Сможет ли развиваться наука в университете при минимальном финансировании?

Во всем мире в условиях кризиса происходят процессы оптимизации. «Наш университет_онлайн» провел опрос сотрудников и ведущих ученых СВФУ о том, как они реализуют научно-исследовательские проекты при сокращающихся объемах гарантированной поддержки.

Опрос проводился 24 марта 2016 г.
Место: онлайн
Время: с 16-00 до 18-00 чч.

Федор Платонов

директор НИИ здоровья

Научную работу должны создавать творческие коллективы, допустим, сотрудники совместно с профессорско-преподавательским составом, с соответствующим оборудованием. Коллектив должен участвовать в грантах, выигрывать конкурсы и получать деньги. Например, от российского научного фонда или министерства образования и науки. Выигрывать и работать. Университет имеет научную и материально-техническую базу и на ней ученые должны выступить конкурсантами. Ведь это не возбраняется – можно выигрывать хоть сколько грантов. Есть голова на плечах и техника, возможности, учебная лаборатория – НИИ спокойно может выжить. В университет бюджет поступает в основном от студентов – это основной источник. А побочный – научные гранты.

Петр Гуляев

главный научный сотрудник, заместитель директора НИИ региональной экономики Севера

Наш институт проводит исследования по заданию Министерства образования и науки РФ. Деньги на исследования выделяются ведомством. Объемы финансирования могут меняться – увеличиваться или уменьшаться. Фактически они уменьшаются. Что значит «минимальное финансирование»? На сегодня у нас зарплата научного сотрудника – выше средней региональной зарплаты в полтора раза. Здесь речи о минимальных заработных платах не может быть. Альтернативные источники финансирования у нас, конечно, есть. Это возможность участвовать в конкурсах на получение различных грантов: Российского научного фонда и Российского гуманитарного научного фонда. Есть возможность участвовать в грантах, например, других министерств как экономического развития. Есть заказы на проведение работ со стороны предприятий, которые нуждаются в разработках. То есть у нас есть возможность зарабатывать деньги, в том числе и на научные исследования.

Григорий Саввинов

директор НИИ прикладной экологии Севера

Если денег нет, то какое развитие может быть? Было бы лучше, чтобы финансировали и поддерживали НИИ в большей степени. Наш институт ощущает, что его недостаточно. Сотрудники моего института находятся на 0,5 ставки или 0,75 – это явный показатель нехватки финансирования. Люди получают неполную зарплату, им надо находить дополнительную работу, чтобы прокормить свои семьи. Руководство университета ставит перед научными институтами задачу – усилить работу по внебюджетным источникам. По этому направлению мы работаем плодотворно, у нас большой объем исследовательских работ.

Иван Егоров

директор НИИ математики

Если долго сохранится такая ситуация, то это не очень хорошо скажется на развитии. Пока у нас есть какое-то движение. Путями выхода видятся только гранты и конкурсы. У нас, например, работы проводятся по фундаментальным исследованиям, поэтому хоздоговор нам не подходит. А вот в институте прикладной экологии Севера есть некоторые хоздоговоры, это их немножко спасает. Если направление и институт слабый, университет должен их финансировать, как-то помогать. Закрыть всегда успеют. Если ведутся научные работы, надо помочь институту, чтобы он развивался, хотя бы держался до тех времен, когда поступит достаточное финансирование. По результатам работы, институтов и сотрудников с хорошими статьями и базой данных, мне кажется, можно денежно стимулировать. А то по базовым исследованиям у нас доход уменьшают, а требуют большие объемы работ.

Альберт Кардашевский

директор МИП «Стройкомпозит»

На самом деле, когда денег мало, это всегда приводит к оптимизации текущих расходов. С одной стороны, есть положительный момент: останутся только те, кто реально работает. Университет будет смотреть на свои расходы уже по-другому: избавляться от непрофильных активов, которые не относятся к выполнению прямых функций университета – образовательных или научно-исследовательских. Минус в том, что в университете не будет свободных денег. На развитие деньги придется искать другими способами, которые у нас в вузе, к сожалению, не так развиты. Так, грантовую поддержку получить сейчас сложно, потому что она требует конкурсные проекты. Что касается МИПов – выживут только те, у которых большие перспективы в развитии и которые являются привлекательными для вложения инвесторов. НИИ должны финансироваться государством. Если этих средств не будет, то содержать научные институты будет очень сложно. За счет грантов можно выплачивать только часть зарплаты сотрудникам. Но гранты не стабильный источник – на следующий год их может и не быть.

Надежда Максимова

заведующий лабораторией «Геномная медицина» МИ

Научные лаборатории и до этого должны были развиваться за счет грантов и внебюджетной деятельности. Оптимизация – это, в первую очередь, сокращение штатных единиц. Если сотрудники есть, то можно подавать заявки на гранты, фонды, конкурсы и за счет этого работать. Самое главное, чтобы были люди. Если людей будет мало – будет проблема. Сейчас в университет почти все научные лаборатории внебюджетные, то есть они должны изыскивать средства сами. Мы так же ведем и хоздоговорную деятельность: по заболеваниям, инфекциям. Мы участвуем в конкурсах, которые объявляют те же больницы, поликлиники.

Наталья Нахова

заведующий лабораторией научно-исследовательской деятельности учащихся и молодежи по химии ИЕН

Наука без финансирования никак не может существовать. В принципе, от университета ничего не просим – сами добываем деньги. В нашей учебной лаборатории мы занимаемся с детьми, от них получаем минимальную плату, которая идет на покупку реактивов и мелкого оборудования. Университет должен поддерживать заинтересованных людей, желающих работать и делать науку, у которых есть хоть какие-то результаты. В университете очень много лабораторий. И в некоторых из них люди только получают зарплату. От недостатка финансирования будут особенно страдать химические лаборатории, где надо закупать оборудование и реактивы.