании патентов, например, такой договор в области машиностроения есть у России и Белоруссии. Перед тем как зарегистрировать патент, эксперты в обязательном порядке проверяют его новизну на мировом уровне, ищут аналоги и т.д. Поэтому любые патентные решения, принимаемые в отдельном государстве, фактически имеют международное значение. «Если изобретение имеет коммерческую значимость в мировых масштабах, то многие правообладатели предпочитают патентовать его в США в соображениях наибольшей защиты. К тому же это выгодно с точки зрения коммерциализации, резинотехнические изделия используются во многих отраслях промышленности, а информация о новых патентах в США получает широкое распространение и шанс найти деловых партнеров выше», – резюмирует Афанасий Винокуров.

Пока еще российское патентное право находится в самом начале своего развития, а процесс патентования изобретений тесно связан с деньгами – необходимо платить патентные пошлины. Авторы, получившие охранные документы, имеют право на вознаграждение, что необходимо для стимулирования изобретательства в целом, ведь права на изобретение уступаются университету. Однако именно из таких составляющих и куется научная слава вуза.

Патент — охранный документ, удостоверяющий исключительное право, авторство и приоритет изобретения, полезной модели либо промышленного образца. Срок действия патента зависит от страны патентования, объекта патентования и составляет от 5 до 25 лет.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.